irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ФЕСТИВАЛЬ ИМЕНИ ЯНКОВСКОГО. АКАДЕМДРАМА.Театры "Грань", Июльансамбль", вне формата



                               ФЕСТИВАЛЬ. ШКОЛА. Часть 3


Свои
Никак не ожидала от Дениса Бокурадзе такой нежной истории.
Что режиссер он блестящий, знаю давно. Покорил  нас  своим Сартром на   прошлом фестивале Янковского . В Новокуйбышевском театре-студии «Грань» играет ученица  профессора Риммы Беляковой Юлия Бокурадзе. Спектакль новокуйбышевцев  назывался «PS». В  «Постскриптуме» герои помещены в комнату, обитую медными пластинами. Из-за прозрачного зеркала проникают странные звуки - вздохи, стоны, детский плач. Смеясь потусторонним смехом, двигаясь в изломанной пластике модерна, их впускает в пространство сцены Юлия. Там прошлое: его нельзя приукрасить, от него нельзя избавиться. За стеклом убитые, жертвы, наши грехи…Я испытала настоящий катарсис.
Тоже потряс, но совсем иначе, показанный  на фестивале малых городов в Вольске спектакль  «Корабль дураков» в постановке  Дениса Бокурадзе. Пять средневековых французских фарсов на темы  «низкой» любви  пересказывались безо всяких купюр, но   так  красиво , что  доставляли эстетическое удовольствие…Это вообще был другой театр – другая,  словно  бы марионеточная пластика,  иные голосовые регистры, иные одеяния ,с броскими цитатами  из  средневековья -  сборчатые воротники, бесчисленные пуговицы, подчеркнуто большие гульфики…
И вот, на возрожденном фестивале Янковского , вижу «Старшего сына» Вампилова, текст любимый, рассказанный   в телефильме Виталия Мельникова на пределе открытости и любви,  а больше, казалось , и  нельзя. И который сейчас часто  трактуется совсем в ином ключе, подчеркивает  жестокость  нынешних молодых, способных  на любые шутки.
История Дениса, рассказанная на планшете сцены  нашей драмы,  получилась  тихой, несуетливой, проникновенной. Хотя…чему я  дивлюсь? Театр «Грань» привозил к нам    рождественскую притчу «Вол и осел при яслях» Сюпервьеля,
с куклами и  текстом,  который читали  актеры. И звучал  тогда голос  Юлии матерински нежно и  мягко.Она  сама  готовилась стать матерью. Сюпервьель рифмуется с вампиловской то  ли былью,  то  ли притчей.
Спектакль «по Вампилову» не поражает изысканностью декораций и костюмов героев (художник Елена Соловьева). Простая холстина, грубая вязка( даже в  подтяжках).Только  деревянные чемоданы и простые некрашеные табуретки, из которых сооружаются койки, столы,  шкафы. Которые , видимо, отражают неустроенность  быта героев, их стремление уйти, уехать  хоть   куда-нибудь. Вспомним, что  спектакль начинается, когда Нина собирается уехать  на Сахалин,  Васечка вскоре захочет уйти  из дома, к мифической женщине своей молодости  соберется вдруг   Сарафанов-старший. Тема  дороги и  своего гнезда,дома здесь антиподы.Парочка авантюристов, Бусыгин и Сильва, постучались в эту дверь,  не попав  на электричку.Один так  ничего  и  не понял, другой вдруг осознает, что ему надо зацепиться, удержаться здесь любой ценой.
При всем чемоданном настроении  героев,  тут  их дом, и дом  этот теплый ,со своей  устоявшейся жизнью, хотя   границы между комнатами – чистая условность. И открытый, импульсивный Васечка (Кирилл Стерликов), и большой, добрый, нелепый с привязанными душками очков  Андрей  Сарафанов (Даниил Богомолов),и строгая, насмешливая Нина (Юлия Бокурадзе) – все  они  аккуратно снимают в «прихожей» ботинки, тщательно ставят    в ряд, облачаясь в  уютные вязаные «чобы». И когда Сарафанов-младший  в порыве отчаяния нарушает правильный порядок обуви, он бунтует против семьи,против  устоев дома. Все заканчивается хорошо  - и вот уже все ботинки  занимают  надлежащие места.
А дисциплинированный Кудимов (Василий Яров) тут  чужак, и как бы  ни встраивал свои начищенные туфли  в сарафановский ряд, как бы шнурки фигурно ни выкладывал, чужаком  и останется. Актер проводит великолепную  пластическую сцену, все ясно  без слов. И  на таких полутонах-  все отношения героев.Здесь нет криков и драк. Сильва  Сергея Позднякова по-своему обаятелен, как может быть  симпатичен неглупый, острый  на язык  парень – любитель спиртного и девушек. А сколько сочувствия, понимания появляется   у Володи Бусыгина (Аркадий Ахметов), когда он пристальнее вглядывается в это «святое семейство» - теплеют, синеют за стеклами  очков  глаза …Вот кто оказался
здесь абсолютно  свой:  не по крови, а  по духу.
Немного напрягает  Макарская, показанная актрисой (Алина Опарина) девушкой без особых претензий. Сильва- так Сильва.Не  он – так другой…Тогда трудно понять, за что ее   мучительно сильно  любит  рано повзрослевший мальчик. Так обжигает только настоящая страсть: однажды  и  насовсем.
Жанр спектакля необычен: камерный концерт  для нескольких актеров. Играет на гитаре исполнитель роли Бусыгина,а не Себастьянов,как в  пьесе. Сарафанов вытаскивает свой кларнет, Васечка берется за баян «Малыш» - вот и ансамбль готов.А  еще  они  поют. Сначала   так признается в любви  Бусыгин. Запоминается  песня «Весь мир на ладони». Общий гимн любви к жизни и к друг другу звучит в финале.
За день  до показа «Старшего сына» мы встретились с Денисом,  композитором его спектакля Арсением Плаксиным и автором песен к нему Василием Уриевским. Встреча проходила в новом  фестивальном формате  – «Для своих», в Камерном зале драмы.
Мы увидели рядом Арсения
,играющего Сильву в  театре «Грани», и  Василия, исполняющего роль  Бусыгина   в театре на Таганке. В зале сидел еще один Бусыгин,  еще Сильва, остальные герои пьесы. Бокурадзе  задумал вампиловскую постановку давно, но раньше  осуществил  ее с актерами  Таганки.И только в феврале  этого  года -   со своими.
В легендарном театре Высоцкого   он  и познакомился с Уриевским, композитором , поэтом,  актером. Бусыгин  московский дал другому  «старшему сыну» -новокуйбышевскому – несколько уроков игры  на  гитаре.Теперь  режиссер хочет  сделать рокировку исполнителей главных ролей в столице и  в глубинке .
Концерт  был классный, два музыканта и композитора по очереди играли, пели и отвечали  на  вопросы. А потом вышли из зрительских рядов все актеры «Грани» и заиграли кто  на чем.Как  концерт, так и спектакль оставляют  самое приятное послевкусие.
С радостью узнала, что Денис поставил в Московском Театре наций спектакль  по интермедиям Сервантеса – своеобразное продолжение «Корабля дураков».В  нем играет  наша Юля Бокурадзе и, возможно, мы увидим  его на следующем фестивале.
Другие
Тоже Поволжье, тоже Самарская область.И театр губернский, академический, а  не какая-нибудь студия из района. А пьеса, которую  они показали  - так вообще мечта. Чудная «Касатка» Алексея Толстого, написанная в 1916 году, перед самой революцией, когда сам  воздух был начинен ненавистью и электричеством, но  с таким неистребимым  желанием  любви и счастья, и -  прямо с водевильной легкостью и изяществом…Актрисы  просто мечтают  о таких бенефисных ролях. Касатка Натальи Ионовой очень  красива, но как-то уж очень жестка,  неприветлива.Только харизматичному Илью Ильичу удается вызвать  на ее лице  тень улыбки (Герман Загорский). Очень хорошо попадает в образ  добродушного увальня и  выпивохи Абрам Желтухин Владимира Сапрыкина. Тетушка Варвара Ивановна (Елена Лазарева) будто вовсе тут   не комедию, а мелодраму разыгрывает.Зато  другая  тетка князя  словно из фарсовой пьесы сюда попала – столько  пережима.
Другой  паре влюбленных , напротив, не хватило  энергетики. Князь Сергея Видрашку столь  слабосилен, точно из него разом ушли все жизненные соки.И  Раиса Екатерины Соловьевой выглядит бесцветной.  Может, потому, что нашу  «Касатку» играли дипломники,   было  там столько свежести, молодой силы, бурления чувств. Было  что играть и кого  полюбить.
 Декорации и костюмы, хоть и созданы художниками  северной столицы,  выглядят весьма  тяжеловесно, с агрессивным красным и мрачным черным. Как напоминание, что уже идет  война и  что через несколько месяцев – конец всему?

Декорации в спектакле Баголеев в Саратовской драме были очень светлые, воздушные, костюмы героев - летние, усадебные.  Всю историю «обмена невестами»  они разыграли, как по нотам.И уплывали на пароходах в разные стороны ( что трудно понять из постановки  Самары). Только плыли   не к  тихой  пристани – война и революция  нагнала  их кадрами кинохроники -  с военными маршами, атаками, взрывами…
Спектакль Самарской драмы поставлен  представителем Саратовской театральной школы  , учившимся потом у Товстоногова, много лет  театр   возглавлявшим Вячеславом Гвоздковым.  И поставлен убедительно.Но энергия театра, невидимые, необъяснимые словами эмоциональные  флюиды   из  него почему-то уже  ушли.
Если бы   нам сумели ярко пересказать
эту    захватывающую  любовную историю, не стала  бы    так подробно  вспоминать  наш спектакль -  с юными, неопытными актерами.
Разные
И было еще множество фестивальных событий, разных и интересных. Был концерт Татьяны Пыхониной, известной вокалистки и педагога , ученицы Антона Кузнецова, долгое время  игравшей в знаменитом театре Елены Камбуровой ( что  само  по себе – лучшая рекомендация), а сейчас  - руководителя музыкальной части 9-й студии МХТ Виктора Рыжакова.
В формате вечера «Для своих»  она показала песни городских окраин  и  фольклорные вещи в  сопровождении музыкантов Евгения Алтудина  и Александра Марченко.А потом мы увидели  учеников Татьяны и мастера курса  в школе МХТ (Рыжакова) в  блестящем «Современном концерте» Июльансамбля. Так называется их   театр-студия, созданная три  года назад.
Листая историю песни минувшего века,   вчерашние студенты пели так, как пели ее  лучшие исполнители на всех континентах - со  страстью в голосе  и энергией, поднимавшей залы, сильными, поставленными голосами, но -  с неуловимой долей отстранения и иронии,  удачно копируя манеру  каждого властителя  душ  разных лет.. Актеры же! Великолепно звучали композиции  британской, американской, французской, итальянской  музыки (меньше, чем хотелось,     советской). Зажженные фонарики телефонов, волнами плывущие по залу  и  над залом,  до  самых балконов, были лучшим ответом зрителей.
Еще две замечательные встречи состоялись в Музее театра. Презентация книги «Драма памяти»  и встреча с ее  автором, театральным критиком, помощником художественного руководителя МХТ Павлом Рудневым, который первый сделал серьезный анализ   советской и российской драматургии от  50-х годов  и до  наших дней.  Там  же - встреча с кандидатом искусствоведения,автором книг «Вне игры. Олег Янковский в театре и кино», «Олег Янковский. Ностальгия по герою» Зарой Абдуллаевой («Янковский как медиум»). Зара, своим отрешенным видом сама похожая  на медиума, обрушила  на  слушателей поток сознания, образов, метафор,в котором, как ни странно, ясно вычленялся образ Янковского – большого актера и интеллигента, если  не сказать аристократа, обладавшего невероятным воздействием  на зрителей.
Все события фестиваля были увлекательны, ничего не хотелось пропускать. Почти все удалось посмотреть.
                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments