irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ОДЕССОС. Из Альманаха "Дерибасовская/Ришельевская"

Дерибасовская альманах 003.JPG               И ДЫШИТ ПОЧВА И СУДЬБА…. Часть 2

Приведу два эпизода  из моих Записок, опубликованных в  знаменитом литературно-художественном альманахе "Дерибасовская/Ришельевская". Это была первая "очная" и  - последняя встреча с чудесной, удивительной Валентиной Степановной.Скоро ее не станет.Даже у меня  эта рана  не затянулась, что ж говорить  о ее близких...

                           ЗАПИСКИ ИЗ  СТАРОЙ ГОЛУБЯТНИ

                                         
   Одесские друзья

После всех попыток  нас  разделить и разобщить друзей тут  немного. Зато  все  надежные.  Моя Галка с ее осиной талией и  спортивной фигурой  сохранила  энергию юности. И каждый день наматывала километры,  таща ко  мне    затейливые овощные одесские  деликатесы (кухни на нашей голубятне не наблюдалось), полные  рюкзаки теплых вещей (прибыла  я  налегке, ни о чем особенно  не думая),   тяжеленький ноутбук, чтобы я таки  связалась со своими детками…
Получили   мы  приглашение  и в  интеллигентнейший, легендарный  дом Голубовских на  Большой Арнаутской. Здесь бывали все  мои выдающиеся соплеменники без  исключения.
Лабиринты  длинных коридоров – и вот я уже в объятиях милейшей Валентины Степановны, тонкого искусствоведа,  редкого знатока поэзии. И что особенно важно мягкой, светлой  души  этого удивительного сплава двоих, думающих и чувствующих в унисон. Второй –  это Евгений Михайлович Голубовский, дорогой наш ЕГ, главный хранитель родовой одесской памяти.
В таких домах главное место общения – кухня, большая,   просторная, наполненная  уютом и теплом старинных вещей… В ковровой развеске комнат –вся  история одесской живописи прошлого и нынешнего века. Глаз  легко выхватывает из  многоликости стен два портрета – русоволосой девочки с недетски серьезными глазами на фоне ананасов и бананов,   не замечающей их приглушенной пышности. И – пластичную  фигуру  чуть наклонившегося  вперед мужчины с выразительно изогнутыми бровями. Засунув руки в карманы брюк, он  как будто раскачивается, погруженный в свои мысли.
Вижу те портреты  же на невозможном богатстве, подаренным хозяевами  дома, -  книге «Глядя с Большой Арнаутской» Евгения Голубовского и  «Мама купила книгу» Валентины Голубовской .
Мы пьем китайский чай со спелой  одесской «фруктой», балуемся отменный коньячком, ВС вспоминает  студенческие годы в Репинском институте. На ее страничке в фейсбуке –всегда великолепные стихи и  картины.Галинка   второй раз  чувствительно жмет мне  ногу, пока до меня как до того жирафа доходит:  пора и честь знать. ЕГ невероятно занятый человек:  руководство ВКО, редактирование  газеты, литературного альманаха «Дерибасовская угол Ришельевской», предисловий к бесконечным книгам коллег. …В длинном  коридоре нас настигает добрая душа ВС,   щедро оделяет книгой  и   Галю. Спасибо, дорогие  наши люди!

И еще  фрагмент  з
аписок         
                                              Литературный уголок
Знакомый, «как имя собственного ребенка», одесский вокзал с  характерным шпилем встретил   меня   флажком Одессы – накануне город    отпраздновал свой день.
Флажок  мне торжественно      вручили, и  теперь   в моем домашнем музее нет дороже экспоната. Как я могла не приехать! Лучшая  подруга тревожила звонками,  море Отрады звало  даже во сне   бледно-зелеными, с вкраплениями  мелких водорослей волнами, а   вице-президент Всемирного клуба одесситов,  прекрасный журналист и человек, написал кратко, но выразительно: « Пора преодолеть время и расстояние».
Билеты взяты заранее, хатку однокурсница Галя  нашла в родном Приморском районе, рубли на цветные веселые гривны поменяны…
Итак, Галя и ее спортивная дочь Леся верхом  на  велосипеде  торжественно препроводили меня  в переулок Веры Инбер, утекающий к морю с моей насквозь литературной  Белинского (теперь Леонтовича). На Белинского-Леонтовича  стоит церковь, где крестили соавтора «романов века» Евгения Петрова, здесь жил Багрицкий, будущая жена Набокова, на Чижикова провел детство Корней Чуковский,   переулочек, где росла Вера  Инбер упирается в улицу Черноморскую – а это   одесский адрес Паустовского.
Сгустилась уже  непроглядная южная тьма, когда мы причалили к типичному одесскому дворику  - с ажурными воротами, наружными лестницами, широкими виноградными листьями,заплетающими   все окна и пристройки. Мои земляки добавили колорита  своим дворам,  пристроив летнюшки, мазанки,  крохотные «скворешни» и  отгородив  их чем бог на душу положит  от остального двора. В ход пошли фанера, пластик, рабица и  прочая, прочая.
Моя хозяйка выгородила остов бывшей… голубятни, разделив его на две клетушки   и снабдив   «в шаговой доступности» туалетом с душем. Душ круглосуточный (и это в Одессе, где раньше   на ночь всегда отключали воду!). Правда,   блага цивилизации скрываются  за колеблемой  всеми  нордами-вестами клеенчатой занавесочкой. И приходится «до  витру»  ходить, як тот Щукарь…
                                                                                                                                                                                                            Ирина Крайнова



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments