irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ЯПОНИЯ в СЕРДЦЕ. Большой осенний фестиваль в ГОД ЯПОНИИ, окончание



            ВЕСЕННЯЯ ПЕСНЯ  В ЗИМНЮЮ СТУЖУ. День  второй и третий
                                 
Второй день японцев в Саратове  был  не менее насыщенный
Батистовый батик.Переаншлаг желающих  попасть  на мастер-класс росписи шелка  по-японски был и в Радищевском музее. Толпа осаждала аудиторию  для занятий. Думаю, только  стойкость , выдержка  и учительская строгость Ирины Тепаровой, помощницы председателя Саратовского  отделения ОРЯ  по оргвопросам , помогли регулировать ситуацию.
Мы наблюдали  рождение батика. Сэнсэй госпожа Касахара раздала участникам  правда ,не шелковые, а   легкие батистовые платочки  и шаблон с  изящными розовыми цветками. Нужно всего лишь перевести его на ткань  и раскрасить. Всего лишь! -   работа  эта очень  тонкая  и мелкая. Ассистентки мастера  ходили по рядам и по капле выдавливали краску из пузырьков. Синюю, красную, зеленую, белую…  Вместо палитры  - тарелочки с забавным медвежонком.
Удивительно, но   в  узких рамках  рисунка (одинакового для всех) можно варьировать  до бесконечности.Это был самый тихий мастер-класс.  Под легкими  кисточками  белые цветы  превращались в майски  розовые, густо  карминовые, прозрачно сиреневые или глубоко лиловые,  с множеством  оттенков.  Смешение красного   и синего творило  и творило  вариации. Самодеятельная художница Елена Игошина  закрасила цветочный  узор  и усеяла   такими же  нарядными цветками весь платок. Две маленькие  девочки, пока третья старательно расписывала готовую картинку, изобразили по краям платочка  другие цветы и травы. И  эта весенняя песнь зазвучала  -  на все голоса, со звонкими  детскими трелями.
Художницы дивились, что батист  не сминается   при  росписи  и краски по поверхности  не растекаются. Секрет фирмы! Мастер Касахара еще и каллиграфически подписывала платочки , как   теплый  привет из страны Фудзи.
Разве угонишься за нашими замечательными  японками!  Статная Мари-сан , поворачиваясь  во все   стороны,являла  красоты кимоно, которое она  не только сама сшила, но и расписала, как  длинный-длинный батик. Г-жа Касахара   вывесила  на доске свои достижения произведения высокого искусства. Мое воображение поразила    культовая волна с картины Хокусая.
После обеда  был последний мастер-класс - тигири-э (японский коллаж) . Его  тоже вела универсальная г-жа  Мари Тиба ( г-жа Ватанабэ ассистент). Она умеет, пожалуй, все.Рядом с таками женщинами и переводчица Татьяна многому научилась.  И по мере сил ассистировала Мари-сан.
Махровая аппликация. Учимся тигири-э. Теперь трафареты раздали разные: ирисы и  цветы шиповника, хризантемы и розы. Мне  ничего  не досталось,   и сэнсэй вынула из «закромов» веточку глицинии. Хороша,спору нет,  но над  ее мелкими цветками,  с   непривычки-то, до утра, пожалуй, просижу.Сплавила глицинию своей ловкой  сестричке,  сама взялась за   более простые анютины глазки.
Перевести контур на картонку несложно. Но как нарвать бумагу  для цветков-лепестков  без помощи ножниц?     Бумага васи  эффектно махрится, как войлок,  и хорошо рвется,  но кусочки   мало похожи на оригинал. Теперь еще  надо наклеить эту «рваклю», не промахнувшись и не утонув в жидком клее.  Клей прозрачный,  сильно похож на конторский , но следов  не оставляет. Снова ноу-
хау! Пока я мучала свою аппликацию, Наташа быстро и талантливо небрежно  наклеила свою.
Получилось  так красиво, что я бросилась  к сэнсэям – похвастать талантами сестры. Потом принялась фотографировать чужие работы. Пока я путешествовала по рядам, сестра трудилась  -доклеивала  мои «глазки», изобретя свой способ : не  мучиться ,  рвя бумагу «по оригиналу», а набрасывать   на контур  обмазанные  клеем маленькие кусочки,  создавая еще  дополнительный объем. Не знаю, так ли  полагается клеить «по правилам».  Мы сидели далеко,в углу  - не видели . Но и  из моей  «рвакли-пакли-дракли» получилась ,в конце концов, приличная  композиция  - не больно схожая с оригиналом, зато  броская. Да, нелегкая эта работа… цветочки японские клеить.
В промежутке между мастер-классами водили наших друзей в Радищевский музей на общую экскурсию .В первый общедоступный музей России ( еще  до Третьяковки  был),   один из лучших в провинции. Им  очень понравился Левитан, они долго изучали его пейзаж. Но   еще  больше поразила воображение выставка Ольги Караваевой. Оля занялась  древним искусством энкаустики, изучив    многие труды. Художники и иконописцы «издавна  пользовались восковой техникой росписи для создания ярких картин с эффектом объемного изображения. Раньше техника энкаустики
держалась в строгой тайне и передавалась художниками из поколения в поколение».
Горячий воск и теплый зимний день.   В цокольном этаже художественного музея им. Радищева открылась   выставка   Караваевой с выполненными в  этой технике пейзажами, портретами и иллюстрациями к хокку любимого Басё. Сейчас энкаустикой называют   картины , даже  написанные  восковыми мелками. Нет, Ольга возводит свое искусство к   фаюмским портретам, воск у нее горячий, использует  и смолу даммара,  и пигменты.К сожалению, мы  не успели  на мастер-класс, который давала художница для детей с проблемами зрения  ( ее картины пастозны, выпуклы  на ощупь). Но японцы потом  вдоволь налюбовались  Олиными воронами ( картина за окном перекликалась с   сюжетом на  картоне в духе Басё: «Уродливый ворон — И он прекрасен на первом снегу. В зимнее утро) .И -  прекрасными лотосами, похожими  на утреннюю зарю. Теперь прихотливо  изогнувший лепестки розовый  лотос на черном фоне украсит стены  Японо-российского общества в Токио. Автор  передала Мари Тиба свою  картину.
Вечером японских гостей ждал балет «Щелкунчик» с участием звезд мирового балета ,  создавший  предрождественское настроение    самой  своей темой, волшебной музыкой,  порханием юных балерин из колледжа искусств. На другой  день  мастера улетели,  а я продлила  погружение в культуру страны, посмотрев сразу два японских фильма.
На третий день фестиваля   картины  шли в Доме кино. И тут пришлось выискивать местечко в переполненном зале. Аними «Ловцы забытых голосов» настолько сложно  по сюжету и многослойно по смыслу, что   далеко  не в начале фильма я вспомнила, что когда-то   его видела. И с удовольствием посмотрела снова.
Фильм «После сезона цветов»  потряс умелым переплетением исторического и приключенческого, лирического и комического начала.Казалось,  на наших глазах разыгрывается  невыносимая  человеческая и любовная драма…Тут сюжет делает резкий поворот, потом снова. И   хихающий, глуповатый обжора жених  оказывается  внимательным и все-все понимающим . А уж  каким обаятельным –глаз  не оторвешь!  И когда в конце фильма красавица невеста (в жизни актриса– фотомодель) семенит за ним  в пиршестве цветущих деревьев , думаешь  не о покорности японских  женщин -   об их вековой мудрости. Фильм закольцован: сакура пышно цветет и вначале.
Вот такую   восхитительную песню весны   - в  цветочном батике и в  букетах икебана, в  росписи кимоно и  в  разноцветных тигири-э,  и  в киноленте, подарили нам японцы. Разве теперь замерзнешь? Аригато, друзья!
                                                                                Ирина Крайнова, пресс-секретарь  регионального  отделения  ОРЯ



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments