irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ФЕСТИВАЛЬ ИМЕНИ ЯНКОВСКОГО. ОТ Гоголя ДО Чехова



       ФЕСТИВАЛЬ.ШКОЛА.ЧАСТЬ 2
Мертвые
Бывают спектакли страшные. Вот забавно, весело, все  хохочут,а страшно.На сцене черт, и не  самого последнего разбора, с  тяжелой тростью с серебряным  набалдашником. Не песья  ли  голова  у него ? Тогда  это отсыл к Воланду, который носил трость с головой черного пуделя. И Чичиков не просто   черт, которых так любил подпускать Николай Васильевич, а сам сатана.
Игорь Яцко -  потрясающий актер, ученик Юрия Киселева, а вскоре  - Анатолия Васильева,ему  природные данные позволяет  играть  героев , антигероев, комических персонажей.На фестиваль Янковского творческая лаборатория Яцко  из театра ШДИ  привезла самого инфернального из писателей 19 века , с  самым его  зачитанным и вдрызг «записанным» сочинением.Поставил спектакль   руководитель  творческой лаборатории. Он считает, что тайна «Мертвых душ»до  конца не раскрыта  .Там   каждый  встречный-поперечный помещик -  черт, в своем владении.  Хитрость, подлость,  изворотливость их так велика, что  и видавшего виды Чичикова  изумляет.
Деревня с нарочито яркими пейзажами Куинджи  здесь как набившая оскомину замшелость. А  распевающая романсы и толкающая  речи о Руси дама с косой на  макушке могла  бы посостязаться   со своим  украинским косистым  «аналогом». Коробейники и  Камаринская , Ноченька и Эй,ухнем. Песен много, очень много. Романсов тож, исполняются они старательно, звучно,  не  без пародийного  оттенка. Любит режиссер вставные гэги, да и вокалисты в ШДИ  сильные имеются(хореография — Рамуне Ходоркайте, Антон Патрушев, музыкальное оформление Петр Айду) .
Мотив дороги, главный у Гоголя, показан комично: возница,рикша-не рикша, везет кибитку- не кибитку, фургон-не фургон, -   скорей,вагончик  с удобствами.Помещики сменяются хороводом веселящихся слуг и  мечущихся девок.Приторную сахарность Манилова  (Олег Малахов) оттеняют его похожие на роботов детки.Компьютерные игры   уже вросли в их мозг, «вчипились» , лишили собственных мыслей. Здесь Чичиков разговаривает с командными нотками – нечего  и церемониться.
Но вот , не без участия  еще молодой чертовки Коробочки (Ольга Баландина), кучер сбивается , заворачивает к ней.Все ее ахи-охи ( не понимает –де, о чем речь)  - сплошное притворство. Заманивает мужчину...
Сцена с Коробочкой  грешит   пережимом. Жирно,  как только можно. «Закрикиванием» страдает не одна Коробочка .   И довольно  монотонный Плюшкин (кричать можно  на одной ноте). Даже Чичиков разок срывается на крик, а при оснащении сцены микрофонами,  верхними  и   напольными, звук  обрушивается , как гром небесный .Скорей всего,звуковики  побоялись плохой акустики непривычно  большого зала.Отсюда   накладки.  Вот сцены с Собакевичем (Игорь Лесов), который  нигде голоса не повысит , являя европейскую воспитанность и… деловую хватку(  ни копеечки  не упустит),   очень  даже приятные.
Здесь у каждого несколько ролей. Наши  земляки Сергей Ганин и Роман Долгушин резвятся  от души, меняя обличья и маски. Смешон  до коликов Роман в роли ленивой неряхи Мавры у  жутковатенького, хоть и  в шутовском колпаке,  Плюшкина (Евгений Поляков). Просто  очень  хорош  Ноздрев  Олега Малахова. «Есть люди, имеющие страстишку нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины.Такую же странную страсть имел и Ноздрев. Чем кто ближе с ним сходился, тому он скорее всех насаливал: распускал небылицу, глупее которой трудно выдумать, расстроивал свадьбу, торговую сделку и вовсе не почитал себя вашим неприятелем…», -    вслед за гоголевским  описанием мы видим человека скользкого, неустойчивого  в мнениях  и в занятиях своих, но обаятельно- убедительного в показной открытости.Одна из лучших сцен спектакля, когда  садятся они с Чичиковым в шашки играть, запивая водочкой  каждую сбитую шашку-стопку.Ноздрев что  не сбросит, то выпьет , воровато ухватив чужую рюмку.Он и на месте усидеть  не в силах, и "легкость в мыслях необыкновенная".
Тут у  Чичикова проснется  человеческий взгляд. С изумлением  глядит  он еще  на большего плута, чем он сам. Полными  тихого восторга глазами (как это может делать  только Яцко) – на Губернаторскую дочку, ,действительно полную красавицу (Регина Хакимова).
Артистичную и  комичную, пластичную и   музыкальную Марию Зайкову могу слушать и слушать. Но здесь постановщик несколько перемудрил.Диалог двух Дам сбивается... длится бесконечно. Потом следует  финал    - долгое разоблачение героя,  неожиданная развязка,   второй финал  - речь «вочеловеченного» черта в самую последнюю минуту…Думаю, если Яцко-актер не будет жалеть ярко придуманные  куски, а сократит их железной рукой Яцко-режиссера, то    шарик   и надуется, и в небо взлетит...Я часто бываю в ШДИ и очень ценю  постановки Игоря Владимировича – думающего, интересного режиссера.Этот спектакль еще  очень молодой  -  года  нет.Накатается , колес  на сцене хватает.

Убитые
Евгений Марчелли, российский  режиссер итальянского происхождения,  - великий провокатор нашей сцены. Говорю  это с воодушевлением. Нелюбимую мною «Чайку» ( имею право?!) он поставил так,  будто и не  шла она  до  него. Что мы  знали  про «Чайку» и ее героев?  Что Нина прекрасная, талантливая и несчастная, Костя – талантливый и несчастный, Тригорин -  талантливый, красивый и эгоистичный, Аркадина  - талантливая,  красивая и жадная...
У Марчелли,в спектакле Российского театра  им. Волкова (Ярославль) нет по-настоящему талантливых людей. Неумело вопит Нина из стеклянного бассейна про Костиных орлов и куропаток. Костя,  став известным, пишет ,по словам матери,  все  ту же «декадентскую чушь».  Аркадину, с ее стареющими прелестями, дальше Харькова  не пускают.  Она поминает  Саратов,   но это так, для красного словца. Успешен  лишь Тригорин. Вспомним, что образ его Чехов писал со своего счастливого соперника в любви – писателя средней руки Потапова.  Кто его сейчас помнит? «Талантливо, мило
», но не Чехов.
Обжигающей назвала «Чайку»  моя коллега Елена М
аркелова. Спектакль  обжигает свежестью взгляда на чеховскую проблематику и обилием  обрушившихся  на нас эмоциональных ударов. Железный занавес вместо ветшающей картины усадьбы и «колдовского  озера» - удар №1.
На авансцене, лицом к залу, участники спектакля, разбившись  на пары, произносят текст , лениво,   не особенно и  стараясь, как актеры давно идущего спектакля  – все равно все всё  знают наизусть!   За  этой  кажущейся небрежностью (колдовское здесь  не озеро, а существование актеров  на сцене)  - усталость   жизни по заведенному кругу. Особенно скучно  утонченного вида  Тригорину  (Николай Зуборенко) .Один он фланирует  перед пожарным занавесом, когда все  еще продолжают  стоять.
Лямку они тянут   по привычке. Сто пудов любви?!.. Да полно, любит ли здесь кто-то кого-то больше, чем самого себя? Только Нина , эта тинэйджерка,  пацанка в рваных колготках  , со   спутанными  волосами,  прямым смеющимся взглядом и
красным чувственным ртом, перетряхивает  до основания    рутинную, устоявшуюся жизнь (Алена Тертова). Гадкий утенок с расстегнутыми  берцами, но уже в белом кружевном платьице , зная о  бьющих без промаха женских  чарах и твердо наметив цель ( столица –  сцена  - столичная знаменитость),  идет  по головам, как идут  юные завоеватели Москвы  из глухих российских углов.
Костя  - пройденный этап. Его крайняя молодость ( Даниил Баранов) и фатальная невезучесть не для  нее. Не меняется  Треплев и к финалу- тот же инфантильный, нелюбимый мальчик, который не знает, как  распорядиться своей жизнью. Любовная сцена с Ниной на диване  –  лишь плод его мечтаний. Чайка (а их чучелки - полнешенько!  -  витают над сценой) пришла удостовериться, что этот ее,  хоть  он - любит.  Возвращается  за ним  уже  не Нина – Смерть в ее обличье без выстрела забирает    мальчика,  так и не ставшего взрослым.
Мы видим Заречную  одновременно в трех местах, что  для ундины не диво. Девица, которая может пробыть под водой так  долго, что еще и на вас оттуда насмешливо посмотреть (третий эмоциональный удар Марчелли – Нина в бассейне вместо озера,  вторым был победительный въезд  ее  в усадьбу на роскошном  белом коне)… В средневековых поверьях  унидина -« дух воды в образе женщины, заманивающий путников и рождением от них ребенка стремящийся получить человеческую душу». Сладострастная «голубая героиня»  (потрясающую  молодую артистку  обрел в ее лице Ярославский театр!) шутя  играет душами Сорина, Тригорина , Треплева. Как актриса она бездарна,  постановщик не скрывает этого, показывая  провальный монолог   пьесы Треплева , еще и провально прочитанный.Мы услышим его еще раз, после  чеховской пьесы, когда обычно опускается занавес.Снова бассейн,  опять Заречная. Теперь ее голос звучит хрипло и назойливо, как крик придушенной ею чайки, прямо ввинчивается в уши.Ундина сбросила  человечью  личину  и теперь  вместе с силами ада. «Холодно, холодно, холодно… страшно, страшно, страшно…»
В версии Марчелли  мощны, полны жизненных  соков  и энергии  только женщины. Есть некий пережим в их трактовке . Даже если бы Нина  не задушила чайку,  зритель как -нибудь считал бы  ее агрессивную сущность.  Если  бы Аркадина не повалила раненного сына на пол ,мы бы и так  догадались, что она плохая мать – хотя  по  тому, как она «бинтует»  рану .

Анастасия Светловаченица Валентины Ермаковой, актриса невероятная.  Всегда очень  жду ее  приезда.Ее Аркадина  -  властная красавица, безупречно  одетая  (художник Фагиля  Сельская), избалованная мужчинами,  поклонниками, зрителями. Тригорин  гораздо моложе,  он красив, удачлив,она  цепляется за него , как за любимую игрушку.И  моментально чует   опасный «запах женщины», исходящий  от совсем юной.  Огромные, как омуты, глаза Ирины Николаевны мгновенно  останавливаются    на  ней,   на  нем…
Великолепна сцена  чтения книги, когда никто  никого  не слушает, занятый своими мыслями. Стареющая красавица  еще пытается приручить соперницу, приласкать, как ребенка. Та начнет   от нее
бегать:  в сцене отъезда  они сыграют  партию в  прятки. И хоть формально победит Аркадина, увозя свое сокровище прочь  от «колдовского  озера», тайные  влюбленные успеют обо всем договориться.
Гениально написанная сцена «увоза» Тригорина  проговорена Светловой хрипло, непривычно жестко (  в какой женщине не просыпается порой русалка?) , героиня берет здесь  не женской хитростью, не  обаянием - абсолютной властью  над безвольным, привыкшим к сладкому  фимиаму мужчиной. Как по-хозяйски треплет  она  его за  щеку : теперь  не убежишь,а   убежишь -   так и  вернешься.Но  в ней потом   то и дело прорывается истерика, а в прекрасных темных  глазах Ирины  Николаевны навсегда  поселится   тревога. Озеро родит новых ундин, и когда-нибудь, может быть, уже     скоро…
Следует   закончить словами самого Марчелли , выдающегося российского режиссера. « Мне очень нравится в сотый раз рассказывать всем хорошо известную историю. Мне хочется ее рассказать так, как ее не знает никто… Всегда «Чайка» в нашем воображении связана с образом птицы, парящей над морем, печально кричащей, возвышенной. Но ведь на самом деле чайка – это жуткая птица. Жуткая! Она орет! Вы слышали когда-нибудь, как орут разбушевавшиеся чайки? Это ад!» No comments.
                                                                                                                                                          Ирина Крайнова, фото с сайта



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments