irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

СТАРЫЙ ТЮЗ на Вольской: РОЗА Хайруллина,ДМИТРИЙ Куличков и артисты тюза в новом плавании

                        ЕСТЬ ТЕКСТ  - НЕТ ТЕКСТА…

В Старом тюзе мы увидели  новый театр .
Театр в стилистике постдраматического театра, в его пластике и в -  свободном плавании театральной импровизации.
Памяти Олега Табакова , который всегда приветствовал  эксперименты, посвятили актеры  его театра спектакль «Где ты был так долго, чувак?».  Читала, что главный  режиссер Старого тюза Алексей  Чернышев дал Розе Хайруллиной полный карт-бланш.
Текст придумывался  ею,  помогал  - Алексей Френкель, режиссировал - Антон Федоров. Текст вырастал из  Розиных ощущений,   свободы выбора, рос  целых два  года. Позвали еще одного  табаковца-  Дмитрия Куличкова. Присоединились два актера  саратовской труппы( ее недавнее  ценное приобретение)  - Дарья Сосновская и Александр Андрюшенко.
Спектакль  как бы о провинции,   узнаваемой, беспробудной в своей  дремучести и питие. Здесь  даже телефонные будки еще целы,  хоть  повержены  на землю, и стеклянную тару в  проволочных ящиках  не вытеснил пластик. Появлению отрешенного Чебурашки с  зелеными сапожками  из бывшего Гены никто  не удивится. К  таким Петям, которые не в тату , а в наколках «времен культа личности»,  давно уже «белочки» в гости  захаживают. Это наш родной абсурд,  идущий  не из пьес Ионеску, а прямо  из жизни.
Героиню зовут, как  во всенародной любимой песне Высоцкого ( «Зин,а, Зин?»). Да и текст  вспоминается в его духе: «Двери настежь у вас, а душа взаперти. Кто хозяином здесь?- напоил бы вином". А в ответ мне: "Видать, был ты долго в пути - И людей позабыл,- мы всегда так живем! Траву кушаем, Век - на щавеле, Скисли душами, Опрыщавели, Да еще вином Много тешились,- Разоряли дом, Дрались, вешались".
Но  это не бытовая история,  где есть  начало и есть  конец. Не иллюстрация и даже  не констатация. В таком театре нет драматургии.  Хочется писать  о  спектакле так же отрывисто  и ритмично, как  поставлено, как сыграно. Без  хвалебных эпитетов, избитых до невменяемости. Сколько их вообще существует ? Да  с десяток наберется: «хороший, отличный, превосходный, прекрасный, замечательный, чудесный, дивный, волшебный, восхитительный,симпатичный…»И кочуют из рецензии в рецензию, как перелетные птички.

«-Что вы читаете, принц? -Слова, слова, слова. -Но о чем они говорят? -С кем? -Я разумею, что написано в книге, принц? -Клевета».
Здесь есть  история и  нет истории. Есть театр и нет театра в том смысле, как мы его понимаем.. Четыре персонажа, у которых отношения, но    не обязательные; повторяющиеся с назойливостью скверного сна реплики,  маленькие монологи ,  неожиданно обрывающиеся, диалоги, внезапно  затихающие, меняющие язык , -  верить  им ,  конечно, нельзя.
Три героя   больше сцеплены  между собой  - любовью ли, ненавистью, неотступностью ли  быта (третий то как будто сын  Муля ,   то вроде Любовник). Четвертый (четвертая - выясняется, что он это она)  сама по себе. Голос спокойный, ровный,  чистый, холодноватый,  проникающий до самых печенок. Так может  говорить  только один человек, одна актриса –  Роза. Где чувак был? Да  сидел. Так обыкновенно: сажают  неожиданно,   любого, могут и просто так посадить посидеть. Пить - обыкновенно,  как жену бить.
«Здесь всё намешано, как в голове у человека», - замечает режиссер. Повторяются сценки, обмен репликами, дублируются  фразы и позы. Морок охватил  все и всех. Поворотный круг вращается, увлекая за собой фигуры в странных позах,  а  соскочить  они не могут. Разве что  на тот свет. Все ложатся, все  принимают мертвые  позы. Все встают. Театр! Артисты играют в постдраму, со смехом прощаясь с  самими собой, со своей школой переживаний  и прочими театральными премудростями. Запросто меняют костюмы, образы, характеры - как одежду,  снова идут по кругу -  механические куклы, заведенные   на ходьбу, клоны, фантомы погибшей цивилизации...
Реалии еще те,  советские:  бутылка молока, ящики металлические, будка (художник Юрий Наместников).  Один в наколках ,в  "советской" майке, другой затянут в костюмчик, прилизан, третья в косынке «Зины из магазина». Но все равны перед мороком.
И  надо успеть подурачиться вволю,  посмеяться над всеми именами,  текстами, мелодиями ( Пушкин- Чехов- Гоголь- Горький, Шекспир- Алексей Толстой -Эдуард  Успенский- Александр Грин… заслушанная  до  «не могу» попса) .Ловко  ввернули  слово борщ -  как в игре «в чепуху»,    страстный гимн  ему произносит будто бы  отживший свое Петя. Поколение next,его  реакция  на наши поучения, мораль, застывшие, надоевшие  клише.  «Слова, слова, слова»…Станут  ли другими, будут  ли такими же , кто  знает.  Круг-то вращается…Тьма  накрыла  ненавидимый людьми город. Круг света  - только для   болтающих, путающих битое яйцо с черепом Йорика…
Дмитрий и Роза подчеркивали в интервью, что  они  тоже провинциалы, просто  сейчас  живут  в Москве. Куличков  наш, Роза из Казани . Помню, когда  впервые увидела  Розу   - на гастролях театра СамАРТ   в Саратове. Что-то  они ставили  про Геркулеса и Древнюю Грецию. Роза   играла  без всплесков,  стояла  тихо, а   глаз  не отведешь. Потом был МХТ им. Чехова ,  большие важные  роли. Была Мурзавецкая, был  Алеша Карамазов, в Питере - Лир. Хайруллина может. Говорят   уже о  космических  парсеках ее ролей. Но здесь, в Старом тюзе, я увидела ансамбль, существующий на сцене несуетливо, точно и  слитно. Слитно с Розой, как ни странно   звучит для ее фанатов.  Космос, он  же  тут,  рядом.
                                                                                                        Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments