irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

САРАТОВСКАЯ ФИЛАРМОНИЯ ИМ.ШНИТКЕ. ТЕАТР хоровой музыки Лицовой. 100 лет Солженицыну

        ПРОРОК В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

100-летию со дня рождения великого сына России, создавшего  поистине  эпические произведения о ГУЛАГе и  сталинизме, посвятил свой концерт Театр  хоровой музыки под руководством Людмилы Лицовой.
Это даже не концерт в стогом смысле слова, хотя немало прозвучало песен  на стихи Пушкина, Лермонтова, Цветаевой,Вознесенского, Рубцова и самого Александра Исаевича. Да-да, вождь оппозиции советскому режиму , автор острых, точных, каленым железом выжженных  на  лбу Режима строк, был еще и поэтом,  умело , эмоционально рифмовавшим строчки, и  порою и –лиричнейшим из  них.
«Да, я любил тебя! Не только За дрожь груди, за трепет тонкий, За сохранённый щедрый пыл, — В тебе , погиблая девчёнка, Судьбу России я любил...» /девчёнка – в оригинале, видимо какой-то  языковой смысл вложен/.
Он мог быть как никто беспощадным. Вот его стихи, которые стоило бы  назвать «НА СМЕРТЬ ТИРАНА».
"Единственный, кого я ненавидел!! Пересчитал грехи? Задохся в Божий час? Упрямый бес! Что чувствуешь, изыдя Из рёбер, где держался уцепясь? Косятся на меня, что, де, я шапки не снял, Но, лагерями мятое, черно моё лицо. Легко мне, радостно и — жаль: ушёл от русской мести, Перехитрил ты нас, кацо!"
А между ними – целая жизнь, Бутырка ( в ней и встретил день Победы советский офицер, фронтовик, кавалер Орденов Отечественной войны и Красной Звезды), Сибирь,   лагеря.То, что в царское время называли каторгой.
"Помнишь — воздух, застойный, как в яме, Своды серые старой добротной тюрьмы, Где июльскими тёмными долгими днями О великом и малом печалились мы? Кто там не был! какие огни не сходились! Монархист ли, марксист ли, — но только б не раб. И сшибались до пены, до ярости бились, Хлебной крошкой, табачною пылью делились, Обнимались на смерть, уходя на этап. Невесомая мысль! — для стихов и для лекций Вечерами сдвигались, под лампами дым, — 3 Атом. Гоголь. Барокко. Наследственность. Рим. — И учёные сыпали блёстки коллекций Неучёным, но тёртым друзьям молодым…"

Пламенно,как трибун, пересказала биографию писателя, философа, поэта ведущая Екатерина Нестерова.Рано остался без отца. Ходил с мамой в церковь, заставляли вступить в пионеры, бывал бит сверстниками «за крестик». Учился  на физико -математическом факультете, а мечтал  о литературе.Поступил в Москвев литературный институт  , но – война.Со слабым здоровьем  рвался на фронт, дослужился  до капитана и… арестован за откровенные письма другу о «кремлевском горце». 8 лет  тюрем  и лагерей  - освободился. Рак -  излечился.Жена Наталья развелась, когда сидел, – встретил другуюНаталью, друга и соратницу. Трех прекрасных сыновей подарила  ему  эта царственно красивая, гордая женщина.Книга о лагере «Один день Ивана Денисовича» благосклонно встречена Хрущевым. Вернули в Москву, квартиру предложили  - через несколько месяцев  "барская  любовь" закончилась. Финал известен: арест и изгнание  Нобелевского лауреата, пророка, душой болевшего за Россию, из страны. Возвращение   лишь  через 20 лет.Горькое возвращение. Железный век - железные сердца
Поет  хор Лицовойпротяжно и тоненько, низко и звонко, разложенный  на голоса волшебной рукой дирижера,впечатывая прямо в сердце каждое слово, интонацию, ноту «Молитвы» и «Калужской дороги», «Воспоминаний» и «Песни вечерней». Хор, который гораздо больше, чем хор.Театр, который куда значительней  просто  театра песни и музыки.  Уровень,  вокальная культура, отбор, высокое чувство…

Ведущая актриса драмы Татьяна Родионова строго ,   с внутренним накалом читает стихи Александра Исаевича.
Ими  и закончим.Не  о том ли, не так уж давно,   кричал  Высоцкий?

Поэты русские! Я с болью одинокой, В тоске затравленной перебираю вас! Пришёл и мой — мой ранний, мой жестокий Час истребления, уничтоженья час. Не знали мы тех лет, отстоенных и зрелых, Когда со слов спадёт горячности туман, — Два наших первенца застрелены в дуэлях, Растерзан третий в рёве мусульман. Нас всех, нас всех пред пушкинскою гранью Многоголово гибель стерегла: Безумием, гниением, зелёным умираньем, Мгновенным ли пыланием чела; Повешен тот, а этот сослан в рудник, Иных подбил догадливый черкес, — Санкт-петербургские нахмуренные будни Да желть бензинная лубянская небес... Чума на нас, российские поэты! Текучим воском вылиты каким? — Один — в петлю, другой — из пистолета, К расстрелу — третьего, четвёртого — в Нарым. Да счесть ли всех? Да кто сберёт алмазы В рассеянных, разбитых черепах?.. Безумный я! — пополз подземным лазом Сберечь их горсть в невидимых стихах, — И вынес их!! — но пальцы слабые разжаты: Мне — смерть! мне — смерть! — кто эту грань нарушит? — Она взросла в груди тарантулом мохнатым И щупальцами душит... /1953/

*Вместо послесловия. «Один день Ивана Денисовича» всегда со мной. В половину тетрадного листа, на плохонькой газетной бумаге,с подклеенной обложкой.Изданная в хрущевскую оттепель и  изымавшаяся приказом изо всех библиотек вместе еще с одним изгнанным  фронтовиком – Виктором Некрасовым. Я тогда работала в библиотеке и  тоже списывала книги. Но свою, махонькую,спрятала   подальше среди толстых тисненных томов  книжного шкафа –и сохранила,   перешла в 21 век со своим  Солженицыным.Он приезжал в Саратов в 95 году, когда всерьез верил в возрождение земств в России .Приходил к нам в «Земское обозрение».Хозяин газеты Макаров  не пригласил  нас на встречу, но я  увидела Александра Исаевича возле Липок. Он стоял и  глядел куда-то вдаль . Совсем- совсем  один…
Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments