irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. Театральная лаборатория.ПОСТФАКТУМ



                               ПОСЛЕ ВИДИМО и НЕВИДИМО
Эти чтения современных пьес «ВИДИМОНЕВИДИМО плюс» проходили осенью,  уже после летней творческой лаборатории, и были сверхпрограммы. Саратовская драма знакомила  нас   с местными драматургами,  была именно читка, а не эскизы спектаклей.  Первый текст - Марты Антоничевой "Точки пересечения".
Читала целая группа артистов драмы, делая это, как всегда, великолепно.  Было очевидно, что автор умеет наблюдать  жизнь в ее повседневности,  лепить  живые характеры. Очень цельный  - у матери   двух взрослых сыновей, которую и в процессе читки сумела великолепно «озвучить» Елена Блохина, мастер характерных ролей. Она  наполнила ее  объемом и цветом . Более примитивными,  и очень узнаваемыми,  выглядят идущие к цели   «по головам» мама и дочка  (Лариса Уварова и Екатерина Локтионова).
Непонятной ( а   не  только  непонятой) кажется   поэтесса Александры Коваленко, живущая в своем мире, далеком  от реального. При  этом  пытается помыкать своим  на редкость покладистым мужем ,к тому  же успешным  бизнесменом ( обаятельный в  этой роли  Александр Островной). Затем, обиженная в лучших чувствах, поэтесса уходит из дома, но после недолгого «хождения в народ»  понимает, что  лучше быть «здоровой и богатой» ( к тому же   хорошо «упакованной» дамой), чем «больной и бедной». Я  так  и не поняла,  есть ли у нее искра  божья, но судя по  тому, как дружно «прокатывает» ее группа шизоидных старух и  молодых шизиков ( иронически  подают текст Владимир Назаров, Максим Локтионов, Вера Феоктистова),  страдающая  дама оказалась  не без талантов.
Все образы   даны  четко , но развития  не получают, сталкиваясь между собой в различных точках. Тольтко-только наметился какой-то душевный перелом у младшего сына… ( Максим Локтионов), но тут пьеса  и заканчивается. Все  разобщены,  все соприкосновения болезненны,  ведь , расчищая побольше места вокруг себя, непременно наступишь  на   ногу  родственнику или знакомому. Может,в болезненной неуживчивости всех со всеми и есть смысл  этой неожиданно оборванной истории?
На другой день актер Илья Ульянчев и завлит  Ольга Харитонова читали  пьесу Оганеса Мартиросяна «Электронный Париж».  И  уже теперь  показалась  «законченной»  на ее фоне пьеса Марты.
Оганес как-то участвовал в семинаре молодых драматургов в Саратовской драме.  А теперь написал произведение, казалось  бы, нарушающее все  законы  драматургии. Ни  завязки, ни  развязки, ни конфликта в классическом смысле. Нет истории в строгом смысле..А что есть? Две мыслящие и чувствующие субстанции, мужская и женская. Мы  даже не знаем, люди  они или роботы, достигшие такой степени разумности, что могут вести  длительную переписку в Инете.
Я вспомнила Беккета, поставленного в Старом тюзе специально  для Леночки Блохиной.  Говорящая Голова, Живущая  Голова, озабоченная мелочами жизни Голова… Театр абсурда в самом ярком его проявлении. У Оганеса  абсурд смыкается с « кивком » в сторону Кости Треплева и пьесы об общей мировой душе. Помните?  «Тела живых существ исчезли в прахе, и вечная материя обратила их в камни, в воду, в облака, а души их всех слились в одну. Общая мировая душа - это я.. . я.. . Во мне душа и Александра Великого, и Цезаря, и Шекспира, и Наполеона, и последней пиявки».
Только «мировая душа» в состоянии  иметь такую  армию подписчиков, которые к тому же ее «страстно желают»,  и получать 500 тысяч лайков  за раз.Так что абсурдистский уклон  пьесы начинен еще хорошей  иронией.  Возможно,   и  самоиронией. Мы так и не узнаем, кто Он, пишущий ей  явно любовные послания. И кто  Она,  будто бы    его  отвергающая и… принимающая . Но в том-то весь фокус,  что чем насмешливей и суровей  тон  переписки, тем сильнее   рвущаяся  из нее страсть. Такие  мрачные игры «готов». Такой молодежный юмор, как форма самозащиты в катастрофически меняющемся  и неведомо куда мчащемся мире.
Но  это еще и сильный текст. Мы физически  ощущаем  взаимопритяжение сторон; энергетик текста,  его острая метафоричность просто «пробивают». Не знаю, как  это поставить ,и можно ли   сделать все   так, чтобы не испортить банальностью постановки.  Но сумели  сделатьв Старом тюзе   «говорящую голову» Беккета притягательной и неизбитой!
Москвичка Татьяна Грауз  была  связана с Саратовом, когда-то  работала директором незабвенного АТХ  и играла в его  спектаклях. Медик  по образованию, сейчас  она рисует  и пишет стихи. Книга «Внутри тишины» -  попытка прозы в собственных иллюстрациях.
Фрагменты произведений Татьяны  читали актеры Андрей Седов, Зоя Юдина, Екатерина Ледяева и Дарья Ревина. Литературный театр сейчас все  больше набирает силу. А если есть  хорошая проза и  хорошее ее исполнение,  это всегда удовольствие. Проза поэта – ритмичная,  лаконичная, и -лиричная. Никаких длинных слов,природа, состояние героини  описана двумя штрихами. Сколько б ни  было героинь  - лирический герой тут  один. И любящая его  женщина одна, они видятся редко, лишь  уезжают из города вместе, но в нем столько нежной мужской  заботы  о ней, что  она греет ее и в долгом ожидании. Она как бы   не живет  без  него, замирает, вспоминает его глаза ,его руки,его касания.
Все  три артистки читали очень  хорошо. Но  мне  показалось, что для исполнения хватило бы пары Андрей Седов- Дарья Ревина,  так убедительно они  рассказывали эту историю.
Что ж, мы увидели новые  тексты, «катарсиса» не возникло, как на летних чтениях. Но   не все ж катарсисы нам  подавай.  Авторы  не  обделены  литературным  даром, и  это  несомненно. Что можно  из этого поставить, решать  театру.
                                                                                                                                                                 Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments