irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ТЕАТР АТХ. Российская премьера МАЙОРГИ

    ЧТО НЕ НАНОСЯТ  НА КАРТУ

                                                                                                                         О, как ты часто будешь вспоминать
                                                                                                                         Внезапную тоску неназванных желаний
                                                                                                                          И в городах задумчивых искать
                                                                                                                          Ту улицу, которой нет на плане...


В честь 30-летия АТХ (Академия Театральных Художеств)  в Саратове проходит  российская  премьера «Карта мира» по пьесе современного испанского драматурга Хуана Майорги . 
...На топографическую карту  не наносят свадьбы, похороны, личную жизнь в ее мелких и дорогих  подробностях, страх, надежду и мужество  людей, ограниченных стеной квартала, из которого  нет выхода.    Топографическая карта — «географическая, универсального назначения, где подробно изображена местность, даны сведения об опорных геодезических пунктах, рельефе, гидрографии, растительности, грунтах, хозяйственных и культурных объектах, дорогах, коммуникациях, границах и других объектах местности». Но не наносят картографы   на карты города жизнь людей.
Карта испанца Хуана  Майорги иная. Там есть «лавка, ремонт обуви, столовая, фабрика, отдел связей с арийским сектором, а тут стена – высота два человеческих роста, а здесь можно обменять мыло на табак, а вот там живут вывезенные из Лодзи, синагога, солдаты рассказывают анекдоты, тут Мария Траубе, а здесь появился новорождённый – Стефа родила». А тут убитый, один, другой, третий… Гетто, Еврейский квартал.
Что  до  них благополучной испанке  60-х годов,   вообще иностранке и  жене дипломата (Дмитрий Черных), который так ее любит, что  готов увезти  отсюда в любую страну? Муж дивится упорству  Бланки. Она  не еврейка и  не полька,  Варшава ей чужая, не здесь она делала  свои первые шаги, ходила в школу, бегала в  булочную напротив и в музыкалку наискосок. Что ей Гекуба?..
Узнав  полулегенду о Старике картографе и Девочке, его ученице, прекрасная Бланка  (в этой роли звезда АТХ Елена Блохина действительно прекрасна –  изысканна, благородна, детски открыта) решает  докопаться до истины: правда - быль? Удалось    им спастись  из фашистской неволи?  Ведь обитатели варшавского гетто  погибли.
Легендарный театр  АТХ, казалось бы, не существует, но раз в пять лет он  собирается в Саратове для новой постановки, отмечая   свою скрытую, но очень наполненную творческую жизнь (постановщики премьерного спектакля Иван Верховых и Юрий Кудинов). Никто  не пропал, не затерялся из  маленькой труппы потрясающе талантливых   индивидуальностей.  Регулярно  смотрю худрука АТХ  Верховых в  спектаклях Мастерской Петра Фоменко (ведущие роли), а Сергея Ганина - в творческой мастерской Игоря Яцко в ШДИ.  Сергея Волкова увидела  в спектакле парадоксального Дмитрия Крымова  - там  же. Кудинов играет в нашей драме,    не так давно начал ставить в Старом тюзе   детские спектакли,   это очень удачный опыт. Дмитрия Черных и Елену Блохину (тоже актриса драмы) созерцала  в довольно хулиганской постановке  по Владимиру НабоковуПриглашение  на казнь»). Они  играют  и  в сказочных постановках Юрия.  А Леночка  еще занята в спектакле нового саратовского театра «В кубе».
Характерность,  самоирония, несокрушимое чувство  юмора  как будто   самые сильные стороны двух  превосходных актеров. До сих пор  помню  Блохину в роли   невозмутимого…  разделительного союза Иль из пушкинских «Моцарта и Сальери».  В  спектакле «Карта мира» они иные. Муж  и жена  -  серьезные, подкупающе искренние. Рауль Дмитрия  Черных здесь чертовски элегантен. Человек протокола,   тем не менее  он  прощает жене все:  пропуски  обязательных светских раутов в посольстве, внезапные исчезновения, странные фантазии.
В пьесе Майорги полно   загадок, двойных смыслов, полутонов  (ничего  явного -  все в  полголоса), только к концу  мы узнаем трагедию Бланки и Рауля. И поймем  причину особой трепетности  супругов  друг к другу. Их  юная дочь, надев белое платье и тихонько  притворив  за собой дверь,  навсегда исчезла  на улицах Лондона. Когда Бланка вспоминает эту   свою боль, девочка в белом платьице  ходит  и ходит вокруг лаконичной белой конструкции, в которой окно (художник Юлия Михеева), но  всё мимо матери. Как во сне.  Роль  Альбы–дочери    Бланки и  маленького картографа, Девочки  из гетто, играет София Конкина.
Есть  еще тяжело ступающий  картограф с палочкой (Евгения Калининская), такой же мистичный персонаж, как старый еврей Юрия Кудинова из далекого 1943 года.  Именно он научит девочку  не наносить на карту   «телефон, телеграф, железнодорожные станции», стратегически  важные, но бессмысленные для каждодневной жизни . Мудрый  старик не суетится  перед лицом скорой гибели (его  сценический двойник   в наши дни  Самуил Ивана Верховых). Его карты умеют предсказывать будущее и даже...  менять.
Была ли  бывшей  ученицей   того картографа старушка,пытавшаяся  своей картой   остановить  большое кровопролитие? Или его дар странным  образом перешел к  другим картографисткам? А может,  дух Девочки из гетто  вселился в Альбу, и  она  просто ушла составлять  новую карту мира?.. Удивительное  действие производит на нас  текст, где сюжетная линия дана пунктиром, каждый персонаж эпизодичен, но крайне   важен для общего замысла. Здесь нет прямого  образа врага – только его лукавая личина  проглянет  за  напускной веселостью Зелинского  из «органов» (Сергей Волков), чуден  его дуэт  с  картографисткой  (Инга Монаенкова).
Было  бы странно, если б автор  - широко известный драматург (переведен на 19 языков, поставлен в 27 странах), написавший пьесу «Любовные письма к Сталину» о  взаимоотношениях писателя и  тирана,  ограничился  бы   лишь темой фашизма.
Смыслов  в  пьесе, на первый взгляд,  однолинейной, да и поставленной  предельно просто,  столько, что каждый обязательно найдет свой (справа в глубине сцены сидят  на стульях те, кто занят в действии, слева – кто свое  уже отыграл; Старик с Девочкой -   на авансцене слева, Рауль с Бланкой  - на фоне  белой стены).  Да,  нацизм .На 37 процентов предвоенная польская столица  была еврейской -   весь Северный район Варшавы стал  гетто. Да, тирания  вообще .Красная кирпичная стена, дожившая  до наших дней, зеркально отразится в Берлинской стене... Тени прошлого проступают   среди новых домов, сияющих витрин, снующих прохожих. Тревожат, о чем- то предупреждают на непонятном уже  языке...А важность, неповторимость любого из нас, каждой прожитой нами   минуты? Ничего нет ценнее   жизни обыкновенного, не выдающегося человека.
Пьеса простая и  глубокая, как море, печальная и дающая надежду. Сначала Бланка, сняв вечернее платье (держа  его в руках,танговыми шагами движется по сцене  ее муж), ложится на пол, чтобы и  ее, как объект, достойный внимания  картографов, обвели мелом. Потом это сделает Рауль. В финале  мы видим лежащими  всех артистов.
А клезмеры будут играть, играть…  Скрипка, аккордеон  (виртуозно владеют ими Семен Гликман и Павел Мангасарян, музыкальное оформление - Ларисы Парфентьевой, Варвары Верховых, Дмитрия Тихонова). Музыку,   рожденную  еврейской культурой в глубинах тысячелетий.  Будет звучать  чудный женский голос  в протяжных, мелодичных, трогающих  до слез песнях,  напоминающих    позабытое, но очень-очень важное… И  вдруг до боли   мне захочется  начертить свою карту, где  не вся Одесса, а  очень маленькая улица Белинского со старым, красной черепицы домом ,  и фанерная будка «газводы» под  двумя тополями-великанами -    и  улыбающееся  лицо  тети Брони в ее  окошке;  старинную аптеку  -     и  крылечко  с мраморными ступенями,  разбомбленный дом, мимо которого с большой опаской водила нас с братом старшая сестра. Прошлое никуда  не уходит,  прорастает,  растет  в  нас. Может  ли  оно изменить  наше будущее?..
                                                                                  Ирина Крайнова, театральный критик, фото Алексея Борисова

Справка
Первая постановка в России  «Карты мира» осуществлена режиссером Иваном Верховых ( совместно с Юрием Кудиновым) и театром  АТХ. Соорганизаторы: институт Сервантеса в Москве и «Класс-центр» (школа актерского мастерства во главе с его основателем и директором С.З. Казарновским).  Спектакль показан  сначала  в  Москве,  где побывал  Хуан Майорга.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments