irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЮЗ КИСЕЛЕВА. ПРЕМЬЕРА "Фома Опискин" по повести Достоевского


                 
                                  КТО ТАКОЙ КОРОВКИН?

        …Я хочу любить, любить человека, – кричал Фома, – а мне не дают человека, запрещают любить, отнимают у меня человека! Дайте, дайте мне человека, чтоб я мог любить его!                                                                                                                                  (Село Степанчиково  и его обитатели)

Кто  такой  Коровкин, я вспомнила  только в самом конце спектакля Алексея Логачева ,когда ,  ожидаемый с внутренней тревогой «великим  Фомой» ученый муж , случайный знакомый полковника, переступит порог  его дома, споткнется на ровном месте и растянется во весь свой немаленький рост. «— Извините, господа, — проговорил он, — я... того... (тут он щелкнул по воротнику) получил!..» Еще и денег умудрится занять у  безотказного Ростанева.
Спектакль  театра АТХ по повести Достоевского «Село Степанчиково  и его  обитатели» показывали в разных местах (однажды   смотрела его в усадьбе Чернышевского),  он так   и назывался - «В ожидании Коровкина». Как символ русского  ожидания вообще. Вот, мол,  «приедет  барин, барин  нас рассудит». Хоть     вместо барина, скорей всего, явится подозрительный субъект с несвязной речью (хорош  наш тюзовский Владимир Егоров в этой маленькой, но важной  роли –  а не важных ролей  у режиссера Логачева  не бывает).
Главный в  постановке  главрежа тюза Киселева , конечно же, Фома Опискин  (Антон Щедрин), так и спектакль называется. Этакий русский Тартюф, но куда более глубокий и  сложный, чем ставший нарицательным его   французский собрат.Ведь что  нужно Тартюфу? Денег  побольше,  утех плотских,  а   если удастся, прибрать к рукам    дом хозяина -  и все  под маской монашеского смирения. Недаром в пьесе усматривали  антиклерикальную направленность.
Федор Михайлович  пишет свою повесть после каторги  и ссылки, когда  его религиозные настроения лишь усиливаются. И всей силой своего сатирического дара ополчается   на лицемеров, легко  жонглирующих словами, понятиями, людьми.
Не упрекнешь Опискина в сладострастии или  в большой корысти.  Отказывается от денег, да каких:  отступные, которые предлагает ему  бедняга   Ростанев,  изнемогая  от его чугунного гнета , - пятнадцать тысяч рублей серебром. По тем временам большие деньги   (правда, позже в «Идиоте»  Ганя Иволгин  не возьмет и сто тысяч  и…хлопнется  на пол без чувств).
Бывший генеральский шут Фома знает, что,  приняв деньги,   потеряет больше – ежедневный стол, кров и  самое сладкое – власть, неограниченную власть  над душами  обитателей Степанчикова, которых бог  обделил и  умом,  и волей.
Современники  великого писателя довольно холодно   отнеслись к  повести, ожидая от него более  серьезных разоблачительных произведений. И проглядели эту жемчужину сарказма, сколь  смешную, столь  и   страшную. Культовый мхатовский спектакль запоминался прежде всего  образом Опискина,  он вырастал в исполнении Алексея  Грибова в зловещего старика, с виду  ворчливого и безвредного, нависавшего   над имением  и полковником.  Был фильм с  Львом Дуровым ,в  том больше шутовства, скоморошества, но  и он легко управлялся окружающими, играя на их эмоциях. В Малом театре Фома Опискин  сегодня - замечательный лицедей Василий Бочкарев,  в театре Моссовета  -  блестящий Сергей Юрский.
У Юрского  богатейшая  актерская палитра. В его  голосе слышатся   то вкрадчиво-угрожающие нотки  величайшего Манипулятора "отца народов", которого  он  тоже играл,то  оттенки    интонаций  Бендера – лучшего  из   Бендеров кинематографа . Щедрин по сравнению со своими  предшественниками не так масштабен и  еще  довольно  молод – куда моложе своего почти пятидесятилетнего персонажа.
Однако  его герой обладает качеством очень современным. Он обаятелен, и настолько, что ему  хочешь верить, не догадываясь, что манипулятор   лишь использует тебя  в своих целях .Несколько  раз   я встречала   таких людей со слишком ясными  голубыми  глазами, и ,наступая  на  те  же грабли, снова и снова попадала  под  их обаяние. Без вульгарных параллелей, бережно  обращаясь с классикой (инсценировки Логачев  всегда
пишет сам),  тюзовский  спектакль как бы  предупреждает об  опасности  «заглотнуть» крючок.Манипулятор может собрать вокруг себя очень много людей и подняться очень высоко( в Инете я  даже нашла пять правил, как не  стать  добычей  демагога).
Выйдя "в люди" из  унижаемых  приживал и  встретив   Ростанева,
Фома   догадался, «какой перед ним человек, и тотчас же почувствовал, что прошла его роль шута и что на безлюдье и Фома может быть дворянином».
Ростанев – третья большая роль  тонкого, психологичногоАлексея Ротачкова за  последнее время. После   его неумного, напыщенного Кисы Воробьянинова,  неровного, бунтующего Дяди Вани мы видим героя  немолодого ,  сильно уставшего  от жизни, с погасшим взглядом.
/«Трудно было себе представить человека смирнее и на все согласнее. Если б его вздумали попросить посерьезнее довезти кого-нибудь версты две на своих плечах, то он бы, может быть, и довез»/. Световое решение спектакля  (художник  по свету Виктор Стороженко, художник-постановщик Ольга Колесникова), когда то вспыхивают мертвенно  белым светом  люминесцирующие лампы ,  выхватывая лица в   самом невыгодном ракурсе, то гаснут, возвращая теплоту  обычного  театрального  освещения,  превратило полковника в  очень старого  и  очень больного человека. Любовь к юной, белокурой Настеньке (Дарья Доронина)– его последняя привязанность и  надежда.
Третий главный герой тут  – полный молодого негодования  племянник Сергей ( Артем Яксанов). Ему придан авторский текст, щедро рассыпанный режиссерской рукой  по спектаклю. Но племянник больше все же  наблюдатель, критик, которого в последний момент
«обратит  в свою веру» хитроумный Фома, отыграв в свою пользу даже  сцену    позорного изгнания из усадьбы.    С остальными  обитателями имения, «не учеными», Фоме  Фомичу управиться  проще.
«Село Степанчиково» поставлено на Малой сцене тюза,чье  пространство перестроено: зрительские ряды охватили   сценическую площадку с трех сторон, мы как  бы  оказались  среди покорной паствы Опискина.  Среди всех  этих  полувыживших из ума генеральш, злых старых дев, злющих приживалок,  сбитых с толку детей ,одуревших  от   дурных приказаний лакеев и имеющих свой пиковый интерес загостившихся гостей. Жёлтый дом,  да и  только (
«не то острог, не то бедлам, а скорее, и то, и другое вместе»).
Хлипкий   Обноскин   (Александр Тремасов) с подачи властной маменьки ( Татьяна Лукина) отважится  умыкнуть богатую невесту. Их сцена пройдет в лучших традициях реалити-шоу, и с микрофоном даже.  Нелепый Видоплясов ( Михаил Третьяков), в который раз меняя  дурацкую фамилию на... другую дурацкую, исполнит  целый пластический этюд.  Громогласный  Бахчеев с легкостью перейдет  от праведного гнева  на Фому  (Алексей Карабанов) к безмерному  восхищению. И  только  обнищавший дворянчик Мизинчиков ( Алексей Кривега)   будет насмешливо хмыкать и смотреть  на все  умными темными  глазами.Но  и у него  - -ба-альшой пиковой интерес.
Татьяна Ивановна, охарактеризованная  как женщина наивная  и крайне восторженная, так долго ждала свою любовь, что, получив вместо  нее  большое наследство,окончательно с катушек и  съехала.  После неудачного увоза   «в продолжение всей этой сцены  она покатывалась со смеху, била в ладоши и во весь остальной путь не могла смотреть равнодушно на Степана Алексеевича». Анастасия Бескровная , играющая бедную безумицу,    весь спектакль напролет  покатывается,   бьет в ладоши, зазывно  посматривает  на всех мужчин сразу  и носится , носится со своим  стулом по залу , в немыслимых па прижимая его к себе, как тангового партнера.Что точно попадает  в  ее  образ,  ясно очерченный  в повести.
Боготворящая Опискина Генеральша  (Виктория Самохина), в окружении подпевающей ей толпы, кажется многоголовой черно-белой гидрой, перемещающейся в  безжалостных лучах  дневного света .Слаженный, где есть дирижер, но нет солистов, хор превосходно  изображают Вера Яксанова, Нина Пантелеева, Тамара Тартер . Прямо ювелирная актерская  - и режиссерская! работа. Добродушный  нищий  Ежевикин  (Владимир Конев) "дам-с", между тем, цветочками одаривает.
Хороша    пара Гаврилы с Фалалеем. Гаврила Александра Федорова  немного  пообтесался среди господ, манеры перенял, французские словечки   подхватил , хоть   делает вид, что они ему  в тягость.  Фалалей    тут не херувимчик, попавший в  руки теток. У Евгения Сафонова он искренне глуп и искренне  о том сожалеет. Но... Камаринского все же пляшет, притом   лучше всех.

В финале, кланяясь залу  на все четыре стороны, знаменитую плясовую с неприличными словами («Ах ты, сукин сын, Камаринский мужик,/Заголил штаны, по улице бежит) танцуют все.  И  - постоянно двигаются, причем    все два действия, со стульями, с креслами,   лишь  на мгновенье замирая под белесым светом, как неживые. Племянник Ростанева Сережа   обстоятельно  расскажет , что произойдет  с каждым героем . Кто женился, кто уехал в город , кто умер.… Из-за   резкого светового решения покажется, что умерли все.  Паноптикум бывших людей оживает лишь на  пару часов , чтобы рассказать странную историю вознесения  шута, коронацию его на полное  и безраздельное царствование в одном, отдельно взятом сельце. Глава повести  так   и называется : «Фома Фомич созидает всеобщее счастье».
Мы разрушили еще один старый мир   - до основанья.  А взамен  ничего  не построили.И ждем, очень ждем , когда придет добрый барин, царь,шут,буржуин, политик – все едино.  «И засияет, как перл… в самом высшем благородстве». И мы с ним,  за ним воспоследуем. Все мы живем в ожидании мифического Коровкина. А приходят Опискины, в лучшем случае – Обноскины.

                                                                                                                                                                                                      Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments