irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ХВАЛЫНСКИЙ МЕЛОВОЙ КРУГ.Поющее пламя

                  ХВАЛЫНСКИЕ ПИСЬМА. Часть 2

МОДЕЛИ И ПАРАЛЛЕЛИ
На второй день конференции петербуржцы  продолжили тему.
Доцент Софья Клубникина   из Ленинградского университета им. Пушкина не читала доклад по бумажке, а очень внятно и логично  излагала основы школы  Мастера, который учил рисовать с 1910 по 1933 г.  – почти полжизни!  Доцент Игорь Клюшкин с  той же  кафедры культорологии  и искусства  провел параллели между искусством Петрова-Водкина и Диего Риверы.  Подобрал несколько картин, которые как бы иллюстрирует черты  их сходства. Действительно, «Испанский натюрморт»  мексиканца Риверы чем-то  напоминает  работы великого мастера граненых стаканов  Петрова-Водкина. Но сферичность манеры русского художника, его взгляд «отовсюду» и сверху сугубо индивидуален. Наши художницы  вообще  считают, что параллели с мексиканским монументалистом здесь  чисто  формальные.
Были интересные доклады о
моделях хвалынского  гения. Дарьи Сергеевой из Москвы -  о портрете девочки, который до  недавнего времени считался… портретом мальчика. Елены Анашкиной из  художественно-мемориального музея Петрова-Водкина. За каждой моделью  - характер и  судьба. Мы узнали многие. Вот  два портрета прекрасных женщин, написанных в Париже  - жена Эренбурга Любовь и Саломея Андроникова , дочь грузинского князя. Художник сумел передать гордую красоту этих женщин, причем они не похожи  на работы других художников, их писавших. Эренбурги   переписывались потом  с Марой Петровой-Водкиной и дочерью живописца Еленой, проявив участие к их судьбе после смерти Кузьмы Сергеевича. Саломея, Соломинка, воспетая Мандельштамом, дружившая с Ахматовой, а  позднее ,в Париже, - с Цветаевой,к концу жизни передаст Третьяковской галерее свой замечательный портрет.
«Соломка звонкая, соломинка сухая, Всю смерть ты выпила и сделалась нежней, Сломалась милая соломка неживая, Не Саломея, нет, соломинка скорей»,  - писал  о ней Мандельштам.А  это уже Ахматова: «Как спорили тогда - ты ангел или птица!/ Соломинкой назвал тебя поэт./ Равно на всех сквозь черные ресницы/ Дарьяльских глаз струился ровный свет…».
Французскую тему  подняла и Екатерина Филимонова из Тюмени, прислав сообщение  о ранних  этюдах Петрова-Водкина.Но меня поразило содержание не доклада,а приложения к нему. Искусствовед рассказала, как бесцеремонно  городские власти лишили город художественного музея. Сначала его слили с краеведческим,  затем выселили в совершенно  не пригодное  для картин помещение, где их  и разместить было  негде.Увы, не все художественные музеи имеют статус федерального, как наш Радищевский,и беспомощны перед чиновничьим произволом.
Старший научный сотрудник отдела зарубежного искусства  нашего музея  Лидия Краснопёрова   выступила с  важной темой «Хвалынск в творчестве П.А. Маскаева». Это первая серьезная попытка обобщить живописный метод большого художника после его смерти. Большое видится на расстоянии. От пейзажей с  их  декоративностью и плоскостностью Павел уходил в диптихи,в крупные полотна с фигурами ангелов.
Наталья Галкина из детской школы искусств №4 (Энгельс) увлекательно рассказала  о  детских пленэрах в Хвалынске. Они ездили сюда 16 лет, впитывая  необыкновенную ауру этих мест, с интересом изучая историю и  природу благодатного края. Многие ее ученики пошли  учиться в художественные вузы  Саратова и Москвы.
А еще на конференцию художницы пришли в русских платьях  от Ирины  Барягиной,  спонтанно случилось их  дефиле на сцене ДК с автором нарядов во главе.А уральский художник Александр Степанов написал  энергичные стихи о красных конях и очень эмоционально  их прочел их(  о них позже).
Неутомимая Валентина Ивановна после двух своих докладов (  заявлено четыре!) перевезла конференцию в художественно-мемориальный музей К.С. Петрова-Водкина,  где бегло рассказала  о художнике Радищеве – потомке первого революционера и   владельце этого внушительного здания , показала его уникальные  фрески и росписи печей .Тут эстафетную палочку приняла завотделом современного искусства Радищевки Елена Дорогина. И мы,  еще накануне открытия, познакомились с выставкой «Друзья», посвященной  саратовским  соратникам Петрова-Водкина – Павлу Кузнецову,  Виктору Борисову-Мусатову,Петру Уткину, Александру Савинову, Александру  Матвееву. Экспозиция  - из собрания Саратовского художественного музея имени А.Н. Радищева,.
Этих художников  рубежа веков  и называют  «саратовской школой».  Теперь к постоянной экспозиции в двух залах добавились  20 картин и одна скульптура.Рядом  - большие  фотографические портреты друзей. Каждая  стена отдана одному живописцу. Вот  нежные переливы кузнецовского  цвета,   неважно, заволжская ли то степь или  новый индустриальный пейзаж.Вот мягкие, почти невесомые  уткинские композиции. И обволакивающие    сном-явью мусатовские модели. И монументальные, красочные савиновские работы…Хорошо, что мы увидели их не в толчее завтрашнего праздника.
«Так странно, свободно и просто/Мне выявлен смысл бытия, /И скрытое в семени "я", /И тайна цветенья и роста./В растенье и в камне - везде,
В горах, в облаках, над горами ,/И в звере, и в синей звезде, /Я слышу поющее пламя». /Максимилиан Волошин/

Затем всех погрузили на «омик» и повезли кататься вдоль берегов Волги. Уже потом мы узнали, что это был последний рейс старого речного коняги. Ходить  по Волге  он больше  не будет.Невыгодно-с…
Я нашла  единственное местечко  на воздухе – на рундучке у борта.А вокруг меня  расположились петербуржцы – ученые- искусствоведы и пара Барзиловичей –  уже немолодая,   невероятно красивая  какой-то высшей, духовной красотой. Зинаида Барзилович, внучка Кузьмы ходит очень прямо: стройная фигурка в белом, пышные, забранные вверх волосы,  василькового цвета глаза. Муж – высокий, седовласый, элегантный, держит ее за ручку с нежностью молодого поклонника. Радует глаз такая идиллия.
Между двумя группами столичных гостей  мощно вклинивается  Бородина, разом объединяя всех полубылями- полулегендами о предках художника. Искусствовед из северной Пальмиры  мгновенно  забывает о  своей водобоязни,  с большим юмором  до  того высказываемой.
А заканчиваем мы  этот бесконечный хвалынский день в общежитии с художниками.В честь  дня рождения Елены Мальцевой расстаралась  чудодейка Октябрина Ивановна: тефтельки «пальчики оближешь», салат «ум отъешь» (капуста с кукурузой  ну очень хороша!) и , конечно,  фирменный  сладкий пирог , чью сложную начинку мы так  и не разгадали. Леночку осыпали хризантемами и розами,  она нарядилась  по случаю еще в одно барягинское чудо –с лиловыми вставками. Ее голубые глаза заиграли как драгоценные камешки…
Галя Перекальская до именинницы  не  дошла: ее перехватила очередная внучка Кузьмы -   идти к Барягиной за платьем. Другая купила его накануне. Это уже  входит в моду – одеваться у модельера Барягиной…
                                                                                                                                                                              Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments