irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

БАЛАШОВСКИЙ ТЕАТР ДРАМЫ .Эпос про цыган



                             ВОТ ЦЫГАНЕ ИДУТ…
Балашовский
драматический театр представил в Старом тюзе  на Вольской спектакль-мюзикл «Вожак» по пьесе румынского писателя . Захария Станку поставили в рамках федеральной программы «Театры малых городов». Постановка заслуженного артиста России Владимира Попова, художественного руководителя театра.
Но мюзиклом я бы  не  спешила  ее называть.Все же  так принято  именовать «театральное шоу, где присутствуют, помимо диалогов между героями представления, вокальные и танцевальные номера». В основном, современного, эстрадного содержания.
А песни  и пляски в спектакле балашовцев  коренные, цыганские, рожденные  в гуще  этого ярко талантливого  народа. Да и тема здесь  от шоу далековата. Скорей, это драма с  музыкальными номерами. Их  отлично поставила руководитель цыганского ансамбля «Чергэнори» Нана Халилова (Москва), буквально насытила  ими   плоть  и кровь  цыганского табора. Сама  же  сыграла главную женскую роль – роковой красавицы Лисандры, из-за которой схлестнулись  на смерть два харизматичных, полных сил и   огня цыгана – Гошу (Денис Майданюк) и Аристон (Иван Новиков).
В саратовском показе сыграла другая цыганка Кристина Булдыженко. Солирует она и в звенящей цыганской песне, и в танце, полном затаенной страсти – пока затаенной!
Лисандра  так пленительно женственна, что актерам-мужчинам   не составляет  труда играть любовь. Гошу просто  болен этой женщиной, предавшей его,   отвергающей  мировую, которую ее  муж предлагает. Возвращается на верную смерть   изгнанный из  табора Аристон  -   «хоть взглянуть  на нее лишь  один только раз».
Параллельно разыгрывается еще  одна трагедия: прекрасной Кэры  (Елена Самусева) и сына Вожака Алимута (Иван Морозов). То им  мешает ловкий пройдоха Ужвор (Сергей Волхов), который успел внести за слишком еще  юную девушку богатый выкуп,  то  вторгаются насильники-фашисты.
Захария Станку – классик румынской литературы XX века. Пишут, что «в прозе его много грубости, грязи (дорожной), брани, ярости, побоев, выстрелов, тяжелых цен насилия и смерти…но на этом мрачном фоне голос писателя, как ни странно, мужествен, прост и решителен. Таков, вероятно, был и характер самого Станку». Такова   его пьеса  о цыганском таборе времен второй мировой войны,  что благодаря своему смелому и находчивому Вожаку (Александр Попов) прошел сотни километров  «по степи опаленной», голодал, мерз, терял  людей, но  выжил, миновав концлагерь, где его ждала верная  смерть.
Убедительный образ создает актер в роли Хима, невысокого,  несильного физически (сын уже одолевает   отца ), далекого  от  привычного идеала могучего цыганского барона. Он  берет другим: умом,  хваткой, иногда жестокостью, способностью принимать решения в интересах  табора   в самых суровых условиях. Недаром рядом с ним «перековывается» долговязый нескладный конвоир, явно насильно отправленный на военную службу (Кирилл Захаров).  Запоминаются образы слепой, сильной духом жены Хима  (я  только не увидела,  когда  же   она гибнет), толстяка Фердика, любившего ярмарочного Мишку больше самого себя (это худрук Владимир Попов).
По   сюжету  сложно догадаться , но, скорей всего,   цыганам  встретились румынские войска, не так лютовавшие в войну,как немецкие фашисты.Что  не помешает  солдатам совершить насилие . Драма цыган, вечно остававшихся «над схваткой», но  тоже попавших под колеса истории, донесена  здесь точно .  Но  слишком  она затянута, темпоритм потерян ( в основном ,в первом действии), мизансцены актеров,  когда они повернуты к залу, затрудняют понимание сюжета, особенно вначале. Он  будто  рассыпается на отдельные реплики, с  напряжением думаешь, кто там кто.
Да и костюмы героев  излишне пестры ( не театрально пестры)  и  похожи. Есть просто две одинаковые рубашки. Составлять единое целое при индивидуализации каждого – это  очень трудное искусство, ему  можно научиться  у Юрия Наместникова в Саратовской драме. Он один из лучших художников  по костюмам  в России. Непонятно  и обильное «слезоточение»  ближе к финалу,  когда зарыдал даже «фриц» конвоир.Хотя   Наур - Владимир Мартынов, покидающий табор ,  доходит здесь  до высот трагизма. Однако   первая заповедь сцены:  пусть сначала  твой зритель  заплачет, а уж  сам … как получится.
Нет вопросов к декорациям – четыре кибитки с четырех сторон очень  даже живописны  (художник Алена Герасимова),  к видеоряду, где  появляется то бездонное  небо, то бескрайняя степь –  надежный друг цыгана( видеодизайн Павла Савинкова).Спектакль многофигурный, сложный  для воплощения , он    производит      большое впечатление. А если еще где-то ужать и набрать верный темп…
                                                                                                                                             Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments