irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЕАТРЫ САРАТОВА. Тюз Киселева. Премьера по Булгакову (окончание)

                                                                                         


БЕЛЫЕ НАЧИНАЮТ  И… ПРОИГРЫВАЮТ . часть 2

Не в шторах счастье. Правда,   легендарные кремовые шторы  в сценическом турбинском доме  появятся …Но  они  здесь  как бы   ни к чему. Я смотрю, смотрю, силясь  вспомнить…  …Вспомнила… «И чуден был последний мой вечер в Москве. Шла мхатовская постановка «Белой гвардии»- шестая, если считать все возобновления после снятия «Дней Турбиных». Пресловутые «кремовые шторы» дома Турбиных, как символ уюта (и дружной семьи Булгаковых), давнего, потерянного, здесь отсутствуют. Отсутствует, собственно, и сам дом. На вздыбленном бесконечными  войнами  и революциями стальном пространстве хаотично набросаны предметы домашнего обихода. Кровати - и те голые, металлические, без постельного белья. Но,  о, диво- зажигается мягкий вечерний свет, вынимается откуда-то белая скатерть, расставляется красивая посуда, выходит женщина в нимбе золотисто-рыжих  волос.И  сразу  как-то становится ясно, что пока жива эта женщина, пленительно-мягкая у Булгакова, всегда особенная на театре (ее играет приглашенная Ксения Кутепова, совершенно «отдельная» женщина и актриса),будет зажигаться лампа, выниматься белая скатерть, расставляться стеклянная посуда - несмотря на все войны и революции, вместе взятые. Овеянная искренней дружбой, восхищением и легким ухаживанием за «Леной ясной», погода в доме -  как драгоценный сосуд, который вот-вот хрустнет под тяжелым солдатским каблуком. Петлюровским ли, германским, красногвардейским- все едино… В спектакле Женовача есть главное,что не почувствовать невозможно.» Погода в доме. Без которой и кремовые шторы ничего  не значат.
Конечно, все сравнения хромают. Мне вовсе  не хотелось    перечеркивать работу сильного театра  и  сильного режиссера. Тем более, такую  большую. Но тема  мне не чужая.  Кинулась перечитывать роман, пьесу, шаг за шагом изучала  переделки. Ни  одной случайной. Уступки писателя  театру, реперткому,  ожесточенной критике  со всех сторон.…
И   я нашла, для себя нашла, чем меня цепляет Михаил Афанасьевич, здесь, сейчас. Не высокими словами, не верностью слову  офицера. Он был очень чувствителен, этот  беспощадный насмешник с острым взглядом. И любил свой Город ( даже не называя  по имени, лишь   величая с большой буквы) не меньше нас, нежно  любящих свою Одессу.  Описал как никто. «…И было садов в Городе так много как ни в одном городе мира. Они раскинулись повсюду огромными пятнами, с аллеями, каштанами, оврагами, кленами и липами.Сады красовались на прекрасных горах, нависших над Днепром, и уступами поднимаясь, расширяясь, порою пестря миллионами солнечных пятен, порою в нежных сумерках царствовал вечный Царский сад…»
Сравните: «Весной зацветали белым цветом сады, одевался в зелень Царский сад, солнце ломилось во все окна, зажигало в них пожары. А Днепр! А закаты! А Выдубецкий монастырь на склонах, зеленое море уступами сбегало к разноцветному ласковому Днепру… Времена, когда в садах самого прекрасного города нашей родины жило беспечальное юное поколение» (очерк «Киев-город»)
И в  своем же  Городе, где 14 раз менялась власть , он испытал самый большой страх – толпы,  бунта , «бессмысленного и беспощадного». Потому как кто был Петлюра, как не «Петурра», мираж, морок, охвативший мирных до  того поселян, и   встреча его в Киеве быстро  превратилась в кровавую бойню. Описание ее  страшно своей художественной силой  («хватили с ним рядом кого-то,тот, белый,
молчал и извивался в руках… Потом хлынуло  по переулку, словно из прорванного мешка, давя друг друга. Бежал ошалевший от ужаса народ…" )
-Петурра…  - храпит  во сне тяжко раненный Алексей Турбин. «Но Петурры уже не будет... Не будет, кончено. Вероятно, где-то в небе петухи уже поют, предутренние, а значит, вся нечистая сила растаяла, унеслась, свилась в клубок в далях за Лысой Горой».
Булгаков  очень  в  это верил. И понял  главное: " башни, тревоги   и оружие человек воздвиг, сам   того  не  зная, для  одной лишь  цели – охранять человеческий покой и очаг.  Из-за  него  он воюет, и, в сущности говоря,  ни  из-за чего  другого воевать  ни в коем случае  не следует".  Вот  и все,  что я вычитала  из сегодняшнего Булгакова.
И когда мы  теплый очаг Турбиных   и тревогу за  него , как свою, кровную тревогу,
почувствуем,  тогда и спектакль сложится. Пока же  белые  начинают и по-прежнему  проигрывают,   хотя так  хорошо   начинали…
                                                                                                                                  Ирина Крайнова, театральный критик, фото с сайтов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments