irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ТЕАТР "ВЕРСИЯ". Живая "Чайка"



                                                              ТИХИЙ ЧЕХОВ
                                                                                                                                              Давайте негромко, давайте вполголоса…
Хотела найти точные цифры постановок  чеховской «Чайки» в России и  в мире. В Википедии есть  нескончаемый список -   никто  не захотел подсчитать. Удалось  лишь выудить  две цифры: 15 фильмов   снято по  пьесе,  30 «Чаек» ежедневно
идет в театрах мира. Мало кто  не знает  театральную пародию на  Нину Заречную: «Я чайка, чайка…», кто   ж  не наслышан  о шумном  провале самой первой постановки,  когда Чехов   твердо решил: «Если  проживу ещё семьсот лет, то и тогда не дам на театр ни одной пьесы…» И надо же, такая сценическая судьба…
Сложно показать тысяча какую-то версию  и  при этом не повториться. Бывает,  известный режиссер, известнейший театр, блистательные актеры  - а спектакля  нет, сегодня они  пустые,  играют с «холодными носами» (таких я увидела «Трех сестер» на столичной сцене). Может быть и так:  неплохая постановка неплохого  режиссера, актеры стараются, но все  мимо, и   непонятно, зачем   выбрали   именно эту пьесу А.П.Ч.
Ясно, что на премьеру  в муниципальный театр «Версия»  я шла  с  некоторой опаской.
В версии «Версии» никаких  особых новаций . Но спектакль получился  живой. И что-то  вдруг  начинаешь понимать  даже  про  хрестоматийных героев.  Так, посреди течения диалогов цепляют слова  известного писателя  Тригорина , что хотел-де,  он только  удить рыбу и ничего не писать, но почему-то должен, должен . Зачем, кому должен?  Для такого неуверенного человека, каким  его изображает Антон Титов, (появляется   как-то застенчиво, идет позади всех),
видимо, катализатор - властная монументальная Аркадина ( Евгения Смирнова). Она его… за славу полюбила.
Как-то особенно щемяще прозвучала  нота Сорина  (Владимир Кабанов). Чувствительный, добрый, но  уже очень  больной человек и  - совсем   не переносит грубости. Хороший характерный  актер Андрей Ханжов   утрирует своего героя Шамраева, и так  не блещущего  ни умом, ни   тактом. «Банная сцена» с нагловатым  работником Яковом  Александра Котелкова (тот  словно перекочевал из  другой чеховской пьесы, где  Яша  -лакей) ничего  не добавляет в  нашей антипатии  к поручику с замашками фельдфебеля.
Доктор Дорн (Игорь Абрамович) вносит  оттенок циничного  веселья. Ему нравится видеть  слабости  людей, беззлобно  над ними  посмеиваясь. Любимец женщин уютно устроился в этой  жизни (как привычно   протягивает он  ноги,   как покорно Полина Андреевна  калоши на них  насовывает).  Ирина Николаевна , похоже,    совсем не волнует его  как женщина.  Да и как увлечешься жесткой  силой, какую  являет  нам   Аркадина Смирновой?
Нина здесь    холодноватая ,  юная, и  хорошо знает, чего она   хочет. Конечно, не такая «шпана и оторва», каким ее увидел Евгений  Марчелли в  своем гениальном спектакле. Но   эта  девочка тоже  устремлена к  славе. Талантливая актриса Элина Сорокина,  запомнившаяся по «Золушке», создает очень цельный образ, без  лишних сантиментов.  Хотя все ее "любови" искренни. Счастье, что  она привычно не провыла «люди, львы, орлы и куропатки»  вначале и «не завизжала чайкой» в финале (стало   общим местом показывать беспомощность Заречной-актрисы). А  заговаривается она  от усталости  и  - невнимательности.  Говорит с Костей, а все  мысли ее – в гостиной , где,  она  чувствует, он, Тригорин. Нина и  убивает   Костю, отняв последнюю   надежду.
Все женщины   эгоистичны, не исключение и Маша  (значительная и видная у Валентины  Домниковой).  Недавно  я прочла, что она «грубоватая девушка с вредными  привычками».  Это оценка   для  дурацкого сочинения. Маша  просто человек одной идеи, одной мысли.  Ей нужен Костя. Нужен - и всё тут. А все остальные – мать, отец,  ребенок,  муж, окружающие – либо к нему приближают, либо  от него отвлекают.
Мне  вообще казалось, что всю  женственность и обаяние  чеховских героинь  взяла на себя
в  спектакле не юная жестковатая  Заречная, не отрешенная ренуаровская  Маша, не  одетая  и причесанная  "всегда comme il faut" Аркадина. А -   хрупкая  женщина с пышно взбитой прической,  незатейливая,  пугливая с  мужем, и    -  смелая, нежная, ревнивая с местным Казановой. Полина Андреевна  - Анна Мельникова .Она и  заполучила своего возлюбленного,  хотя бы тайно.
Как-то умудряется   быть  не унылым вечный жалобщик  Медведенко. Александру Демидову идут   роли с комическими нотками. Его учитель не  просто глуп, а глуп с претензиями,   пошло навязчив в ухаживаниях ,    Машу заранее жаль.
В  «Чайке» есть сцена, где автор гениально показал всю природу женщины и актрисы. Поединок  уже  почти влюбленного Тригорина и   лихорадочно удерживающей   его Аркадиной -  всеми  женскими чарами,   ухищрениями, вплоть  до  грубой лести.  Сколько я видела его  на театре, мало   кому из актрис  он   давался. Восхитительная    Анастасия Светлова (ученица Ермаковой)  в Ярославском  театре вела его потрясающе.   Чуя  свою женскую силу, она сначала   вобьет в Тригорина клиньями безмерную похвалу,  "отвоюет" его , и  только потом  с ней начнется истерика, выражаемая   в неудержимом всхлипывании.Так плачет  ребенок, вспоминая недавнюю  обиду.
Аркадина  в «Версии»    не меняется. Она  не выигрывает поединок с Тригориным, потому что   и  не начинает – вся
 сцена идет в одной тональности. Показать  изнанку облика  этой чарующей женщины, все ее  тайные «
скелеты» -    цель  исполнительницы здесь  понятна.Но ведь Аркадина прежде всего Актриса,  она все время играет, примеряя маски:  любящей матери,  внимательной сестры, заботливой возлюбленной, души общества, наконец…
«Не быть резким в изображении нервного человека. Ведь громадное большинство людей нервно, большинство страдает, меньшинство чувствует острую боль, но где – на улицах и в домах – вы видите мечущихся, скачущих, хватающих себя за голову. Страдания выражать надо так, как они выражаются в жизни, то есть не ногами и не руками, а тоном, взглядом; не жестикуляцией, а грацией», - писал Чехов, страшно боявшийся  пафосных "театральных " вскриков.
Вот этого в спектакле точно  нет.  Герой-неврастеник  с выразительной внешностью  (Александр Овчинников) не пытается бороться с «рутинерами, захватившими сцену». Не ораторствует, не обличает. Suum cuiqite .
Ключевые слова Треплева-Овчинникова  прозвучат в последнем акте «… я все больше и больше прихожу к убеждению, что дело не в старых и не в новых формах, а в том, что человек пишет, не думая ни о каких формах, пишет, потому что это свободно льется из его души». А если не льется  ничего, и ты не знаешь, как  и что писать  дальше?
«Если бы я жил нормально, то из меня мог бы  выйти Шопенгауэр, Достоевский…». Да  это молодой «дядя Ваня», приблизительно в том же положении, но свое положение  осознавший .
И еще  в герое Овчинникова есть мрачноватая сила. Когда рушится последний его  мостик  к людям , он не колеблется. Мертва их  любовь. Мертв ребенок Заречной. Мертва его пьеса. Мертва чайка на  составленных вместе стульях. Мертвы  высохшие листья за решеткой  -природа к нам  равнодушна .
«Господи, дай мне умереть  живым,а  не жить мертвым», - он  точно читает над собой  молитву.
…Столько мыслей родила отнюдь  не революционная постановка  художественного  руководителя театра Виктора Сергиенко. С неклассическим музыкальным фоном (Игорь Абрамович). С более чем лаконичными  декорациями.  Правда,   с  изысканными нарядами  (художник по костюмам и  художник- постановщик сам  Юрий Наместников).  Любовно создано  множество  мелких ,  "обжитых изнутри" мизансцен.  А если классика  не выглядит  замшелой и родит хотя бы одну мысль, одно чувство… это уже победа.  Чехова и театра.
                                                                               Ирина Крайнова, обозреватель в Российском театральном журнале


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments