irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

МУЗЕЙ-УСАДЬБА БОРИСОВА-МУСАТОВА .ДЕНЬ памяти

 ОСЕННЕЕ ОЖЕРЕЛЬЕ

150 лет назад родился и ровно 115  лет  назад умер ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ ХУДОЖНИК.
Пора, когда очей очарованье, особенно  ощущается  в мусатовской усадьбе. Вот уже   последние листья роняют деревья  сада вокруг флигеля Борисова-Мусатова, но  по-прежнему  покоем и уютом веет  от широкого крыльца веранды, от всего   облика крепкого бревенчатого дома , который другой великий саратовец Павел Кузнецов называл «прекрасным и удобным для вдохновения».
Как писала искусствовед Елена Савельева , здесь «в самой большой и светлой комнате находилась мастерская, где Борисовым-Мусатовым были созданы солнечные «Майские цветы», пленительно-печальные «Гармония» и «Гобелен», просветленный «Водоем», изысканное «Изумрудное ожерелье». Продолжением мастерской был сад, окружавший флигель - вишни, сирень лучших сортов, тополя, маки, кадка с экзотической агавой. Множество пейзажных этюдов написано Мусатовым именно в этом садике». Они сейчас собраны  в нашем  Радищевском  и в лучших музеях страны. В честь 150-летия родоначальника русского символизма  шедевры покинули  привычные  музейные залы других городов , чтобы снова оказаться  на родине художника, выстроившись по периметру   исторического  здания музея.
Выставка получилась  грандиозная, равная по уровню  и содержанию аналогичным ,юбилейным в Новой Третьяковке. А в самом мусатовском флигеле  - -усадьбе Виктора Эльпидифоровича – открылась выставка-Посвящение  саратовских художников Это  была нелегкая  задача: создать  произведения «в духе» гения недосказанности и полутонов. И, конечно, высокая честь -   представить   их в доме на Плац-параде. Выставка в усадьбе,посвящённая Борисову-Мусатову , названа по шедевру, подаренному когда-то Радищевскому музею вдовой художника Еленой Александровой«Осенний мотив».
Группа художников , занимающиеся в школе пластического  формообразования   Владимира Мошникова, все  - участники хвалынских пленэров,  разместили свои работы в трех залах музея.  Как рассказала  директор музея искусствовед Элеонора Белонович, идея выставки родилась  еще год назад,   прошлой осенью началась  ее подготовка . «Мотивы мусатовского творчества», «фрагменты композиций», «реплики из известных произведений мастера» читаются в картинах и рисунках авторов экспозиции.
Одним из ее смысловых центров  - работа самого  Владимира Александровича Мошникова (1994 года), певца неясного источника света , загадочных силуэтов,   словно навеянных  ночными сновидениями. В залах,среди картин  наших современников,  размещены  и снимки первого русского символиста, и  точно подобранные  цитаты.
« У Мусатова душа была синяя и прозрачная, как весеннее небо среди белых облаков, от  того и во всех его картинах синий тон сквозит, как нота «ля» - во всех  голосах природы. Этот  тон ведет  за собой все  другие  тона и сообщает  его картинам  ту   силу и художественную ясность, которая позволяет  нам за каждым  полотном его угадывать  выражение глаз самого художника. Его печаль   и улыбку.Его  любовь и надежды». Там сказал о  нем  писатель Александр Федоров, саратовец, в будущем друг Бунина и  звезд первой величины русской культуры.Уж  не знаю,  как  смог он так тонко  прочувствовать творчество великого  земляка. Может, потому, что сам рисовал. «Нежная, как бархат, нота ля»   и  правда,   задает тон    «Осеннему мотиву»,  другим картинам и этюдам Мастера.
А какие ноты прозвучали в картинах представительниц  саратовской школы живописи   - учениц Мошникова на  экспозиции? Было интересно  подойти к ним с  этим ключиком.На живописных  полотнах , в пастелях  и акварелях художников -   не только  мусатовские дом и сад, но  и Зубриловка – гибнущая барская усадьба, которую писал  и Мусатов ,  Хвалынск с его остановившимся на часах истории временем,  волжские острова.
Исчерпывающие оценки представленным  работам дала Элеонора Николаевна. «Образ усадьбы запечатлён на экспрессивном полотне Елены Батраевой, полупрозрачных по тону акварелях Елены Шачневой, фантазийных пастелях Светланы Лопуховой, работах Елены Мулдагалиевой. Колдовское серебро Хвалынска, огромной «мастерской», некогда вдохновившей В.Э. Борисова-Мусатова на создание «Изумрудного ожерелья», отразилось на декоративных полотнах Елены Палехиной, Светланы Золиной, Светланы Четверухиной. Образ саратовского дома и сада художника в звонких весенних и элегических осенних тонах запечатлели Наталья Леонтьева, Марина Симонова.Настроения «светлой грусти» переданы в акварелях Ольги Гудковой, Ларисы Фогилевой. Валерию Голубеву вдохновили на акварельный мини-цикл Волга, Зелёный остров и мусатовские «первые опыты с палитрой».«Голуборозовские» мотивы, метерлинковские фантазии и сны нашли своё отражение в графике Людмилы Арутюнян, Натальи Булаткиной, живописи Николая Игнатова, Натальи Полуконовой».
Я же прошлась по экспозиции , глядя сквозь «магический кристалл»  синего мусатовского цвета, и   увидела  - сиреневые розы в умытом голубом небе Марины Симоновой , синее небо и совсем почти исчезнувший силуэт Николая Игнатова, мягкую хвалынскую зелень с кусочком Волги за  нею  Вероники Павлик, ее же голубоватые крыши и кроны.  Лиловое буйство сирени Марины  и синие-пресиние сумерки Алены Батраевой. И розово-сиреневую напевность картины Натальи Леонтьевой, ее возникающие из воздуха женские фигурки. «Держит» стену большой портрет дочки, где Анюта в узорном платье,  с подобранными волосами, у фиолетовых цветов на окне.Она   тон в  тон «печальной улыбки» творца «Осеннего мотива». А  леонтьевский портрет вишневой красавицы в шали с гобеленом осенних листьев  за плечами был  бы роскошен, если б… не писан художницей  такого строгого вкуса и меры.
Крупно поданные розы Ольги Гудковой уходят в синеву и в тень. Теряющие свою  голубизну и зелень, словно  за дымкой времени, озеро и склоненные деревья в  триптихе Светланы Золиной. Небо  в голубых и розовых   тонах Светланы Четверухиной. Удивительная двойная картина Елены Палехиной. Не  тона, не переходы, не пятна – легкие сполохи цвета, голубоватые, зеленоватые, сиреневые. Лицо с закрытыми глазами, опускающееся за грань холста и жизни с одной стороны и  медленно проявляющееся с другой… Акварельки Валерии Голубевой с длинным названием «Как мальчик Витя  с другом ездил  на Зеленый пробовать палитру» и ощущением верно   угаданного  дыхания ветра, солнечных лучей, бликов  волжской воды.  Осеннее умиротворение на  пастелях Светланы Лопуховой.Пойманная кистью художницы , а не «сделанная» отрешенность модели  в  портрете Елены Шачневой. Приглушенная  сентябрьскими красками зелень, чуть тронутая  багряным у Людмилы Арутюнян…У каждого своя, собственная «нота ля», жесткая или мягкая, глубокая  или по-весеннему легкая, чистая или -  в сложном созвучии . Но вместе они образуют стройный хор в честь  большого художника, прожившего до  обидного мало, но оставшегося навсегда.Это  и есть саратовская школа живописи, ее традиции, не умершие    через сто  лет.
                                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments