irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. Инсценировка Марины Глуховской



               МАРУСЯ КАК АРХЕТИП  МЕСТА и ВРЕМЕНИ
Звучит разухабистая музыка ,  вслед за лихим, вне канонов литературного языка, текстом, все герои, конечно  , пляшут: «Моя Марусечка, моя ты куколка,Моя Марусечка, моя ты душечка…». Слова песни приписывают Петру Лещенко.Они  не могли  не прозвучать, спектакль    поставлен   по повести с таким названием. Декорации, костюмы – сдержанные цитаты из 70-х ( художник Юрий Наместников).
Александра Васильева до сих пор писала рассказы,  это первый большой текст, с  которым она буквально ворвалась в литературу -  столько в нем  свежести и энергии, юмора, горечи… И  - фантазии,  без удержу, когда вспоминаешь   давнее детство, и реальное путается с воображаемым.
/«Мы с Марусей ходили на пустырь рвать крапиву, туда, где торчала обугленная, искореженная, как сломанный зуб, колоколенка. Встанешь под стену и крикнешь в небо, туда, где когда–то висел колокол:— Э–е–е!..
А в ответ укает черт знает что.Маруся подводила меня на берег канала и, указывая на грязную мутную жижу, рассказывала про коварных русалок, которые затягивают в пучину мужчин, одурманивая их сладкими ядовитыми песнями. Мне–то что, но за папу и брата я все–таки опасалась…»/
Инсценировку  и   постановку   «Марусечки» осуществила в Саратовской драме  Марина Глуховская, сильный режиссер и   завзятая книжница. Авторского текста здесь много, со всеми его « сообразными несообразностями» и  ритмическими повторами.
«Маруся меня любила»  -  из   рефрена фразы   возникает образ автора , высокой  милой девчушки в школьной форме (Зоя Юдина). Она  не  наблюдает за  происходящим, а  перемещается вслед за героями в  самую гущу событий,   не  на шутку переживая за свою Марусечку.
Больше  там переживать особенно  не за кого. Обитатели  продуктового магазина сами с усами и даже… с зубами. Не даст  себя в обиду   мать-героиня Оля  -  полнокровный образ , созданный Дарьей Родимовой: «ростит  детей для родины». Оля -  сменщица   убирающей в магазине Маруси,   на работу ее днем с огнем  не дождешься. « В понедельник, вторник, среду  лечит лазарем нос.Суббота и воскресенье — у нее солей… В пятницу у нее матка выпадает». Оля   еще и  общественно активная, хлоп – и  телеграмму в Москву: « Вы там спите, а американцы нам шашеля подсыпают и колорадского жука».
Продавец птичьих пупков  Федя -  «стукач»  не по зову сердца,  скорей -  от безнадеги  (колоритный    вышел  у Виктора Мамонова). Жена ему  изменяет , шурин, гад, выиграл мотороллер, дети болеют чесоткой,  сам   все время падает... И  слухи разные  страсть  как  любит разносить. «Маруся, слыхала: в “Нептуне” недостача!»…  «Евреи, которые в Исраиль уехали, теперь плачут, рыдают, рвут на себе волосы: жрать нечего, одни сушеные кузнечики, арапы ходят с кинжалами»…
Роскошная
получилась у Эльвиры Данилиной парторгша  магазина Алюська .  Советская  общественница  с  шишкой на голове и беспредельным мини ( жить-то всем хочется!). «Слова Алюськи струятся тихо, сладко», но если кто  вразрез с научным коммунизмом    скажет или делает,  ласковая Алюська тут же   бежит жаловаться. «Ей можно. Ее обнимал сам Фидель Кастро. И даже по спине похлопал».
Обаятельный охламон Виталька   - завпромаг  Валерия Малинина.Живет по своему  нехитрому принципу  /«пей все, что горыть, и… люби все, что шэвэлится»/, не брезгуя и    закусью  нищей уборщицы,  молоденьких же  практиканток тащит в ее тесную  бендежку.
Все зубы съел на  торговых махинациях, но, странное дело,    претит ему  расправа над Мишаней Давидовичем на  закрытом партсобрании и всё тут. Поиграв от скуки с ним в шахматы  ( в книге  более "демократичные" шашки) , выпив и закусив посреди прений, Виталька  вдруг вспылил и сослал архиактивную Алюську в ее  же отдел , где полный беспредел с крупами, котами и мышами.
Мишаня Владимира Назарова здесь единственный интеллигент ( не считать же за такового  Витальку, пусть    и завмага!),  воспитанный , обходительный . Человек с  «пятой графой»  и  двумя высшими образованиями  (не без юмора  подсказывает Витальке аргументы против себя : «государство, мол,  дало  тебе…»),  затурканный перед отъездом заграницу (тогда, как умирали -   уезжали навсегда) ,   всё же не забыл    бедолагу Марусю, перевез в ее хибару всю свою старинную мебель.
Описание его   гарнитура  так же «вкусно» и… фантасмагорично, как  похождения Галины Брежневой – белокурой органистки, спавшей в гамаке ,пока ее покой  охраняла конная милиция в составе 60 человек. Как феноменальный успех на чужбине вокалистки Тамары (томной красотки у Светланы Москвиной), поклонников которой разгоняли    быками и львами. Как  знаменитый скрипач, играющий Марусе прямо среди магазинных полок. Да мало ли... Да вон как  те шаровые молнии,   вольно скачущие по комнатам и   запросто сметаемые Марусиным веником.
Колкая ирония, острая образность,  богатый вымысел    сплетены  тут в тугой  узел.  То ли сон,  то ли явь, то ли  чей-то бред.  Так была  похожа на нелепый сон наша жизнь  «двойных стандартов», когда на собраниях  голосовали за далекое, но  светлое будущее,  и  судьба Анжелы Дэвис волновала нас  не меньше собственной.  Но только на  собраниях!..Я не жила в городе Кишиневе в  70-е годы и  совсем не знаю жизни торгового слоя , в нашей интеллигентной семье, увы,   немного презираемого. Но все  образы на страницах повести,  удачно  транслируемые   артистами ,так выпуклы , ярки,  узнаваемы, словно эти Феди и Оли, Алюськи и Витальки  были и    мои хорошие знакомые.
Режиссер, в обычном своем  стиле, вдыхает жизнь  даже   в эпизодических  лиц: Света из отдела «Соки-воды» (Екатерина Ледяева), Женюра - жена Витальки ( Дарья Ревина), Рая из ПТУ (Екатерина Локтионова). Раю, сломавшую жизнь     приемному сыну Маруси , героиня припечатает    одними только эпитетами: «Толстомясая! Дебелая! С сальными бесстыжими глазами»...
Через весь сюжет проходит Митя, сын умершей Марусиной сестры,  теперь - Марусин сын. Он у Максима Локтионова симпатичный , но    какой-то тревожный, уходящий. Появляются новые герои . Дембель   Сима из мясного отдела  (Дмитрий Кривоносов) , у него  любовь со Светой. Марья Петровна из буфета - тоже член партии ( Тамара Джураева),  но    не такой непробиваемый, как парторг. Любая мысль  Маруси в книге заканчивается словом Митя. Как бы  не отвлекалась    на всякие мелочи …  а вот Митя этого не видел, Митя не знает, Митя не с ней, Митя ...в тюрьме. Не нашлось пятисот рублей , чтоб   «выкупить» сына. И  занять    ей  не у кого . 
Марусю,  добрую, строгую , безотказную,  играет Алиса Зыкина. Не играет, просто живет в образе, не расставаясь ни  на минуту  с ведром   и шваброй.  Фигаро здесь - Фигаро там: «Маруся! Вытри лужу!— Маруся! Масло разлили!— Маруся! Плюнули!— Маруся! Просыпали!— Маруся! Хлорки!...А кто окна помоет? Кто витрину помоет? А ну–ка, чтобы прозрачно!» И собаку, что ощенилась в закутке, надо выругать и… покормить.  Цветы из  своего палисадника раздарить,  рыбки, что отец Мити  наловил,  раздать.   Приме Тамаре  бесплатно  массаж –  помогла  на шесть месяцев сыну срок уменьшить…
Жила Маруся в хлеву ( или  в яслях,
как  святое семейство, что звучит   благозвучнее),    заложила кирпичами все  дыры и щели,  уже и  с Божьим  привратником  во сне повидалась, и с высшими силами свободно толкует,  а любой чепухе    рада:  дома картошечка  ждет  под столом, селедочка, лучок.… «Моя ты душечка, а жить так хочется…». Умирала, как жила: заступилась за слабого, а  на нее с горы санки   съехали.   «Душа ее мучилась всякими событиями, потому что живая была».
В финале Глуховская устраивает всеобщие Марусины поминки: за длинным столом рецепты ее ухи,  ее пирогов, «баклажановой» ее  икры  рассказывают  коллеги. Все-все:   наушничавший  Федя,   увольнявшая ее Алюська,   гениальная  симулянтка Оля. Нет «положительно  плохих людей». 
А поскольку у  простых и не  слишком ловких  дела в лучшую сторону не  меняются  (хоть   мы  давно  живем в другой стране),   а   государству  все как-то  не  до  них, то наша  Марусечка вечна. Как синоним всетерпения,  трудолюбия,  вселенской отзывчивости. В  длинном ряду таких же бедолаг. Соня, утешая дядю Ваню, говорит: «Мы отдохнём! …мы увидим, как всё зло земное, все наши страдания потонут в милосердии, которое наполнит собою весь мир, и наша жизнь станет тихою, нежною, сладкою, как сказка». Мы и увидели сказку из прошлого, где   никогда, ни  разу не отдыхали ни Соня Войницкая, ни Маруся,  всё работали,  работали, как заведенные. Когда, где они отдохнут?..

                                                                                                                                                                                          Ирина Крайнова

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments