irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

"ИГРА" БЕЗ ПРАВИЛ. Неожиданный финал печального события



                  ЛЮБЛЮ ЧИНОВНИКОВ  ЗА  ПОВАДКУ…
Держать и не пущать – откуда есть  пошло  это выражение? Не  от Салтыкова-Щедрина, как я думала, не от Гоголя и  не  от Зощенко, хотя у  него  и есть рассказ с похожим названием.
От  писателя «второго ряда» - Глеба Успенского. Обязанности будочника Мымрецова состояли  в том, чтобы, во-первых, «тащить» и, во-вторых, «не пущать»; тащил он обыкновенно" туда, куда решительно не
желали попасть, а не пускал туда, куда этого смертельно желали".

Как отмечают  в энциклопедии, древний принцип представителей любого рода власти, вышедших из низов, - высшая степень проявления «синдрома вахтера», выраженная в желании всё запретить, никуда никого не пускать, не давать смотреть «кому  не  надо».  Если же кто-то  тем, что  другим разрешили, возмущается, вахтеры у власти разъясняют  им одной общей формулой, которую подметил ещё Войнович: разрешили-де, «кому надо».
Вспомнила еще  эпизод с Шукшиным: больничный монстр в виде Вахтерши, доведший (ая)  писателя   до сердечного приступа, и в  итоге, вскоре,  - до смерти. «Кляуза» - последний рассказ великого писателя. Рассказ был замечательно поставлен и  превосходно сыгран актерами   нашего «Балаганчика». Героиня Ирины Коротковой, монстр одной, отдельной взятой больницы, глухо отгородившаяся от остального человечества белым халатом, марлевой повязкой и злобным взглядом, вырастал до  символа отчуждения и непонимания всех всеми. Её жесткое  танго со своей  «жертвой» - уже поползновение на мировое  господство  безудержного хамства. 
И кто  из  нас не сталкивался с «синдромом вахтера»? На последнем фестивале в академдраме нас  со Светой  случайно забыли включить в список  театральных  обозревателей одного  из спектаклей.   Знающие меня как облупленную   театральные начальники тут же перестали меня узнавать, твердя  с упорством заевшей пластинки: не пущу,  нет  вас в списках, и точка !
Но   там хоть  без потасовки обошлось. Даже в дурном сне  не могло присниться, что на гражданскую панихиду -  церемонию прощания с дорогим мне человеком и актером  - могут просто-напросто «не пущать». Мы снова отличились .  Такого  не бывало  нигде и никогда…
Я замешкалась минут на пять,  пока цветочница набирала сдачу  с моей тыщи. Зная меня не один десяток  лет,  к тюзовскому  залу дежурные  меня  пропустили, только просили «тихо стать  у двери», что я и собиралась сделать.
Приоткрываю ее – тут    на меня обрушивается вся  тяжелая артиллерия чиновничьего гнева. Не пущают – не совсем точное слово, просто выдавливают,  толкают прочь, как  враждебный элемент: после, после панихиды !  - Как после, когда после?
«Я  ж с цветами…»,  - бормочу  я, окончательно  растерявшись. И,  успешно   особу мою из зала вытолкав,     вдруг сообщают, как бы между прочим:  можно  сверху  сюда  пройти! А что бы раньше   сказать  потихоньку и не устраивать «дикие  разборки» у гроба?
…Первое желание - уйти совсем. Но почему  я должна уйти? Писала   о  Мастере не раз, чтила  его как   блестящего актера , он  ко мне очень  хорошо относился… Нет, я   просто  обязана проститься. Прохожу, причем совершенно свободно, в  верхнюю дверь. Успокоившись  и приглядевшись  немного, вижу, что и в  боковую дверь, напротив  той, «заветной», народ  постепенно заходит . И  никто никого, заметьте, взашей  не  выталкивает … Понедельник, у всех  дела, проститься идут кто  и когда может.
Я простилась   за себя,  букетом  крупных полевых цветов и за Тамару ,  которая, убегая  на репетицию, просила положить  у портрета две крупные  розы. И выноса   гроба дождалась, под  долгий гром аплодисментов.  Ведь уходил  великий актер русской психологической школы. Уходила  киселевская эпоха…
Люди  на  крыльце недоумевали и спрашивали нас, выходящих: "Почему панихида была закрытая, его что,  там  отпевали?... " Тюзовцы, которые дежурили у гроба и  как будто  ничего  не замечали вокруг, с изумлением говорили: «Зачем в зал не пускали  всех,  кто хотел проститься ?! Так,  как хоронили Гришу Цинмана, Илюшу Володарского? Юре  бы  это не понравилось…» No comments.
На кладбище    не поехала. Увидеть рядом с убитыми  горем лицами родных  тюзовцев дежурные   маски чиновников, которые   умеют пристроиться к любому  делу и тут  же стать «главными  по тарелочкам»… Их даже  жаль,  тоже ведь подневольные. Еще должности лишатся, если ослушаются приказа сверху.  Ведь  на каждого «вахтера» всегда    есть  старшина  среди вахтеров. Это  я свое отбоялась. Ни  должностей, ни почетных званий, ни  денег  после 44-х лет  честной журналистики -  чем  меня накажешь?
Хорошо, вечером друзья-художники вытащили  на выставку  в ТЦ Рубин ,я  немного отвлеклась. Да и  выставка очень хорошая. Но  и там нашелся очевидец, подошел и спросил участливо , как же могли со мной  так поступить, я же столько пишу  о театре?! Ох, уж  это  любопытствующее участие!.. Охранной грамоты  от   чиновничьего произвола   нет  ни у кого. Если уж сказано не пущать, костьми лягут, но не пустят.  
Ну и что  теперь: вызвать кого-нибудь  на дуэль, пустить себе пулю в лоб или  - самой кляузу  настрочить? Бесполезно и  глупо. Уж коли догадал черт родиться  в России, с умом  и  прочее, как там у Сергеича ... Да кабы  от грубости и хамства окрестного    все бы   стреляться  стали …  одни чиновники у нас и  остались бы. Жаль , конечно,    что  в последнем  уголке культуры   такие вот  истории  случаются.
… Простите,   нас за всё ,  дорогой Юрий Петрович, и    - светлая вам память! Кому, как  не вам,  переигравшему столько классических  ролей,  знать, что  на Руси середины нет: « либо в рыло, либо ручку пожальте»
                                                         Ирина Крайнова,обозреватель по Саратовской области в Российском театральном журнале, лауреат Международного литературного конкурса



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments