irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ДОМ КИНО. ПАМЯТИ Алексея Балабанова.

Балабанов.jpg

                             ЗАКОЛДОВАННЫЙ  ЗАМОК  БАЛАБАНОВА
В Большом зале мастер-классом для школьников открылся  проект «Германия-Россия: новое кино». На  другой день в Малом зале прошел  показ, посвященный кинорежиссеру Алексею Балабанову.
Сначала   показали два документальных фильма о Балабанове:  дипломную ленту «Алексей Октябринович» Дарьи Иванковой и  киноработу екатеринбургского режиссера Олега Раковича «Алексей Балабанов. Белый свет на черном камне». Вступительное слово  сказал члена Гильдии кинокритиков, профессор Артем Зорин.


Это талантливо снятые фильмы  о большом режиссере. Мы видим  спецшколу  №2,  в которой учился   Алексей, его учительницу,  она посоветовала  ему идти в военные переводчики. Балабанов и был в армии переводчиком,  служил  в  полку военно-транспортной авиации, жил вместе с летчиком, который возил  из Афганистана страшный «груз 200». Он  стал неудобным режиссером. Ничего  не хотел лакировать и приукрашивать в своих картинах.
В кино пришел неожиданно , после армии. Отец  Октябрин Балабанов, работавший   на Свердловской киностудии, устроил   сына ассистентом режиссёра. .Первый игровой фильм тот  снял в ресторане в 26 лет  по  своему сценарию, написанному  за одну ночь. Это были годы пика уральского рока,  популярность Nautilus Pompilius просто  зашкаливала.  Вот эту группу и ее  лидера Вячеслава Бутусова и снимал режиссёр . Посетители  ресторана  были заняты в массовке.
Это станет балабановским стилем: снимать   непрофессионалов, добиваясь , предельной искренности на экране. Скоро  он покинет свой город для Петербурга, окончит режиссерское отделение Высших курсов сценаристов и режиссеров , учредит кинокомпанию «СТВ», снимет 14 игровых фильмов ( среди которых ставшие  уже культовыми «Брат» и «Брат-2», спорные  «Про уродов и людей», «Война», «Груз 200», нетипичный для его режиссерского почерка «Мне  не  больно»), получит букет наград престижных фестивалей…и уйдет на 55-году,в расцвете мужской жизни.
Друзья-музыканты, одноклассники, кинематографисты  (Алексей Октябринович  не  любил слово киношники) откровенно рассказывают и  о «русской болезни»  режиссера, и  что послужило   к ней толчком. Гибель  под лавиной  Сергея Бодрова и киногруппы, в которой    он должен был  бы быть… Алексей  считал себя виноватым,в случившемся  занимался интеллигентским «самоедством».  Жена не  заказывает барельеф на памятник Балабанова, ставит фотографию: он  для нее живой.
Уральские друзья открыли на школе, где учился Алексей, памятную доску,  там  только его силуэт ,  лаконично выполненный.
В Доме кино показали ранний фильм режиссера . Еще  в 1991 году он снял «Замок» по роману  абсурдиста  Франца Кафки в копродукции с Германией.
Не помню, чтобы в последнее время какой-то фильм  так сильно  на меня подействовал. Сколько было у нас попыток снять  европейское средневековье! И всегда наши актеры (даже из  республик Прибалтики) выглядели как ряженые,  и декорации выдавали с головой  страну и время, и атмосфера фильма. У Балабанова  все очень просто: какие-то подвалы, голые стены, кирпичная кладка, а  атмосфера еще более  мистическая и пугающая , чем в романе. Вот из начала его: « Но вскоре его разбудили. Молодой человек с лицом актера – узкие глаза, густые брови – стоял над ним рядом с хозяином. Крестьяне еще не разошлись, некоторые из них повернули стулья так, чтобы лучше видеть и слышать. Молодой человек очень вежливо попросил прощения за то, что разбудил К., представился – сын кастеляна Замка – и затем сказал: «Эта Деревня принадлежит Замку, и тот, кто здесь живет или ночует, фактически живет и ночует в Замке….»
В фильме не отдельные обитатели Деревни и Замка, а  общая масса  людей - существ со  странными лицами и блаженными улыбками ( и где только нашел постановщик столько странных, «неправильных» лиц?) И чем  больше выходит из себя герой Землемер, тем шире улыбаются  эти существа, тем вкрадчивей и слаще говорят. Все сцены с главными героями происходят  на фоне  этой шевелящейся, двигающейся, меняющейся, сияющей глупейшими улыбками массы. Но почему-то именно так я представляюла себе «темные века».
Образ Замка в фильме тоже мощнее. У Кафки «Туман и тьма закрывали ее, и огромный Замок не давал о себе знать ни малейшим проблеском света». У Балабанова четок его  хищный  профиль, вокруг  - глубокие белые снега.И вдруг, на каком-то кадре,  мы  понимаем, что  никакой  это  не снег. А грязная, чавкающая, пузырящаяся масса, поглотившая все живое вокруг.
Роман Кафки порой  воспринимают как обличение миру чиновничества. «Замок» Балабанова звучит как приговор всей абсурдности жизни. Теперь, когда мы знаем, чем закончилась   одна из этих жизней, мне он  тоже кажется  Землемером, который тщился еще  доказать что-то  сильным мира сего,  всеми правдами-неправдами пробиться в Замок. А, может, и Замка-то  никакого  нет. Так, морок один…
По силе  эмоционального  воздействия могу сравнить этот фильм (ни в коем случае  не сопоставляя)  лишь с «Андреем Рублевым».  Предупреждаю: это  мои, и только мои  ощущения.
                                                                                                                                                                                                        Ирина Крайнова

                                                                                                                                                                         
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments