irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ВЕСНА ПОБЕДЫ. Она - "ночная ведьма"

                                  ТО  ЮНОСТЬ  МОЯ В ОГНЕ…Часть 1

И еще один мой очерк  из того прекрасного  далека, когда  они почти все еще были живы, здоровы , молоды и счастливы. Не могу  не вспомнить   одну из удивительного племени «ночных ведьм» -   мою самую  любимую.
Жили-были девчонки.Смешливые и серьезные, долговязые и низенькие. Разные. Протрубили репродукторы беду,и ушли девчонки  на фронт.Какие  они были сначала невоенные…Ночь  октябрь 41-го, вокзал. В кучу сложены вещи. Ищут девочки  своего часового. Из-под груды матрацев высовывается испуганное курносое лицо: «Ой, темно как!..» Это  потом будут  ночные вылеты, гибель подруг, ненависть где-то у  самого горла…
В своей школе. Вот  так рассказывают обычно  о себе летные асы женского пола, отвечая, что такое подвиг  на войне.Готовность  или необходимость? Полторы сотни школ в разных уголках страны изучали до  недавнего времени ( сейчас ручаться  нельзя) историю прославленных авиаполков Марины Расковой.Десятки книг, сотни статей написаны  о  них.И все-таки есть признанный центр истории  расковцев – 93-я саратовская школа и ее знаменитый  музей.Нет, летчицы , штурманы, авиатехники расковских полков  не учились в ней. Но  считали своей и шли в нее особенно  охотно. Потому что в 93-ей  была особая атмосфера – теплоты и  искренней  привязанности к  вчерашним девчонкам, поднявшимся на смертный бой в огромное бескрайнее небо.
Именно здесь много  лет  назад я услышала вопросы, поразившие меня. Ребята хотели услышать правду о войне, какой бы неудобной она  не была.И  это в те времена, когда  так любили все «лакировать». Я  старалась  не пропускать встречи с летчицами расковских полков. «Нам очень  дорог малейший штрих», - поют  поисковцы «музейную» песню, здесь  и рожденную.
Мне  тоже дорог.Расскажу  о любимой гостье  школы.О Лидии Константиновне Демешовой. «Правду   без прикрас», как она говорит. «Общие места» со стандартным  пожеланием «хорошо учиться»   не проходят ни  у летчиц,  ни в 93-й  школе.Они  к этому друг  друга приучили.

Я решила! Довоенные фотографии – как кусочек , мирной,  не исчерканной  еще  пулеметными  очередями «мессеров»  жизни. Лидия Константиновна выкладывает  их веером.Останавливаюсь  на одной – загорелая  до черноты девушка, вся в белом,  радостно и белозубо улыбается. Летнее платьице, ухо чуть кокетливо прикрыл беретик. «Буду пилотом»,  - называлась Лидина заметка в заводской многотиражке.
Она  был  из "безотрывниц".Работала чертежницей, потом конструктором  на заводе. Одновременно( без  отрыва  от производства) училась в аэроклубе.  Выучилась водить самолет  - прославившую себя во время войны  фанерно-перкалевую «уточку».  Потом Аэроклубовцы постановили: всем  сдать на значок «Парашютист».
- Мне первой дали команду садиться в  самолет, - описывает  первый прыжок Демешова. – Самолет  набирает высоту. Слышу команду «вылезай», затем вторую – «пошел». Приземлилась благополучно, чувствовала себя замечательно…
В ее рассказе  нет     натяжек. «Прыгать»  Лида полюбила давно, еще девчонкой. С каждой свободной монеткой бежала  она в парк, где стояла небольшая парашютная вышка. А в детстве   казалась  огромной!
- Детям прыгать нельзя! – билетер заученно-лениво гонял мальчишек с молящими глазами. Лида гордо проходила мимо них, взбиралась  по лесенке. Она была рослой дивчиной.
В аэроклубе ловила любую возможность прыгать еще и еще.Когда  для расчетов посылали парашют с балластом, «за балласт»  была Лида .Эту свою роль  она играла вдохновенно. Но сначала  были бои местного  значения  дома. Она рано  начала работать. Ее заработок  для семьи имел решающее значение. Лида скрывала  от всех,  в особенности  - от больной матери,  свои летные дела. Пока  они занимались теорией,  еще можно  было. Но в майские дни аэроклубовцы стройной колонной прошли  по городу. Отец узнал  дочь, мать очень расстроилась.
Однако твердый и спокойный характер Лиды сыграл свою роль.Все возражения и уговоры,как о гранитную скалу, разбивались о ее слова: «Я буду пилотом. Я решила!».И мать сдалась: сама будила  в три ночи   на утренние полеты. Летом  это уже почти утро, хотя   поздно вечером  Лида  только ложилась после ночной смены. «Мне казалось, я  и  голову  не успеваю  на подушку  положить...Как выдерживала? » - удивляется  самой себе Лидия Константиновна.
А  тогда – вскочит, глаза промоет   и  - к новым «подвигам».  И как же  хорошо пройтись  по свежему утреннему ветерку! Хоть пешком,  хоть в гору  - на аэродром. Там  ждали ее  такие  же молодые, белозубые, бесстрашные…Кто  живет  без страха? Кто  не думает  о смерти. В 20  лет  ее просто  не существует.Разве можно погибнуть таким вот  молодым, красивым, веселым?..
В полк. Еще  одно важное решение пришлось принимать Лиде. Уже шла война, она работала  на заводе, там делали боеприпасы, у нее  была  бронь.Но как все,девушка  рвалась  на фронт,  ходила    на курсы медсестер.И тут узнает, что знаменитая Марина Раскова  приехала в Саратов и набирает  женские летные полки.Встречу Расковой и Демешовой  уже  не раз  описывали.Мы  договорились писать  только правду.Извлечем  же   этот  эпизод  из-под  бронзы многопудья.
Казалось бы, Демешову  надо  брать в женский полк с руками  и ногами.Пилот, парашютистка,  готовый инструктор… Но Раскова  никогда  не рубила с плеча.
-На заводе работаешь? Ты и так  фронту помогаешь! – и глянула строго.
Сердце у Лиды сжалось.Только  что  ни с чем отправили  ее сослуживицу: «Ты замужем? Так иди к мужу!»
Если  она сейчас  не  найдет самых  главных, самых необходимых слов, все пропало…
- Я  сама   из Сталинграда…  Хочу кидать  бомбы...  - проговорила  она медленно.
Ее взяли.  В 46-1 женский авиаполк. Сталинград был  тогда всеобщей нашей  болью.Но у Лиды была еще своя, саднящая раной,  боль  за  этот  город.Раскова поняла.
Энгельсская  летная школа – голубая Лидина мечта  - распахивала  перед  ней свои двери.Но впереди -  тяжелое объяснение с родителями…
-В школе  мы будем учиться три  года,а там,  глядишь,  война кончится, - успокаивала Лида маму,  не очень-то веря своим словам.
Однажды мать с сестрой приехали в Энгельс, вызвали на КПП Лиду,  вместо  нее вышла другая девушка: «Лида уехала  на фронт».
Сестра почти  несла мать  домой . Ноги у нее  то  и дело подкашивались…
Лидия Константиновна сама  теперь мама и бабушка, понимает:  нехорошо тогда    получилось.Но что  поделаешь, если двадцатилетние девчонки   самозабвенно  любили  небо, синий простор, полеты в этом просторе. Любили  жизнь, но  больше жизни  они  любили Родину.И подставили в  тот страшный год ей свои девичьи плечи, уверенные, что  без них-то  она  никак  не  обойдется.
Летное братство. Какое-то время штурман Демешова воевала в чужом полку.Пока   принимала самолет, ее девочки  были уже далеко.Мысленно  она была со своим полком.Хотя пока воевала  на Курской дуге, и  воевала  хорошо.А  было там пекло, из 9 бомбардировщиков хорошо, если  домой возвращались  2 или 3.Лида знала  этих ребят  по аэроклубу, по летной школе.Она  не успевала оплакивать  погибших.
На Курской дуге она первый раз узнала, что такое «падать».
-Мотор слабенький у наших самолетов, а  внизу чаща, овраги, ветер боковой развернул  нас   на лес, вспоминает Лидия Константиновна. –Самолет  без крыши, я  кричу пилоту: «Верка, разобьешься!»О себе и не думала: в 20 лет  мы все бессмертны.Еще раз самолетик повернуло в воздухе –и  мы рухнули .Машина на нас  сверху упала.А я из-под  нее вылезаю –и пошла, пошла, бойцов еще спрашиваю:  "Где  тут у вас  телефон?". Они обалдели: с неба упалаи- и телефон ищет.А я  помнила  только, что донесение в штаб армии надо  довезти.Прилетел  другой самолет,  на него пересела   -и в штаб.
-Может, еще и самолет поведешь? – пошутил пилот.Я  юмора  не поняла: «Давай!» Пересела   за штурвал.Пилот только  головой покрутил.
-Да ты  хоть выше поднимись, все васильки посбивала …-  нашелся, наконец, что сказать.
Что  это было? Шок, нервное потрясение, когда  любой ценой довершаешь  дело? Она  же  из «ночных ведьм», а  они все с сумасшедшинкой…Не скоро  удалось Лиде вернуться к своим девчонкам. Бесчисленное количество рапортов Демешовой, четыре вызова от самой Расковой были положены   под сукно.Но Лида, как мы уже знаем, девушка с характером.
...Она вышла  из самолета и увидела чужие, незнакомые  лица. «Неужели  не осталось  никого  из тех, кого я знаю, помню?» - заныло ее любящее сердце.Подбежали подруги, растормошили «Ты – наша,  ты  никуда  от нас  не уезжала», - обняла ее землячка Рая Аронова.
Лиду Демешову  любили в полку.Они  и сейчас ее очень  любят.Почему? В  ней  не особой живости  и огня,она  не может, как их комсорг Лукина, остановить лгуна или бахвала ( а есть в полку и такие) взглядом, одним  только взглядом…
Зато высокая, видная, большеглазая Лида умела дружить, как дружат настоящие мужчины: без зависти и пересудов.Так  дружат солдаты.Летное братство для нее  дороже самого  дорогого.И если кого-нибудь  нужно  немедленно спасать…
Перелистнем страницы военных газет: «Ночью Демешова  и Серебрякова вылетели бомбить аэродром  противника.И вдруг  летчицы  увидели, как цепкие щупальца  прожекторов схватили  один наш  бомбардировщик   и не выпускают  его. «Выручим  наших!» - решили Лида и Клава.Серебрякова  повела  машину  на  один из прожекторов,а Демешова  метко сбросила  на него  бомбы.Тогда Лида взялась  за пулемет. Огненные трассы потянулись к другим прожекторам..."

                                                                                                  (Окончание следует)


                                                                                                                                                                Ирина Крайнова

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments