irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ФЕСТИВАЛЬ ИМЕНИ ЯНКОВСКОГО. МАСТЕРСКАЯ им.ФОМЕНКО. ТЕАТР ТАБАКОВА

  ФЕСТИВАЛЬ. ШКОЛА . Часть 1

Безумные...
Не везде земля так  богата талантами, чтобы собирать  целые фестивали  только из спектаклей с участием выпускников театрального училища тире театрального факультета консерватории  тире театрального института, каковым  он сейчас стал.

А Саратов их родит и родит.Фестиваль имени Янковского ( со времени основания  успел  получить  этот высокий титул), как на трех китах, зиждется  на трех принципах – память о великом актере, закончившим нашу альма матер, выдающиеся  выпускники саратовской театральной школы , ведущие российские театры.
В анналах саратовской  школы – имена  народных артистов СССР Бориса Андреева , Олега Янковского,  Веры
Ершовой (была такая актриса  - легенда  Самарского театра), народных артистов России Евгения Миронова, Людмилы Гришиной, Григория Аредакова,Валентины Федотовой,Татьяны Кондратьевой, Сергея Сосновского ( заслуженных перечислять  - места не хватит).Программа фестиваля составлена из  театров, ставших брендом столицы и российской провинции – мастерская Петра Фоменко, Российский академический молодежный театр, театр Олега Табакова, Школа драматического искусства, Российский академический театр имени Федора Волкова ( Ярославль), Новокуйбышевский театр-студия «Грань»…   Это  не просто парад  театральных знаменитостей:  во всех  этих труппах играют  или ставят  наши выпускники.
К сожалению, из-за плотных рабочих графиков актеров «Олеанна» Дэвида Мэмета РАМТа совпала  по времени со спектаклем Мастерской Фоменко. И я не увидела Молодежный театр.  Но, побывав   на встрече с постановщиком «Олеанны», интересным теле –кино и , конечно,  театральным режиссером Владимиром Мирзоевым  (помню его  телеспектакли-телесны, телевидения с инфернальным Максимом Сухановым) , попыталась  вообразить    ученика Риммы Беляковой заслуженного артиста России Евгения Редько
в роли успешного Профессора. Он привозил  на Первый  фестиваль  Янковского «Портрет» Гоголя и потряс нас   угловатой, нервно-изломанной пластикой. Казалось, что  современные стили хореографии  и придуманы после тщательного изучения  порывистой психофизической организации актера Редько…Связавшись с «чертовым портретом», герой сам  был как бы немножко черт.  Худая, невероятно подвижная фигура, горящий глаз,тонкий «птичий» профиль, беспорядочная грива волос сближала  его  и с автором повести.Но  я давняя фанатка Петра Наумовича  Фоменко, мага и волшебника сцены, и пошла на его спектакль, бережно восстановленный учеником, актером и режиссером Кириллом Пироговым.
Из чего соткан спектакль фоменок ? Из полувздохов, полунамеков, шороха и шепота, еле слышного звука аккордеона, давно выцветших изящных туалетов и потерявших формы шляпок, из теней былых парижских красавиц, порхающих над сценой в кровати- качели. Из песенок шансонье и граненных рюмок с выдержанным лафитом – или что там пьют настоящие дамы полусвета? Здесь больше Парижа, чем в самом Париже. Из воздуха и света, из театрального счастья, которое не описать словами – просто поверить в него, отдаться ему, войти, как в ласковые морские волны, – соткана «Безумная из Шайо» Жироду, Фоменко (теперь  и Пирогова.) Открыв им Четвертый фестиваль имени Олега Янковского с блистательной ученицей Валентины Ермаковой и Петра Наумовича в главной роли  (Галина Тюнина) , наш театральный форум сразу взял самый верный, самый чистый, самый высокий звук.
Даже Кирилл, сам из плеяды  прекрасных первых фоменок, начинавший свои первые режиссерские опыты  еще вместе с Мастером, на пресс-конференции недоумевал  , «как Петр Наумович на Жироду   решился». На  этого француза, написавшего  очень странную пьесу в годы оккупации Парижа. Про четырех  сумасшедших старушек, со своими  привычными тараканами в голове,  правда, укрощенными и водимыми  ими на веревочке (как собачка Констанс, безумной из Пасси).
Основоположник интеллектуальной драмы не скупится  на слова и  на антибуржуазный пафос. Но текст  по-французски остроумен. «Не будет ли нескромностью с моей стороны полюбопытствовать, чем станет заниматься наше Общество?» – спрашивает более шаржированный, нежели  остальные члены  новообразованного О.Б.П.Н., Барон Евгения Цыганова. «Нескромностью это назвать нельзя, но так как-то не принято. Вы – первый член Административного совета, проявляющий подобное любопытство», –ответствует  важный Председатель Никиты Тюнина. И далее по тексту:«- Простите, впредь не буду.-Прощаю тем охотнее, что сам еще не знаю, чем будет заниматься наше Общество».
На сцену поднимаются актеры, берут инструменты, играют Равеля, поют «Прекрасную полячку» , носят стулья с  гнутыми ножками , жонглируют  воображаемыми предметами с ловкостью, которой могли бы позавидовать циркачи. Так же здесь  жонглируют текстом, раскачиваются на трапеции смыслов, пластических этюдов ,окруженные «полузримыми» существами - былыми влюбленностями четверки безумиц. Воспоминания невесомы у кровати Орели- Галины Тюниной,  они вспархивают  от малейшего  дуновения сценического ветерка,  когда все «бандерши», затеявшие последнюю битву с нефтяными баронами,  на ней укладываются.
В спектакле Мастера  действия в кафе и в подземелье происходили в разных  залах театра. Пирогов , перепоставив пьесу, все  перенес  на Большую сцену.  В Саратове   произошел еще    один дебют: спектакль первый раз вывезли из Москвы.И   он пошел,  случился,соткался из слов,взглядов, жестов, движений, неповторимых интонаций фоменковских актеров, которые  так  чтят своего Мастера, что  не открыли  ни досок, ни  памятников  ему. Он с ними,   каждый вечер встречает зрителей в фойе театра -  на вновь и вновь   оживающем экране.
На открытие фестиваля Янковского  он точно  был, кося  насмешливым синим  оком из-за занавеса. А  то как бы сложился  этот легкий, как  шарик в небе спектакль? Дмитрий Крымов, помнится,   сказал , что каждый спектакль  должен  надувать внутри  зрителя воздушный  шарик.
Зловеща гигантская крышка люка, неколебима Орели, похожая в своих колоритных   лохмотьях  с  «выгоревшим» опереньем  на тропическую птичку (прекрасное "рванье" от  художницы Евгении Панфиловой    не хуже изысканных  туалетов светских львиц) . Тверда  в   своем желании избавить Париж  от алчных погубителей.  Так вот  кто   «увел» ее шкатулку с готическими окошками и  наперсточком ! Как истинная сумасшедшая, она очень разумна, кроме… какой-нибудь малозначительной  мелочи. Решительно настроены и  ее подруги ( великолепный ансамбль Галины Кашковской, Мадлен Джабраиловой и Натальи Курдюмовой),  устремившиеся  в   пеструю ,лоскутную,   всеобъемлющую, как огромный абажур, юбку   графини Орели.
С ними  заодно все «люди Парижа», от  «простого мусорщика», до продавца шнурков. Давно известно, что в театре Фоменко  нет маленьких ролей. Здесь все  играют всё, и хорошо
играют .Очаровательна  пара влюбленных (Роза Шмуклер  и Иван Вакуленко). Симпатичен  и  Канализатор, смущенный исходящим  от  него амбре ( Тагир Рахимов).
Но главные  тут  - четыре  слегка
,пардон, подвинутые  дамы из четырех  разных частей города -Орели,Пасси, Сан-Сюльпис и Конкорд. Именно  они выносят приговор и крутят барабан:   западня захлопнулась. Довольные и счастливые,  учредители О.Б.П.Н. шествуют в ад, заманчиво  сверкающий огнями. Шарик  надулся -    пора лететь…
Безымянные...
Остаться на той же высоте звучания все дни фестиваля - задача не из легких. Каждый последующий театр решает ее по-своему. Все мы испытали  большую радость при виде  нового художественного руководителя Табакерки ,ученика Олега Павловича Владимира Машкова. У каждого есть  любимая роль и постановка Владимира Львовича.Помню его первый приезд в Саратов  с превосходной  режиссерской работой  - «Матросской тишиной». Что  до роли, то коренную одесситку можно не спрашивать, как она относится к Давиду Гоцману.

На пресс-конференции  худрук рассказывал, каким он видит будущее театра своего Мастера.Это будет  труппа  с постоянным составом актеров именно  «Табакерки»,  с теснейшим   контактом с Школой Табакова – единственной в своем роде школой  юных   театральных талантов. Театр останется актерским, как и было задумано.
А режиссер привезенного спектакля  («Безымянная звезда» Себастиана) , тоже ученик нашего великого земляка Александр Марин говорил  о  своей  «мягкой» версии пьесы . После жесткой нашей ( в Саратовской драме шел  спектакль Александра Плетнева о невозможности счастья в русском захолустье ,со скрежещущими   железными конструкциями) ,так хотелось увидеть  просто лирическую историю.
И как будто декорации на сцене Старого тюза ( художник Николай Симонов), создающие уютную желтую коробочку старинной станции, красиво оттененные глубоким синим фоном задника, к тому располагали. Женщины здесь  ходят в жутком  бесформенном «горохе» размером с  яйцо, но если надо, трансформируют его  в  очень миленькое мини (Земфиреску – Наталья Попова). Обычно «железобетонная «, закостеневшая в правилах и уставах мадемуазель Куку ( Алена Лаптева) , не так  уж  и   монолитна, «слаба  на грудь» и  весьма фривольна с Начальником станции ( Сергей Беляев). Сцены , видимо, рассчитаны на  успех у определенного зрителя.
Все  небольшие роли выписаны тщательно, детально. И не в меру любопытный Паску (ученик Риммы  Беляковой Андрей Фомин). И комичный Иким (Владислав Наумов), а  в особенности – импульсивный Удря (Игорь Петров). А вот  главный герой,  скромный  учитель и тайный звездочет,  открыватель  новой звезды Мирою,
отчего-то  кажется мямлей. Даже в ключевой сцене с Моной, где его внезапный астрономический  пыл должен  здорово ее напугать.
Во втором действии, когда  все самое   важное уже  между ними произошло, Учитель (Максим Иванов) более мил и раскован. Куда ярче даны  отношения залетной красавицы с ее любовником и  содержателем  Григом. В исполнении Вячеслава Чепурченко (ученик Александра Галко) профессиональный картежник  красив ,   уверен в себе и  в  своей женщине . Конечно, нельзя ( да и не  надо) повторить роскошную  наглость  героя Михаила Козакова.Но ту  взаимную страсть,  что снова кинет Мону к этому человеку (мы видели  ее на афише, где Григ то  ли обнимает,  то ли душит  свою любовницу),   о которой говорили на пресс-конференции, я как раз  не почувствовала. В  этом милом,  смешном спектакле искрит и бурлит  энергией  пока  больше Мона  -Аня Чиповская.  Невозможно красивая , невыносимо беззащитная   в  своем жемчужно-сером , открытом всем  ветрам   и   нескромным взорам платье,  точно заброшенная с той самой  звезды -  проверить    «на вшивость»  нас, землян.Шарик  не полетит, но  хотя бы его   надуют.
                                                                                                                Ирина Крайнова, фото с сайта


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments