irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ТЕАТРЫ САРАТОВА. Театр драмы, музыки и поэзии "БАЛАГАЧИКЪ".ИЗ лучшего

                   ПУШКИН+ШУКШИН
                                                                   
=БАЛАГАНЧИКЪ

Два вечера подряд я провела в «Балаганчике»  -  театре драмы музыки и поэзии .
Так получилось, что  пришла на спектакли, которые уже видела. Пушкина хотела показать знакомой  из Германии, а на Шукшина отправилась сама, когда заболела подруга и пропадал билет. И  - ни  на минуту не пожалела о повторных просмотрах.
Жизнь так стремительна, что  на роскошь повторов  даже хороших спектаклей времени практически  не остается.А ведь  это совсем  особенное удовольствие, когда  знаешь текст,  изучил режиссерский почерк, хорошо  знаком с трактовками образов актерами.И снова – погружаться в эпоху,вдыхать  воздух сцены, чувствовать  театральное настроение  вечера,  оно   же всегда разное. Как  если бы  давно известная , любимая книга каждый раз  таила в себе  неожиданные сюжетные повороты и концовки.
Сначала  были   «Полтава» и «Граф Нулин»- «Две поэмы», яркая и сильная работа режиссера Олега Загуменнова.
Станислав Шалункин здесь - Кочубей, много у него и авторского текста. Читает Слава  теперь размеренней, в приглушенной тональности,  еще  глубже погружая нас в «преданья старины  глубокой».
…Но Кочубей богат и горд/Не долгогривыми конями,/Не златом, данью крымских орд,/Не родовыми хуторами,/Прекрасной дочерью своей
/Гордится старый Кочубей.
И я снова, к великой  радости, вижу вернувшуюся после декрета Наталью Карпову, которая действительно прекрасна. Спектакль  не игрался без нее – не  нашли достойную замену.
Мазепа Михаила Юдина обрел за два года ( как  не видела спектакль), еще больше значительности и суровости. Честолюбие окончательно возобладает  над его любовью к юной деве – это чувствуется в каждом  жесте ,взгляде Гетмана. Он незримо  здесь  при пытках Кочубея,  при разговоре матери с дочерью (достойна в своем  горе и  непреклонна  Жена Кочубея – Елена Смирнова).  В глазах старого лиса Мазепы  появляется  ужас: он и  страшится содеянного, но ничего  не хочет менять. Да и  не может  уже. Отвратительно жесток Орлик (Александр Котелков),  нагло поигрывающий  развитыми мускулами.
Снова восхитили  подвижные декорации спектакля : деревянные светлые бруски  то болотные слеги, то тюремные ограды, то портал Мазепы и Марии , за которым – вечный позор.
«И тщетно там пришлец унылый/Искал бы гетманской могилы:/Забыт Мазепа с давних пор;/Лишь в торжествующей святыне/Раз в год анафемой доныне,/Грозя, гремит о нем собор», - в финале снова звучит немного глуховатый,  как «из глубин времени», но четко  доносящий до нас каждое слово голос Рассказчика.
Ну как после таких «страстей роковых» можно  переключиться на пушкинскую шутку – прелестный пустячок с Нулиным? А  неустанный певец женских ножек  умел  это как никто. Точно так угрюмая пара Кочубеев мгновенно превращается  в мирных, давным-давно женатых поселян. Филигранно отработаны и  весело забавны  движения хорошенькой Наташи (Елена Смирнова) и ее наперсницы Параши (Наталья Карпова). И Михаил Юдин будто и не хмурил грозны очи в роли интригана  Гетмана:его  новый герой ленив, проказлив, женолюбив…
Очень я люблю сцену, где барынька  в ожидании хоть какого заезжего гостя  «порой над книжкой скучает» -  наготове, в  пышном кринолине, но без юбки. А   служанка, та самая, что «шьет, моет, вести переносит, изношенных капотов просит, порою с барином шалит, порой на барина кричит»,  тщетно выглядывает из окошка на  дорогу.Комическое  и трагическое обычно  вместе и  в жизни. И тем более неразделимы они  в театре. «Пушкин. Две поэмы» был  и остается одним из лучших спектаклей «Балаганчика».
«Два рассказа» Шукшина   не видела еще  дольше. С того  давнего «Золотого Арлекина», что получили  за него два актера театра. Юрий Лапшин - автор идеи и исполнитель двух главных ролей. В них – основной нерв постановки (великолепна работа Елены Смирновой как режиссера). На фоне  трагедии  дальнобойщика Ивана  Петина, которую можно описать одной фразой («от  него ушла  жена»), одевающаяся и красящаяся под американский секс-символ  глупышка   Людмила (Ольга Лапшина) и  бравый военный (Михаил Музалевский), что  умыкнул чужую жену,  точно рукавицу  на руку надел...  эти двое выглядят пародией  на любовные чувства, оттеняя страдания  героя.
Здесь много ритмичного , лаконичного шукшинского текста.  Сейчас, как мне кажется, талантливый актер еще точнее в  него попадает: «Огромный Иван, не оглянувшись, грузно сел на табуретку — как от удара в лоб. Он почему-то сразу понял, что никакая это не шутка, это — правда. Даже с его способностью все в жизни переносить терпеливо показалось ему, что этого не перенести: так нехорошо, больно сделалось под сердцем. Такая тоска и грусть взяла… Чуть не заплакал…».
Давно  не хватало признанному комическому актеру  Лапшину больших  драматических ролей . Да, рассказ «Кляуза», как будто более   легкий , смешной. Конфликт со  злой вахтершей больницы. С кем не случаются такие казусы? Да, сейчас  теток  сменила   военизированная охрана...Но что суть изменилось?  Трудно забыть     случай, когда  я  выскочила из корпуса  «дыхнуть воздуха», а назад в  палату охранник не пускал  ни под каким видом, и   я должна была звонить в отделение, находить «свидетелей»,  искать  какой-то   журнал поступлений, доказывая, что я  не верблюд и действительно   лежу в этой больнице…
Здесь Лапшин в роли пострадавшего ( автор писал о себе) более  открыт  и эмоционален, чем в роли шофера. И как я уже писала,  внешне « абсолютно не совпадает со щуплым,  невысоким писателем. Но в  один момент что-то   у нас  в  головах перещелкивается, и Лапшин становится  вдруг похожим на  реального «Макарыча».А злыдня Вахтерша ( идеально выверено каждое  ее движение актрисой Ириной Коротковой)  поднимается над  миром торжеством безнаказанного Хамства и Произвола. И   танец, который она поочередно танцует с каждым из оскорбленных писателей (превосходны маленькие роли  Владимира  Смирнова и Михаила Музалевского), превращается в танго смерти. Разве когда-нибудь забудешь, что Шукшин умер сорока пяти лет  от роду, очень скоро  после   нестерпимой обиды и  своего самого  саркастичного   рассказа?
И эта постановка  - «Два рассказа» Шукшина  - в числе лучших. На  нее надо водить классами, училищами,  студенческими группами, чтобы еще в «нежном» возрасте успеть сделать прививку, ввести противоядие   воинствующему равнодушию и грубости…
Вот такими  они выдались, театральнейшие из  вечеров. Совсем скоро в  маленьком «Балаганчике» большая  премьера -   еще два рассказа Макарыча ставит Юрий Лапшин.
                                                                                                                                         Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments