irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ФЕСТИВАЛЬ УРОКИ ТАБАКОВА в академдраме.Дипломные спектакли, концерты



              МЫ ЗАМЕРЗЛИ ВНУТРИ Часть 4.

А друг ли нам Гораций?
Два поволжских вуза  и  Школа нового кино тоже  привезли  на фестиваль свои спектакли. Самарский институт культуры показал «Куклы» Хасинто Грау. Трагифарс по пьесе испанского драматурга   прошлого века «Сеньор Пигмалион»  написал известный режиссер, руководитель театра на Юго-Западе Валерий Белякович (  увы, рано ушедший). Поставил его  у себя в театре и  в нескольких театрах страны.  Видела в нижегородском театре «Комедiя».
В финале, после всех «обманок», на сцену выходил хозяин и  главный кукловод  труппы  «из искусственных волокон, что  неотличимы от людей, мыслят, разговаривают, взаимодействуют, эмоции передают». И это был сам Белякович с его  мощной мужской харизмой.Спектакль потрясал «до основанья, до корней, до сердцевины». Руководитель курса самарцев Вадим Горбунов тоже выбрал беляковский вариант, но  другой финал этой  очень эффектной, парадоксальной, во многом пророческой пьесы. Кстати,  постановка получила  приз фестиваля «Театромагия».
Училище им. Евстигнеева  из Нижнего  показало «Гамлета», Шекспир тире Акунин.  В основу спектакля легло  произведение Акунина, известного пересмешника.И хотя хватает там    диалогов «из Шекспира», есть изменения  в сюжете,  в переводе, весьма свободном,   особенно -  в финале.Игра студентов (курс выдающегося мастера Юрия Фильшина, постановка питерских студентов  Андрея Богданова и Николая Балобана) легка, проказлива,  искряще изобретательна.
Начинают   с похорон  Гамлета старшего,  эта притворно скорбная процессия  уже карнавальна. По-театральному ярка, красива  влюбленная парочка Короля и Королевы, занятая  лишь любовными играми.
Гильденстерн и Розенкранц
напоминают недотепистых Шалтай-Болтаев, но -   с немецким прононсом. Необыкновенно нежна  и  невинна  светловолосая Офелия. Бегая в одном кринолине, она играет с братиком в «домики» (Лаэрт  - подросток в очках с затянувшимся пубертатным периодом) и «ни о чем таком»  не помышляет.
Впервые играет в смерть близкого человека  обаятельный  молодой Гамлет. Пока еще  играет ( как  и   договорились с самого начала между собой актеры) ,позволяя себе  немного   позлословить («Датчане бережливостью известны./С поминок угощенье не протухло —Доедено на свадебном пиру») . Рассказ Горация о  видении отца Гамлета  делает его серьезным.И пусть каркасы  только обозначают женские платья, а поднятые вверх хвосты - безмерные парики,  и  вместо скрещенья шпаг  мы слышим лишь  их звон.- Ощущение «средних-средних веков» рождается из ничего, из звука и  движения.
Спектакль идет весело, шаловливо… «убивает» всех не Гамлет, не ласковый король, который, почуяв  добычу, выпускает когти ,  а тот самый  «друг Горацио», который у Шекспира все понимает про Фортинбраса,  (этот  только  и думает, «как отобрать с оружием в руках, путем насилья сказанные земли,отцом его утраченные».
У Акунина именно  Гораций   - та пружина, что распрямляется,  расчищая норвежцу путь  к датскому престолу… Импровизированная телега вначале, телега в конце, музыка Гершвина и К. На  этом спектакле точно  никто  не скучал.
Темная сторона луны
Школу нового кино представил ее педагог,  режиссер  спектакля , лауреат Золотой маски Юрий Муравицкий. На встрече в музее театра он рассказал, как работает со своими студентами, давая им основы  профессии, которые нужны и  театральному ,и киноактеру.Тема встречи обозначена  программно: «Актер сегодня  больше, чем актер». Режиссер Муравицкий  представлял  свой ростовский театр «После 18» ( как возникло название, кто и что в нем играет). Педагог Муравицкий –   свои методы, настаивал,что  в педагогике особенно  «нужны  новые формы», и   тут помогают такие величины, как Михаил Чехов, Джоржо Стрелер. Напомню, что
«сила театра Стрелера заключалась не только в своеобычном соединении принципов психологического искусства с «эпическим театром» и с национальными традициями комедии дель арте, но и в глубоко гуманистическом послании залу, содержавшимся в лучших его постановках».
Послание залу содержал и спектакль киношколы с  очень уж откровенным названием. Молодые критики сумели  считать  в нем созвучие своим мыслям и чувствам. Высказывание получилось пронзительно острым .
Мне пришлось выбирать из двух фестивальных названий, и  я  пошла на чтецкий вечер Константина Райкина, поскольку  числю его в первом ряду мастеров художественного слова. В прошлый приезд  он много рассказывал  о великом  отце, о  своем  поступлении в Щуку. Теперь – только стихи. Поэты. Их  мысли, их судьбы. Давид Самойлов ( много, очень много, на наше  счастье!),Николай Заболоцкий, Николай Рубцов, Осип Мандельштам … Александр Пушкин.  Чернота его  бездны  - «Сцены  из «Фауста». Милые шалости  -   описания бала в романе . Ироническое начало с глубоко лирическим подтекстом в стихотворении без названия:  «Зима, что делать  нам в деревне…». Как же нам всем «полезен русский холод», остужающий слишком горячие головы и пылкие нравы…
Константин Аркадьевич читает ,как дышит.Просто, без затей, отбивая внутренний  ритм, порой пропевая строчки, растворяясь в поэте  и в  его поэзии,в музыке слова.«Над балаганом  -небо» - название концерта.И дальше,  и  выше,выше…
Высшая школа Райкина привезла  класс-концерт «Школа. Метро. Сны». Ребята подвижные, органичные, хорошо работают  в разных показах: животные, неодушевленные предметы, общение, имитация эстрадного пения, наблюдения.Танцуют просто шикарно - в общем финале , в сценке  «бальников» («учитель танцев»  у них все  тот же блистательный Ренат  Мамин), где партнерша успевает и макияж  наложить, и с партнером выяснить  отношения.
Уморительна смешная сценка  кормления малышей.Здесь характерность актеров выдает их принадлежность  школе  лицедея  Райкина Младшего . Одна, правда,  сценка, со стариками, пахнула аншлаговскими штуками. К  тому  же померещился  матерок...
Нет, не привиделось:  на мастер-классе руководитель курса , ровно с позиции московской элиты, разъяснил нам, провинциалам, что  сквернословие  в обществе – нынче такая же данность, как мобильники. И раз уж появились  вместе с ним  великие произведения,  назад пути  нет. Однако «великость» произведения может измерить  только время. А то, что я видела с матерными  словами в разных  спектаклях разных театров... скажу крамолу... вполне могло обойтись без  них.    Аргумент, что так сейчас все  разговаривают,  не работает. Все увлекаются   "половыми актами"  , ходят, пардон,  на горшок  – давайте и  это потащим на сцену  безо всяких купюр...
Грань, где кончается театр и начинается физиология, очень хрупкая на самом деле.Это  из той же оперы, когда  открыто говорят о тайных женских  "месячных" делах, и вправду малоприятных, раздражающих и болезненных, но все же не настолько  публичных. Откуда  ж возьмутся   любовь, нежность,глубокие чувства,  если  женщина, давно  уже раздетая на потеху мужчины, бесстыдно   растиражированная  (речь   не о произведениях искусства) в самых срамных  своих местах,  будет еще и о своих  физиологических   интимностях вещать ?  Что-то должно остаться  на "темной стороне луны". Это чисто   мое мнение, очень "ретроградское", каюсь...

А Наблюдения студенты Константина Аркадьевича  показали просто  отличные ( тоже бы  взять в спектакль!), удачно обыграв форму интервью и  разбив  на  новеллы.
                                                                                                                                                                            Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments