irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

САРАТОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ, СаТИ.О Бабеле, с любовью

Бабель в конс 007.JPG

                           ИЗ СТЕПЕЙ, ОБТЕКАЕМЫХ МОРЕМ
Только-только выключили свет, едва на сцену вышла артистка, стройная, как стюардесса Мисс Одесса… И вдруг эти  слова   с характерной утесовской интонацией, эта  незатейливая мелодия ,от которых у меня  всегда, без предупреждения  текут слезы, как кто  нажимает на  невидимую кнопку : «Есть  город, который  мне снится  во сне»… Нельзя  же так сразу и под дых…
Но  кто здесь про меня знает, что я  одесситка в пятом колене и с какой силой тянет меня   «в Одессу, мой солнечный город».И что Международный конкурс , который проводил Всемирный клуб  одесситов и ассоциация русскоязычных писателей Америки , где я стала лауреатом, тоже назывался «Есть  город, который…»Конечно, он есть, несмотря на!..
Актриса и педагог СаТИ  Светлана Никулина поет удивительно. Так поют  драматические певцы, но -  с глубоким, сильным голосом, с интонациями , проникающими прямо в  сердце.
А потом начинается собственно Исаак Бабель,  четыре его рассказа «за Одессу»,  один, правда,  про Орел, но все равно - за Одессу. Их в жесткой, я бы  сказала, мужской манере  читает педагог по сценической речи театрального института ,актриса  муниципального театра «Версия» Анастасия Шаталина. Скупость выразительных средств   вполне  оправдана: все краски юга, вся сочность и полнота   описания одесской жизни  на стороне автора. Только вслушайтесь в медный, ритмичный  гул его  прозы:
«Дверь в святилище открывалась. Из кабинета Загурского, шатаясь, выходили головастые, веснушчатые дети с тонкими шеями, как стебли цветов, и припадочным румянцем на щеках. Дверь захлопывалась, поглотив следующего карлика. За стеной, надрываясь, пел, дирижировал учитель с бантом, в рыжих кудрях, с жидкими ногами. Управитель чудовищной лотереи — он населял Молдаванку и черные тупики Старого рынка призраками пиччикато и кантилены. Этот распев доводил потом до дьявольского блеска старый профессор Ауэр.
В этой секте мне нечего было делать. Такой же карлик, как и они, я в голосе предков различал другое внушение…»
И виртуозное  перо  южного гения еще может писать со смирением в голосе ( в другом своем рассказе, который тоже читает Настя), что   надо-де, «освежить кровь. Становится душно. Литературный Мессия, которого ждут столь долго и столь бесплодно, придет оттуда — из солнечных степей, обтекаемых морем». А что  он   уже давно  пришел и талант  его ничуть  не меньше превозносимого  им  Мопассана, скромный   автор и  не догадывается.
Потрясающе строго и точно прочитан  пронзительный рассказ  о том, как изгоняется полицией из города Орла мелкий предприниматель Элья Исаакович и находит  на время приют у девицы легкого поведения, рослой, широкой,с жиденькой косичкой.Там все смехотворно ,нелепо,  и … так человечно, до мурашек кожи.
Сложнее обстоят  дела  с самым известным  из  «Одесских рассказов» - «Как  это  делалось в Одессе». Слишком он все же одесский, слишком  слышна в нем  интонация живой одесской речи, эта смесь наглости,  притворно ласкового смирения  и -  скрытой издевки. Повторить ее невозможно,   все слепки с нее  бледны и хилы. И   не  пытайтесь  нам подражать -  не выйдет ( сама начинаю разговаривать  по-одесски,  только ступив  одной ногой  на ридну землю).В этом нет  ничего  обидного  для актеров и чтецов. Когда же   голос Анастасии звучит жестко , отчужденно  ,  все  получается великолепно…
Если даже   Сергей Урсуляк не смог осилить  одесский юмор со всей своей блестящей актерской командой! Михаил Жванецкий вовсе не актер,   юморески свои  читает сбивчиво,  неритмично, но, оказывается, только такое чтение и нужно его великим текстам. Ну и улица  в книжке Тираспольская, а не Тираспольская . И лодки  под парусом называли  дубки, а  не дубки.
С ударением в Одессе вообще беда – это единственный мой  «одесский след» в речи,  от которого  не могу избавиться. А  эти ужасные «две большие разницы» и «тудою-сюдою»! / « Одесса очень скверный город. Это всем известно» (Исаак Бабель)/.

А вы знаете, что у песни "Есть  город" был  третий куплет, выкинутый правоверными  филологами за «неправильное словообразование»? («Скамейка, где мы, дорогая моя, В глаза посмотрели впервые»).Это  Одесса, детка,  тут   все неправильности давно стали правильностями .
«И что я имею после  этих бессрочных каторжных  работ?..Брось  этих глупостей, Беня». Разве тут все в порядке «со словообразованием»?! Тогда самого Бабеля следует  «причесать».

Ощущение   ностальгии  по  «жемчужине у моря» (а литературно-музыкальный концерт в Саратовской консерватории назывался  «Одесса — потерянный рай»)  усиливает пение  Светланы Никулиной. Всю душу выворачивает   репертуар  Леонида Утесова и Дины Верни , французской галеристки и модели, исполнявшей  уличные песни столетней давности.Именно уличные, как определен их жанр. Это  не заезженные  песенки про  пивную на Дерибасовской или одесский шалман.  Бесконечная душещипательная история про милиционершу и вора исполнена вокалисткой с  полнейшей серьезностью.
Светлана сама прекрасный чтец, мастер художественного слова  (лауреат Всероссийского конкурса исполнителей художественного слова и международного конкурса Horus Inside Russia),  здесь  они с Настей разделились  на голос поющий и  голос читающий,    получился замечательный тандем. А мои  придирки… Ну,нельзя одесситам   слушать, как «не одесситы» про  них читают. Непременно  что-нибудь выищут. Тем  более, что  история  месье Тартаковского  мне  близка, как родная.
Мой прадедушка тоже был  одесским предпринимателем, имел собственный двухэтажный  дом на Молдаванке, конный экипаж и   дачу на море в самом престижном месте.  В одночасье всего  лишился при советской власти, доживая век в двух комнатушках бывшего  своего  дома.И ему  тоже написали вежливое письмо налетчики, собираясь грабить. Прадед был  не  робкого десятка,к тому же в юности   работал  докером в порту. Дождался, пока пролетка с одетыми во фраки   и шляпы налетчиками в белых перчатках подъехала к крыльцу, приоткрыл  дверь  на цепочку (в Одессе все  двери были   на цепочке) и сказал  несколько слов  на понятном только "одесской босоте" жаргоне.Шо сказал  - до сих пор загадка. Налетчики вежливо приподняли шляпы и, захватив букет  белых роз, предназначавшийся  для моей юной бабушки, в том  же порядке удалились . Кто-то  знает,  не было  ли  среди них  и  Короля Молдаванки, столь красочно описанного Королем одесской литературы?..
Спасибо  актрисам  за счастье погружения в юмор Одессы и ее  невероятный литературный мир -  феномен литературы  20 века.
                                                                                                                                                                                                              Ирина Одесская
                                                                                                                                                                                               


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments