irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ФЕСТИВАЛЬ УРОКИ ТАБАКОВА в академдраме.Спектакли из зачетов

         

              МЫ ЗАМЕРЗЛИ ВНУТРИ
.Часть 3.

Время, назад!
Другой курс Школы студии МХАТ – безвременно ушедшего  и горячо любимого  всеми Дмитрия Брусникина -   привез спектакль, выросший из зачета  по сценической речи. Ставила его заслуженная артистка России, ученица Бориса Васильева Мария Зайкова еще  по благословению мастера курса. На сцене  - Саша Соколов, его культовый роман «Школа дураков», наверное, самый несценичный из текстов, представляющий собой один бесконечный , довольно сбивчивый монолог, где вообще-то  нет сюжета,  время течет вспять в сознании подростка,у которого проблемы с памятью и  как итог -  спецшкола.
Постмодернистская  форма романа – как хорошая прививка  от всяческих литературных штампов. Взросление, влюбленность в  учительницу, дружба  чудиком географом , которого взрослые ни в грош  не ставят… все  как будто  было, но рассказано, как в первый раз, другими словами.И про родителей, и про брата, и про  дачный поселок.Где почтальон  на велосипеде одновременно  мифический персонаж -  Насылающий ветер. Одни утверждали, будто он молод и мудр, другие – будто стар и глуп, третьи настаивали на том, что он средних лет, но неразвит и необразован, четвертые – что стар и умен. Находились и пятые, заявлявшие, что Насылающий молод и дряхл, дурак – но гениален. Говорили, будто он появляется в один из самых солнечных и теплых дней лета, едет на велосипеде, свистит в ореховый свисток и только и делает, что насылает ветер на ту местность, по которой едет… А как называлась станция? – я никак не могу рассмотреть издали. Станция называлась.
Как такой текст, наивный и  ироничный, равно  нежный и  путаный , можно  вообще перенести  на сцену?  Перенесли,  нашли и  театральный  образ ,задергивая  и открывая занавески, на которых внезапно проступают очертания станции, как ее рисуют дети,  и ботичеллевской Венеры. Как выходила  она из створок раковины , уже зрелая и прекрасная, так  ребенок с раздвоением сознания умом не слаб, но своим умом: ощущает прошлое яснее будущего,  видит  то, что «не увидишь  глазами». Ретропесни Pink Floyd эмоционально точны , они  бьют в ту же цель. «Another Briсk In the Wall» переводится  еще и как «другой кирпич в стене». Иной кирпич.
Здесь  бы подошли и слова  из песни Таривердиева, гениально исполненной Камбуровой : «Я не хочу чтобы с меня сдирали кожу.
Я не хочу чтобы меня красили, сушили, белили.
Нет, я этого не хочу.
Не потому что я лучше других деревьев.
Нет, я этого не говорю.
Просто  я другое дерево».

Школа Табакова тоже  показала  зачет  по сценречи, перенесенный  в театр. Замечательно разудалая, по-настоящему народная сказка Ершова «Конек-Горбунок». На памяти у нас  виртуозное чтение ее самим мэтром.У  выпускного курса ТШТ  с речью все  хорошо:  мелодичный ершовский текст они читают, распевают, превращая в частушки, в рэп, в народные попевки, отлично двигаются , но … не более  того.Мы  увидели симпатичные молодые лица,с пониманием отнеслись к частой смене Иванушек ,  вполне оценив  его финальное  превращение  из щуплого паренька в пригожего рослого «царевича». Но характера, пульсации жизни   ни в ком  не чувствовали (разве что в царе?). Зато откровенной эротичности в кобылицах, жарах-птицах и царь-девицах больше, чем достаточно.  Зачет-декламация, сам по себе интересный, пока  еще   не стал  спектаклем .
А  руководитель Школы Табакова и ТОТ ( теперь  он называется  театром Олега Табакова) Владимир Машков сразил  всех возвращением «Матросской тишины» Галича на сцену театра и своим в нее возвращением. Считается премьерой ее второе   возобновление и   27 января.
Хорошо  помню , когда спектакль первый раз привезли в Саратов. Это было лет  30 назад,  Машков тогда еще играл в нем.Потом его сменил другой актер. В 2016 году  «Матросской тишиной», перенеся   из подвальчика, открыли новое здание театра .И вот еще одна редакция – учеников Табакова Машкова и Марина, замена действующих лиц, и снова Папа Давида - Машков .
Худой, заросший, с глазами ,где вечная робость веками преследуемого народа, и внутренняя гордость, и  неодолимое  его упрямство. Ему просто  необходимо, чтобы сын пробился и прожил жизнь лучше, чем он в том клятом Тульчине.За  это отец  чуть  не привязывает мальчика  к скрипке,  даже поднимает  на него руку, и
 тут же прижимает к себе, и тогда  невозможно смотреть  на  его залитое слезами  лицо, заглядывать в  эти скорбные глаза. Еврейские папы знают, что они  делают (хотя обычно  это делают мамы).Так  растят великих скрипачей.

Четко  обозначает своего героя Андрей Смоляков: большевик, фанат  идеи, но порядочный  человек, готовый помочь  обманувшему его Давиду.Маленькая, но превосходная  роль у Яны Сексте.Ее Роза колоритна, узнаваема, но без переборов.Очень трогательный маленький Давид  у Ростислава Бакланова. Спектакль жив   и через столько лет,  зрители
безошибочно считывают  его послание .
                                                                                                                                                     Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments