irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ВМЕСТО АНОНСОВ СОБЫТИЙ. Чума, холера , поэт в карантине

НЕТ, ОН НЕ ПУШКИН, ОН ДРУГОЙ…
Во всех соцсетях  гуляет стишок.Ему  предпослана вводка, что , мол, из Болдина, 1827 год .И начало так  смахивает на А..С:
«Позвольте, жители страны,
В часы душевного мученья
Поздравить вас из заточенья
С великим праздником весны».

Но  какие  «жители страны», какой  «праздник весны», какой 1827 год? Пушкин застрял в  своем  родовом поместье в 1830  году, накануне женитьбы, осенью , из-за эпидемии холеры  - на целых  три месяца.А с весной поздравлять  он никого не стал бы, поскольку терпеть ее  не мог: «весной я болен».Но  мистификатор – автор стихотворения  очень  даже подбодрил нас в трудную минуту:
«Всё утрясётся, всё пройдёт,
Уйдут печали и тревоги,
Вновь станут гладкими дороги
И сад, как прежде, зацветёт.
На помощь разум призовём,
Сметём болезнь силой знаний
И дни тяжёлых испытаний
Одной семьёй переживём.
Мы станем чище и мудрей,
Не сдавшись мраку и испугу,
Воспрянем духом и друг другу
Мы станем ближе и добрей…»

Пушкин же попал в карантин  из-за более страшной болезни – холеры. Вот что  он писал о  ней.«В конце 1826 года я часто видался с одним дерптским студентом… Он много знал, чему научаются в университетах, между тем как мы с вами выучились танцевать… Однажды, играя со мною в шахматы и дав конем мат моему королю и королеве, он мне сказал при том: «Cholera-morbus подошла к нашим границам и через пять лет будет у нас»…Я стал его расспрашивать. Студент объяснил мне, что холера есть поветрие, что в Индии она поразила не только людей, но и животных, но и самые растения, что она желтой полосою стелется вверх по течению рек, что по мнению некоторых она зарождается от гнилыхплодов и прочее — всё, чему после мы успели наслыхаться.…Спустя пять лет я был в Москве, и домашние обстоятельства требовали непременно моего присутствия в нижегородской деревне. Перед моим отъездом Вяземский показал мне письмо, только что им полученное: ему писали о холере, уже перелетевшей из Астраханской губернии в Саратовскую. По всему видно было, что она не минует и Нижегородской (о Москве мы еще не беспокоились). Я поехал с равнодушием, коим был обязан пребыванию моему между азиатцами. Они не боятся чумы, полагаясь на судьбу и на известные предосторожности, а в моем воображении холера относилась к чуме, как элегия к дифирамбу…
На дороге встретил я Макарьевскую ярманку, прогнанную холерой… она бежала, как пойманная воровка, разбросав половину своих товаров, не успев пересчитать свои барыши!Воротиться казалось мне малодушием; я поехал далее, как, может быть, случалось вам ехать на поединок: с досадой и большой неохотой.Едва успел я приехать, как узнаю, что около меня оцепляют деревни, учреждаются карантины. Народ ропщет, не понимая строгой необходимости и предпочитая зло неизвестности и загадочное непривычному своему стеснению. Мятежи вспыхивают то здесь, то там.Я занялся моими делами, перечитывая Кольриджа, сочиняя сказки и не ездя по соседям. Между тем начинаю думать о возвращении и беспокоиться о карантине. Вдруг 2 октября получаю известие, что холера в Москве…Я тотчас собрался в дорогу и поскакал. Проехав 20 верст, ямщик мой останавливается: застава!»
Александр  испугался не за себя -  за прекрасную Натали, оставшуюся в  столице. Но прорваться к ней  не помог даже серебряный рубль, волшебно  отворивший ему одну  из застав.Зато сумасшедшие пушкинисты  до сих пор благословляют его  болдинскую трехмесячную изоляцию, подарившую нам:

9 сентября поэт  пишет Плетневу: "Ты не можешь вообразить, как весело удрать от невесты, да и засесть стихи писать. Жена не то, что невеста. Куда! Жена свой брат. При ней пиши сколько хошь. А невеста пуще цензора Щеглова, язык и руки связывает... Ах, мой милый! что за прелесть здешняя деревня! вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом сколько душе угодно, [сиди] пиши дома сколько вздумается, никто не помешает. Уж я тебе наготовлю всячины, и прозы и стихов."
Как мы помним,  в пушкинские  времена  была  еще и чума, куда более опасная , чем холера, зараза.  Люди  мгновенно 
падали замертво. И именно ей, а не холере,  со всем пылом африканца, посвятил Первый поэт   ураганные по силе  и воздействию строчки в «Маленьких трагедиях»:
Когда могучая Зима,
Как бодрый вождь, ведет сама
На нас косматые дружины
Своих морозов и снегов, -
Навстречу ей трещат камины,
И весел зимний жар пиров.

Царица грозная, Чума
Теперь идет на нас сама
И льстится жатвою богатой;
И к нам в окошко день и ночь
Стучит могильною лопатой...
Что делать нам? и чем помочь?

Как от проказницы Зимы,
Запремся также от Чумы!
Зажжем огни ,нальем бокалы,
Утопим весело умы
И, заварив пиры да балы,
Восславим царствие Чумы…

Итак, - хвала тебе Чума,
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы
И девы-розы пьем дыханье, -
Быть может ... полное Чумы!

Вот  где перекличка с нашим временем. Сопоставим  же «урожай» бубонной чумы в VI веке,  этой моровой язвы, с нынешним вирусом.  Та «проредила» египетскую  Александрию, выкосила огромный  Константинополь, распространилась на Балканы,  Приморские Альпы, Пиренеи, поднялась в  Галлию и Британию,  ушла в Персию.  Та пандемия убила, согласно источникам, 25 миллионов.
Именно чума «закрыла» античность как период  истории. Вторая такая «черная волна» в  XIV веке унесла 50 миллионов жизней.Последняя, начавшаяся в конце XIX века,  15 миллионов...
Нам есть с чем сравнивать,  для паники тут совсем  нет места. Сейчас в мире почти 400 тысяч зараженных, но и около 102-х тысячих вылечившихся . В  Китае,  откуда все пошло,  выздоровело уже  более 73 тысяч человек. Давайте  же  не сеять негатив, соблюдая   нехитрые правила гигиены и  карантинного общения. Будем работать удаленно, перечитаем давно   отложенные книги, пересмотрим любимые фильмы , включим онлайн музеи и театры, допишем статьи,  картины, стихи, да  просто заглянем  в глаза близким и   друзьям  -  и подумаем ( скажем или напишем , если  они тоже онлайн), как же мы их любим. И как хорошо, что  они есть на свете...                         
                                                                                                                                                                                Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments