irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ .Театр драмы курс АРЕДАКОВА и МАМОНОВА. Выпускной дипломный


                 
                                   ЖИЛА, К ТРУДУ ПРИВЫЧНАЯ…

…девчоночка фабричная. Все четверо  в той общежитской комнате к труду привычные, да и новенькие  не разгильдяйки.   Речь  не  о том в первой володинской пьесе.
Мне очень повезло в детстве, я видела одну из первых ее постановок в ленинградском Ленкоме.  Мало  того, центральную роль колючей, ершистой Женьки   играла невероятно красивая,   очень живая блондинка, талант бил из нее ключом. Кто  бы, вы думаете? Татьяна Доронина, это была ее первая роль в столичном театре. Я  не знала тогда  «фирменный» голос актрисы,  да и никто  его не знал. И  не очень  понимала своим шестилетним умишком, что происходит  на сцене. За что они ее, такую красивую, веселую, смелую,  травят? Но жалко Женьку Шульженко  мне было и тогда. Так вот, оказывается, и взрослые  умные люди  не понимали «за что». 
Сначала будущий выдающийся драматург  Александр Володин писал рассказы,  пьеса же "Фабричная девчонка" вышла  из-под  его пера в 1955 году, поставлена  Ставропольским театром и
Центральным театром Советской Армии, потом в   Ленинграде.  Как только  ни называли произведение автора, какая  бурная дискуссия началась тут   в журнале «Театр»! Теперь говорят, что  это пьеса  о том, «как коллектив ломает человека, попытавшегося противостоять ему». Раньше и слов таких  нельзя было произнести -  коллектив, мол, всегда прав.  Вспомним   классическое, из Владимира Владимировича: «Единица - вздор, единица – ноль. Один -/ даже если/очень важный - /не подымет/ простое/ пятивершковое бревно…» А должен?..
Старую володинскую пьесу поставил со своими дипломниками  на сцене  драмы народный артист России Григорий Аредаков.Прядильщица Женя  гонит план  на 120 процентов,   на комсомольские собрания ходит,  в "красном уголке" скучнейшие беседы слушает о семье и браке. Может  она в свободное время сходить в клуб на танцы и   немного оторваться?  Танцует , кстати, шикарно.Поставила танец в клубе  и потом в финале - в комнате девчонок  исполнительница  роли Жени Мадина Дубаева. Мы  только- олько  видели ее в  хореографическом спектакле   «Любовь и танец», где  девушка и  свои  танцевальные композиции показывала.
Именно рок-н-ролл   отвечал   у нас в хрущевские времена за «тлетворное влияние Запада». Непривычные ритмы привезли наши спортсмены с олимпиады в Мельбурне,  зарубежные  гости Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве  закрепили   наглядный «урок». Молодежь, хорошо его усвоившую, называли стилягами и  даже в тюрьму сажали. Так что Женьке еще  повезло, что ее просто выгнали с танцев.
Дело  этим  не закончилось: подруга, соседка  по койке   и образцовый комсогрупорг Леля напишет статью в  «Комсомолку» про ее моральное разложение.
Жанр спектакля  Григория Аредакова определен  как комедия. Во  многом   она сейчас воспринимается как   абсурдисткая комедия .Ну как объяснишь  молодым ребятам, что бред сивой кобылы под названием «доклад  о семье и браке» действительно     исполнялся в каждой комсомольской ячейке.(«В капиталистическом обществе вся любовь сводится к влечению одного пола к другому. В нашем советском обществе интересы мужа и жены не противоречат друг другу»). И что радиопередачи, телепрограммы, страницы газет пестрели фразами  типа: «В день всенародного праздника советские люди еще раз продемонстрируют свою верность делу партии, преданность идеям ленинизма..." Такие «радиоперлы» открывают каждую  сцену в пьесе ,украшают они и  спектакль.
И уж , конечно,  комсомольцы «осуждали и одобряли». В данном случае-    танцоршу Жульженко   за «разложение».  Мешки писем приходили к  ним в общежитие. И  лишь один человеческий ответ  среди  них: "Вы в своей статье пишете, что она неисправима… Почему же вы сами не повлияли, а стали просить помощи у газеты?"  Большинство мыслит  в рамках нормы: «И так уж над тобой смеются везде - и в Ленинграде, и у нас в Полоцке. А если гуляешь с каким-нибудь парнем, то он тоже погуляет с тобой, посмотрит на тебя, посмотрит и бросит, и тоже посмеется..."
Это было  бы смешно, если  б  не было так грустно. Бывший парень Надюши  (Людмила Сидорова), такой  ладный ,  весь  такой гладкий морячок  Федор  (Вадим Самаркин) именно  так все  и сделает: отомстит с Женей обманувшей его девушке и уйдет прочь, сославшись на  Женькино  непостоянство. И  тут,  из схематичности сюжета,  из ходульности образов (особенно клишированно выглядит  демагог Комсорг - Даниил Гайворонский), а может, вопреки им, родится настоящая драма  -  драма строптивой  и невезучей  девчонки. Полюбила   -   не сумела удержать, отчаялась,  загуляла.Три дня  ( а не две недели, как в спектакле!) – срок колоссальный для начала 50-х... Ведь совсем  недавно, в сталинские времена,   за прогулы судили.
Возвращение Жени в лоно общежитской семьи выглядит  несколько сусально. Чтобы сыграть ее трагедию, отчаяние , проснувшуюся надежду ( а  она появится в финале, когда все, даже «дикарка» Вера, танцуют недозволенный  партией и комсомолом рок-н-ролл), а не обозначить только , нужен большой жизненный опыт.
Но  героиня Дубаевой выглядит полнокровной, как и Леля Марины Погорельцевой. Трудно поверить , что  эта примерная комсогрупорг живет   тайной жизнью (растит  незаконного ребенка). Двойные стандарты и у милой Надюши. Героиня Людмилы Сидоровой -  такая маленькая хищная кошечка. В спектакле  она, ослепленная манящим  светом кинопрожекторов,   будет старательно обхаживать
 долгогривого кинооператора (Степан Гаю). Он   сосредоточенно серьезен  и оттого  выглядит еще комичней.
Много удачных маленьких 
ролей. Выделяется  Анна Петровна (Алина Романова)  - Женькин антипод,   этакая  ходячая «оскорбленная  добродетель». Уборщица Анастасии Парамоновой  подана  колоритно, с выдумкой. Как будто  иллюстрируя  лозунг «и кухарка может управлять  государством», в  версии Аредакова  она дирижирует хором и «гарно спивает». Маленький шедевр создала Екатерина Дудченко,  смешно  изобразив   робкое , в конец затурканное взрослыми и упрямое  существо, каким ее Вера попадает в общежитие.
Мы  только что видели, как те же ребята протанцевали свои роли в спектакле Зыкова. Здесь  у них  динамики и простора  для фантазии  куда меньше. Но  они доказали:  даже в  полузабытой, несовершенной пьесе можно  отыскать здравое зерно и подать ее интересно.Вопросы возникают у зрителя и сейчас.Право  на свободу личной жизни… Как далеко  оно простирается, каким концом бьет  по женщине и ребенку, когда  сожительство становится нормой, а брачные узы  - чем-то уж совсем  архаичным?
По традиции  на последний спектакль выпускников театрального  института пришли идущие  за ними следом  третьекурсники Риммы Беляковой.Забавно обыграв  доклад-собрание в «красном уголке» и оркестр с уборщицей-дирижером,  студенты "мамы Риммы" подарили четверокурсникам  «советские» стаканы с конфетами и  вместе с ними  спели актерский гимн  училища им. Слонова, возобновленный   в  Саратовском театральном институте. Стаканы были  не совсем  из тех времен, с картинками,  зато гимн  -    самый настоящий, слоновский.
«…И пусть мы только студенты,
Студентам не много надо,
И пусть мы слагаем песни,
В которых и смысла нет.
Но мы уже рядом с теми,
Кто твердо стоит на сцене,
И жизнь мы отдать готовы
За рампы горящей свет».    

  Они рядом, они совсем  близко, до собственной театральной биографии им  остался только  один  шаг.
                                                                                                                                                                          Ирина Крайнова, фото Алексея Борисова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments