irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

САРАТОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СХ РОССИИ. Радищевский музей.Выставка и вечер.

                   

             УЗНАВАЕМЫЕ и НЕПОХОЖИЕ…
В Радищевском музее в Гимназическом корпусе   прошел праздничный вечер, посвященный 80-летию Саратовского отделения Союза художников России.
В залах, где проходит юбилейная выставка саратовских художников «Единство многообразия». Во-первых, каждый художник и скульптор получил Благодарственное письмо  от СХ, это впервые за его  долгую историю. Благодарностями награждены и сотрудники музея, в чьих стенах постоянно проходят выставки и встречи с саратовскими художниками.
Артистка Саратовской филармонии имени Шнитке Валентина Бакулина вела поэтическую часть вечера и рассказывала историю встречи и   мгновенной любви Сергея Эфрона и Марины Цветаевой.Читала стихи Марины, посвященные мужу, которого  она любила всегда, даже когда влюблялась в других. Правда, стихотворение «Откуда  такая нежность» она  все-таки посвятила  не Эфрону, а Мандельштаму. Но мои любимые стихи  точно  написаны ему,  Сереже:
Писала я на аспидной доске,
И на листочках вееров поблёклых,
И на речном, и на морском песке,
Коньками по льду и кольцом на стеклах, —

И на стволах, которым сотни зим,
И, наконец — чтоб было всем известно! —
Что ты любим! любим! любим! — любим! —
Расписывалась — радугой небесной…

За музыкальную программу вечера  отвечало джаз-трио Евгения Сурменёва, а  это, как известно, очень  хороший джаз.
Поскольку я не была  на открытии выставки, успела ее  теперь посмотреть, и еще раз убедилась, как разнообразна  саратовская живопись,  как  непохожи между собой стили, направления, колористические решения  разных мастеров.  Правда,почерк автора  чаще всего считывается.
Вот  на лестнице готичный, ребристый букет Светланы Семеновой,  напротив  -  хорошо известный «резиновый Вовка» Николая Дубовова.  Старые игрушки написаны художником  тщательно, с ностальгической ноткой  по исчезнувшей жизни. Зимние сумерки Сергея Щурина, розово-сиренево -голубые, они уютны настолько, что  хочется там оказаться… Мы вступаем в первый, длинный,вытянутый  зал.
Подробно и отдельно,в «свободном полете»,  предметы в картине Учаева. Кажется ожившим сном серый сумрак Давыдова, где цветовым магнитом  - огонек керосиновой лампы.  «Диагоналевый» старик так интересно писавшего в последние годы Пашкина , луноликий ,  с большими ладонями, опущенными к земле. Узнаваемые светоносные чудинские лики. Причудливо раскиданные  на горе  домики Гродскова. Светлые сильные тела в женской бане мастера жанровой картины Пустошкина. Напряжение цвета в большом,смело написанном полиптихе  в  виде креста Хахановой.
И почти рядом  - приглушенная, переливчатая кисть Гудковой  в ее лирическом пейзаже. А тут Цай со своими декоративно красивыми головками подсолнухов, разбежавшимися по холсту. У Елены Панферовой  мозаичные части композиции кажутся  не написанными красками, а вырезанными   на камне.  Они скульптурно выразительны.
Еще два больших зала отданы  под выставку. Сельский вид Мостового, написанный со всей условностью постмодернизма, решает фигуры людей в графическом ключе. Они  как  стирающиеся из памяти тени  прошлого.  В темноте  фона  наплывают лица Мещерякова – привет Испании ,    Гойе в особенности. Драгункина удивила. Столько нежности, пастельности (  прямо Японии!) в ее зубчатом силуэте гор...В  видимой раздробленности картины Геннадия Панферова и  исчезающей предметности есть мощная сцепка – она колористически сбалансирована безотказным чувством цвета... И снова, кочующий с выставки  на выставки,  крепкий эмоциональный удар в виде «бабы с козой». Город Карнаухова, сплетенный из ветвей , окошек и закругленных крыш.И довольно обобщенный  натюрморт Милавиной, отсылающий  к исканиям европейских мастеров. Неожиданная, как всегда, Маркушина радует   вариациями благородного серого  в  изображении воды и гусей. У Гвоздю – узнаваемая  ажурная вязь  деревьев, у Мальцевой- непривычно темная для нее, грозовая  Волга, но с цветными всполохами   неба и как бы освещенным мгновенными вспышками городом.Леонтьевский портрет дочери,  где схвачена хрупкая прелесть девушки, с ней гармонирует  изящный рисунок ее платья.
А тут  какая-то прямо   весенняя мягкость  кисти Алены Батраевой: Хвалынск весь в радужных пятнах: земля и горы, вода  и деревья.Много интересной, выразительной  скульптуры...
Не все работы   успела рассмотреть. Очень жаль, что  не попали на живописную выставку картины   хороших саратовских художниц Светланы Лопуховой,
Ирины Шин. Видимо, и трех залов с коридором  для наших мастеров мало. Им весь корпус музея подавай!
                                                                                                                                           Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments