irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ПАМЯТИ ПОЭТА. Ушел Виктор Соснора



         ВО ВСЕЙ ВСЕЛЕННОЙ БЫЛ БЕДЛАМ…
Раскраска лунная была.
Там, в негасимой синеве,
ушли за кораблем корабль,
пел тихий хор простых сирен.
Фонарь стоял, как канделябр.

Как факт — фонарь. А мимо в мире
шел мальчик с крыльями и лирой.
Он был бессмертьем одарен
и очень одухотворен.

Такой смешной и неизвестный
на муку страха или сна,
в дурацкой мантии небесной
он шел и ничего не знал…

Услышала  впервые  Виктора Соснору в постановке  театра драмы, музыки  и поэзии «Балаганчикъ». Шел  как раз   его «Пьяный ангел» . Стихотворную  пьесу «неудобного поэта»  Сосноры  по очереди  играли   два состава. У  Натальи Суматохиной  и Владимира Федотова  поражала прежде смелая пластика героев,  их чистота и  неискушенность  (романтический вариант),а  у Владимира Смирнова и Дарьи Земсковой герои   как бы старше. Горечь и недоверие к жизни - в резких движениях Девушки, мощь опущенных крыльев - в персонаже Смирнова.
«Выхожу один я… Нет дороги»,- скажет  он с несказанной печалью.  В чудесном сплаве движения, звука,поэтического слова и драматической игры ( где несомненно значение  музыки Игоря Гладырева,  режиссуры Елены Смирновой  и хореографии Алексея Красотина)  главный удельный вес у него, у Слова.Легко играет автор строчками бессмертных, наполняя их новыми, сегодняшними смыслами.  Меня тогда  аж пронзило : «Выхожу один я. Нет дороги.
Там — туман. Бессмертье не блестит.
Ночь, как ночь, — пустыня. Бред без Бога.
Ничего не чудится — без Ты».

Великий пересмешник Соснора вывернул слова и вдунул  свои смыслы и в «солнце Маяковского», и в «парус Лермонтова», и  в «цыган Пушкина». Вообще во все, чего  ни касалось его ироничное, едкое  перо.  Бывает ли вообще  выразимая грусть? У Сосноры бывает все. Так  обозначил  он свое состояние в  "Этюде  о себе".
 Мы собрались  на Квартирнике памяти поэта не скорбеть , а слушать  Слово. По воле поэта не  устроили никаких мероприятий с прощальными речами в Петербурге. И Саратов  не нарушил его  последнюю волю.
 Поэты , композиторы,  актеры читали его стихи , пели песни на его слова. Пела гитара Игоря ,   вздыхала некрашеная скрипка. Игорь  вспоминал, «как  почти 20 лет рождался его  спектакль «Пьяный ангел»  (зачем-то переименованный в   «Твоего ангела» - И.К.). Как  долго не решался  он показать свои песни автору –    большому поэту Виктору Сосноре. Как сильно  изменился подтекст, когда к сольному пению   примкнула Даша Земскова … Появились две трактовки темы  - мужская и женская».
  Московский гость Сергей Рыженков в свободном формате рассказал о поэзии  советского андеграунда, разложив ее  на течения и группы в зависимости  от близости   к  «имперским запросам». Известный политолог так хорошо владеет  темой, потому как и сам относился к этому самому андеграунду. Соснора как будто  и  не должен был вступить в противоречие с власть имущими. Сын полка, рабочий, рано начавшийся публиковаться, благословленный в поэтический путь официально признанным Николаем Асеевым.
Но в отзыве Асеева  была заложена мина :«Соснору как поэта не сразу прочувствуешь, — как всякого поэта, не имеющего привычного стандарта поэтичности. Но зато, услышав те интонации, которые он находит для своих строк, заинтересуешься непохожестью их на ранее читанное и слышанное».
 Далеко  не всех «заинтересовала» его непохожесть.  Поэтому , видимо, его  и не причислили к сонму классиков.Но  нам, собравшимся в винарке на Горького, это было параллельно. Хотелось  без конца слушать  бьющие по нервам песни на его стихи,  разрушающие привычные клише строчки .
 И как может "классик" иметь такую, скажем, «неровную»  биографию? Родился у лениградских циркачей на гастролях в Крыму .Вывезен из блокадного Ленинграда  по дороге жизни  на Кубань, чтобы  очутиться...    в гестапо. Оказывается  у дяди – командира партизанского отряда, и,   тяжко раненный, видит расстрел  остальных , чудом спасается,  попадает… в Войско Польское , где  соединением командует его  отец.В 8 лет становится  снайпером.
Школу заканчивает во Львове. А учиться в университет уезжает в Ленинград, на философский факультет.  В армии  довелось служить где-то у  Новой Земли, где облучился при ядерных испытаниях. Был слесарем ,учился  на филфаке . В 26 лет выходит  его первая книга, его поддерживает  Симонов, но  Соснора   печатается  и в самиздате, и в "тамиздате", читает лекции  во Франции,в   Америке.
Нет, никак  не тянет  он на классика.Ну и  славно! Хоть  не забронзовеет.  Кстати,  Виктор Соснора   награжден Международной отметиной имени отца русского футуризма Давида Бурлюка — премия русским поэтам от имени  "Академии Зауми".Недурен российский "классик"!
Закончу сей  странный опус  ( но  не страннее, чем    его поэзия) небольшим высказыванием известного  одесского  литературоведа Евгения Голубовского:
 -Только что прочитал, что 13 июля 2019 года умер поэт Виктор Соснора. Большой поэт. Настоящий. Из ленинградских шестидесятников.
Жизнь Виктора Сосноры (родился 26 апреля 1936 года)- сюжет для романа в стиле Дюма… Первые стихи Сосноры я прочитал в самиздате в начале 60-х. А в 1962 году в Ленинграде мы с Валей купили первый сборник Сосноры с предисловием Николая Асеева, где старый футурист почуял в молодом футуристическую закваску и предрек великое будущее.
Великое будущее не состоялось. Он действительно стал большим поэтом, но часто очень сложным для массового читателя.
У него было много учеников.
У него вышло много книг…
                 
  ***
Может, наше третье море -
тридцать третье горе.

Но не стоит нам стараться
в тридевятой страсти.

Мир как мир, а мы как в мире
дважды два четыре.

Ничего над нами нету -
лишь седьмое небо!

                ***
По бессарабии двора
цыгане вечные кочуют.
Они сегодня — та-ра-ра —
у нас нечаянно ночуют…
На дне стеклянной темноты
лежит Земфира и не дышит.
С кем вы, принцесса нищеты,
лежите? Вас Алеко ищет…
            ***
Латинский парус!
Ни души
в твоем, мятежник, океане.
А надо жить.
И надо жить,
надежды в бездну окуная.
В сомнамбулическом пылу
сомнений,
оглянись, художник:
где океан?
Болотный пруд,
насыщенный трудом удобным…
          ***
О вспомни обо мне в своих слезах,
где ночи белые, как кандалы,
и где дворцы в мундирах голубых
тебя ежевечерне стерегут…

О поводырь, как и ведомые, ты слеп.
Взойдет ли солнце, очи выела роса.
Как водяные знаки, бедные глаза.
О музыкант, меня ты не уговорил…
                                                           
Бедлам, однако.
                                                                                                                                                        Записала Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments