irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . Новый Русский Эдем

СЕКРЕТНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ.Часть 3

                                              ПРОСТО ГНОМЫ




На третьем эскизе экспериментальной лаборатории Лоевского в тюзе Киселева молодой режиссёр Александр Плотников,  пятикурсник Кама Гинкаса в Высшей школе сценических искусств,   дал экспресс-показ по пьесе Светланы Баженовой «Герб города Эн». Баженова, ученица Николая Коляды, известна  своей острой  пьесой «Как Зоя гусей кормила», успешно идущей на сцене тюза.
В пьесе «Герб города Эн» действует «резчик по дереву». Торик всю жизнь делал гномов и зверей для детских площадок. Он сдает пыльную комнатушку, набитую тараканами и коврами, молодой паре, все время приходит, уходит, что-то объясняет, показывает и говорит, говорит…Творения мастера  - всегда немножко его автопортрет.И если дипломатичная Лиза ( Елена Земскова) находит их «здоровскими», то ее молчаливый сожитель Тошик  разражается целым монологом: «С нами будет жить это убожище? Я всегда ненавидел, терпеть не мог эти дурацкие уродливые деревянные фигурки на детских площадках. У нас в саду был гном, вот с точно такой рожей, как у этого Торика. Такие вот шары, лыба вот такая, горбатый нос».
Почувствуйте разницу:  тридцатилетнему Тошику тошны  уже  все движения – как физические, так  и душевные, а   шестидесятилетний обладатель не менее дурацкого имени Торик что-то ищет, торит  какую-то свою дорожку . Весь спектакль ( и после, на обсуждении) зритель ломает голову, действительно ли  «не по таланту был расход» у Торика, которому поручили ,наконец,   важное дело:  создать щит  ворот – памятника истории и  культуры.Или он обыкновенный  неудачник, мнящий себя гением?
Расшифровка есть в самой пьесе. Не может быть великим творец уродливых гномов
(одну такую "головку" мы даже видим). Надо для начала любить   детей,  деревяшки свои   и то, что из них выходит. Как любил мой друг Георгий Перепечай. Он был просто скульптор. Гением себя  отнюдь не считал. Но именно Скульптор, и   очень  обижался, когда я по неведению назвала его резчиком  по дереву. Делал  фигурки из дубового сухостоя - гномиков, русалок, ежиков. «Низкий жанр» в понятии  творцов, которым  не терпится «плюнуть в вечность».
И  были его ежики, сороки, гномы такими добрыми, веселыми  и лукавыми, что каждый, даже  самый маленький малыш, доверчиво протягивал к ним ручки, да  и  взрослые расплывались в улыбке.  Фигурки  приносили в старый парк с его сумрачными тенями    солнечное тепло Создателя – статного,  русобородого, с широко открытыми светлыми глазами. Он придумывал площадки с деревянными сказочными фонтанами, альпийскими горками,  затевал целые городки с  причудливыми шатровыми башенками (показывал  мне эскизы  незадолго до смерти).  Его скамеечки и столики , удобно низкие, плавно изгибаясь, манили на  них посидеть. В Саратове  90 –х годов  хорошо  знали кудесника городского парка .
После его неожиданной смерти не  только альпийская горка с  маленьким водопадиком– парковые фонтаны замолчали на  несколько лет…Но пришел в парк другой человек,  уж точно «резчик  по дереву».  Вытесал из дуба  русалок, лебедей,  столики-скамейки. Русалки у него  вышли грудастые  и наглые , лебеди  смахивали  на упитанных гусей, скамьи,  хоть и копировали перепечаевские, получились грубыми, угловатыми.Точно  старшие невестки царя из сказки подглядели  , как Царевна-Лягушка в рукава косточки закидывала да  остатки вина выливала, и  как потом у нее  оттуда  белы лебеди выплывали…  и  тоже    замахали руками. Но кости  костьми   остались, еще и царю в глаз заехали…Это я к чему всё? За любимые деревяшки Георгия обидно. Смотря как делать гномов – со злостью и досадой на неудавшуюся  жизнь, как делал их Торик, или…
Как будто бы  жалок и бессилен в спектакле лысоватый Торик Алексея Ротачкова. Бессилен остановить уходящую жену, убедить  «антипода»  Тошика в своей состоятельности,  даже  вовремя выполнить   престижный заказ    не может,  потеряв счет времени. Но мы    не знаем, что рождается в  его закутке  долгими бессонными ночами. Возможно,  что-то действительно стоящее. Хоть раз в жизни.
Да и жена, которая знает цену всем его  «здоровским» гномам, зря    не стала бы его    поддерживать. Немногословна, полна  достоинства Татьяна Лукина в роли Тамары. А видеоряд недвусмысленно соединяет   чудаковатого Торика с  творцами  средневековых фресок, картин Возрождения, силуэты его и  такой же  странной Лизы  в  необычной проекции отсылают к Микеланджело,  его Сотворению мира. Нет,не ничтожные  букашки. Существа, сравнимые с титанами прошлого  не   по росту , а  по горящему внутри огню.
«Изменчивым, как дети,в каждой мине» и «так недолго злым» мы видим именно Торика (роли рефлексирующего интеллигента – просто  конек актера Ротачкова). Тошик  же Михаила Третьякова  медлителен, лениво покорен всеохватной -  за двоих! -  любви Лизы. Но то тишина перед взрывом: «Пыль, не могу дышать, ковровые клещи, ковровая пыль, ковровые волокна – всё столетнее и всё летает в воздухе», - бунтует  Тошик. Он просто уедет,  к мамочке под крыло, где и дом, и работа, и слепая материнская любовь -   тоже  за двоих.
Самая большая загадка здесь Лиза, высокая красавица с небрежной россыпью  светлых волос,    стоически сносящая  выходки  своего «инфантильного придурка», как она крепко, не по тексту, рекомендует  любимого. Умница, видящая   человека со всеми его слабостями и… расхаживающая по дому в рубахе деревенской бабы , не забывая прикладываться к тайной баклажке… Инженер-конструктор,   работающая техничкой… Да,это  такой ее  «русский народный Эдем». Свой. У нелепого скульптора с очками  на резинке и его верной , уходящей  от  него каждый день
насовсем   Тамары, он свой . Даже  разбивая заветный герб, она делает это для  него,  так надо!
Лизины слова  бисеринками раскиданы по  тексту. «Вы не можете допустить, вам не придёт в голову…что это доставляет мне радость – возить тряпкой по полу, собирая грязь и пыль. А потом стоять в центре сияющей  комнаты и смотреть на своё отражение в мокром полу. Может быть, это вам надо что-то доказывать, а я и с тряпкой в руках – венец творения». Прекрасная молодая женщина с золотыми волосами, похожая на ботичеллевских   богинь, конечно, же «венец».К тому же она не бесплодна, носит в  себе огромную  безответную   любовь. А что «не по таланту расход», для любви   вовсе   неважно.
Соединив  сюжет с фресками и картинами, режиссер сублимировал историю своих чудиков,в чем-то  схожих. Из  спектакля,правда, ушли символические сновидения, где маленькие герои (невзрослые или  - крошечные в масштабах  старинной площади?) являются поодиночке. Торик - с  тяжелым гербом на  горбу в начале и  в конце. Лиза  - с неподъемной сумой , видимо, своей кармой (они с Ториком и наяву таскают огромные булыжники), Тамара  - с тяжеленной кувалдой - разрушительницей  прежнего мира.Метафора ее в эскизе -
стул, разрубленный пополам художником  постановки Михаилом Гаврюшовым. Торик  еще попытается усидеть  на таком  стуле - напрасно. Лишь  Тошик во сне бредет налегке –  что-то  очень личное выпросит   он для  себя у магических  ворот...
Но и без пророческих  снов  вышла
у Плотникова  многослойная  вещь ,  и  толковать ее  можно по-разному.  Великолепен  актерский квартет. Мы  же  для себя открыли удивительную актрису  Елену Земскову. Поздравим  театр с этим приобретением.
                                                                                                                                                                                              Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments