irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

В салоне У КОБЗАРЯ .ВОЛОШИН,КОКТЕБЕЛЬ

      Макс

                     А ЗА ОКНОМ –РАСПЛАВЛЕННОЕ МОРЕ…
Эту встречу  в салоне у Кобзаря мы посвятили Волошину.Великому Максимилиану русской поэзии и живописи.И, конечно -  Коктебелю.Один без другого немыслим.
Он  как-то органично умел соединить духовную философию Востока и модернистские искания Запада, был энциклопедически  образован, хотя курса юридического  и не дослушал, но такие уж они были, титаны нашего Русского Возрождения!  Музыкальные стихи,  метафоричные статьи, талантливые художественные переводы, изысканные , несколько аскетичные акварели… А еще он создал  Коктебель  - высокий, как горный пик,  уютный, как раковина на морском  берегу,  лучший на свете дом для  творческих людей. Николай Гумилев , Марина Цветаева, Михаил Булгаков,Осип Мандельштам ,  Алексей Толстой , Владислав Ходасевич… - кто тут ни бывал.
Пишут, что  стихи Максимилиана  «исключительно живописны, насыщены яркими цветовыми эпитетами, красочной и «зримой» образностью. А его акварельные пейзажи похожи на строгие и точные стихи. Они несут в себе сильный медитативный импульс, созвучный произведениям мастеров традиционного японского изобразительного искусства».
  Философ, напоминающий  своей  круглой  большой головой и  пышной  серебряной гривой Главного олимпийского бога,он отличался  личной отвагой.  В годы революции и  гражданской войны  укрывал у себя раненых «с двух сторон». Потому что был «не за белых  и не за красных».Он был за людей.

                           И там, и здесь между рядами
                            звучит один и тот же глас:
                           "Кто не за нас-тот против нас!
                           Нет безразличных: правда с нами!"
          А я стою один меж них
          в ревущем пламени и дыме
           и всеми силами своими
          Молюсь за тех и за других".

Жизнь Волошина ярко и образно показала в своем выступлении филолог, библиотекарь, поэт Анна Морковина . Аня совершила паломничество в волошинские места , поднималась  к скале, где  теперь его высокая могила.А что может быть ценнее личных впечатлений?
Я рассказала  историю Коктебеля, имеющего античное происхождение.Кто  здесь ни  проходил за  долгие века: скифы и болгары, генуэзцы и венецианцы,крымские  татары и  турки, пока не пришли на эту землю екатерининские  солдаты.Существуют две  легенды названия. Коктебель переводится с крымско-татарского как «край голубых холмов». Эту «поэтическую»  версию  приводят  путеводители. Более  обоснована  другая .Кстати,  более романтичная .Töbel в крымско-татарском языке  означает - «звездочка во лбу животного».

Мы рассматривали строгую графику Волошина,  зачарованно слушая его похожие на  морской прибой стихи .

                                                 Как в раковине малой, — Океана
                                                   Великое дыхание гудит,
                                                   Как плоть ее мерцает и горит
                                                   Отливами и серебром тумана
                                                   А выгибы ее повторены
                                                   В движении и завитке волны,—
Так вся душа моя в твоих заливах
,
О, Киммерии темная страна,
Заключена и преображена.

А за окном расплавленное море
Горит парчой в лазоревом просторе.
Окрестные холмы вызорены
Колючим солнцем. Серебро полыни
На шиферных окалинах пустыни
Торчит вихром косматой седины…


Потом,сидя на матрасах  открытого в лето балкона  (не расплавленное море  за окном, но  -изумрудное живое трепетание ),  мы  перешли к стихам поэтов , побывавших в этих благодатных краях.Помогала   читать стихи и письма  художница , бард Марина  Симонова.
                                                    Из русской совести, отстоянной как хмель,
                                                    Из знойного песка в полынном кругозоре,
                                                    Из скифских пажитей и эллинского моря
                                                     Он изваял страну и назвал: Коктебель!
                                                                                                                                                 (Всеволод Рождественский)
Стихов было  так много и многие стихи  были  так хороши, что остановиться нам очень  и очень  трудно.Волошин и его мир  неисчерпаемы,как эллинское море
                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова
 
Справка
О себе как живописце   Волошин  лучше всего  рассказал сам:
Впервые я подошел к живописи в Париже в 1901 году. ..Юридический факультет не влек обратно. А единственный серьезный интерес, который в те годы во мне намечался, - искусствоведение… в Париже я сейчас же записался в Луврскую школу музееведения, но лекционная система меня мало удовлетворяла, так-как меня интересовало не старое искусство, а новое, текущее. В теоретических лекциях я не находил ничего, что бы мне помогало разбираться в современных течениях живописи.Оставался один более практический путь: стать самому художником, самому пережить, осознать разногласия и дерзания искусства. Поэтому, когда однажды весной 1901 года я зашел в мастерскую Кругликовой 2 и Елизавета Сергеевна со свойственным ей приветливым натиском протянула мне лист бумаги, уголь и сказала: "А почему бы тебе не попробовать рисовать самому?" - я смело взял уголь и попробовал рисовать человеческую фигуру с натуры. Мой первый рисунок был не так скверен, как можно было ожидать, но главными его недостатками были желание сделать его похожим на хорошие рисунки, которые мне нравились, и чересчур тщательная отделка деталей и штрихов.. Словом, я уже умел рисовать и мне оставалось только освободиться от обычных академических недостатков, которые еще не стали для меня привычкой руки. На другой же день меня свели в Академию Коларосси 3. Я приобрел лист "энгра", папку, уголь, взял в ресторане мякоть непропеченного хлеба и стал художником. Но кроме того я стал заносить в маленькие альбомчики карандашом фигуры, лица и движения людей, проходящих по бульварам, сидящих в кафе и танцующих на публичных балах. Образцами для меня в то время были молниеносные наброски Форена, Стейнлена и других рисовальщиков парижской улицы. А когда три месяца спустя мы с Кругликовой, Давиденко и А. А. Киселевым 4 отправились в пешеходное путешествие по Испании через Пиренеи в Андорру, я уже не расставался с карандашом и записной книжкой…
  Оказавшись в Коктебеле, я воспользовался вынужденным перерывом в работе, чтобы взяться за самовоспитание в живописи.  Я начал писать не масляными красками, а темперой на больших листах картона. Это мне давало, с одной стороны, возможность увеличить размеры этюдов, с другой же, так как темпера имеет свойство сильно меняться высыхая, это меня учило работать вслепую (то есть как бы писать на машинке с закрытым шрифтом)… Акварелью я начал работать с начала войны. ..Акварель непригодна к работам с натуры. Она требует стола, а не мольберта, затененного места, тех удобств, что для масляной техники не требуются.
 Я стал писать по памяти, стараясь запомнить основные линии и композицию пейзажа. ..У меня был известный запас акварельной бумаги, и экономия красок позволила мне его длить долго. Плохая акварельная бумага тоже дала мне многие возможности. Русская бумага отличается малой проклеенностью. Я к ней приспособился, прокрывая сразу нужным тоном, и работал от светлого к темному без поправок, без смываний и протираний. Эту эволюцию можно легко проследить по ретроспективному отделу моей выставки. Это борьба с материалом и постепенное преодоление его.

Коктебель 002

Коктебель 006

Коктебель 013Коктебель 014
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments