irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЕАТРАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ. Монологи, дуэты



                     ДЕЙСТВИЕ продолжается.Часть 3, тоже для взрослых
Прослойка против гегемона
В фестивале «Действующие лица» единственный участник из Саратова - Камерный театр «Подмостки». Художественный руководитель и основатель театра - Сергей Игнашев, бывший актер  театра Русской комедии.    Коллектив очень молодой.. Тем более   поражает смелость  режиссера , взявшегося поставить   признанного представителя европейского абсурдизма Славомира Мрожека . И  не   какую-нибудь  его пьесу, а   «Эмигранты», которую  Саратов  помнит  в блестящей  постановке Ивана Верховых в теат
ре АТХ. Два его лучших актера Виталий Скородумов и  Сергей Ганин были в меру  ироничны и невероятно смешны.
Игнашев пошел  другим  путем: актеры в его  постановке играют на полном серьезе. Думаю,  Мрожеку было  бы любопытно  на это взглянуть.  В «советские годы»  на первое место выходил  его «политический абсурд». А в российском театре  90-х польский  диссидент с удивлением  обнаружил психологический подход к своим пьесам. Последователи системы Станиславского  искали –и находили!-  там  и абсурд социальный ,и драму социальную.
Поединок двух эмигрантов ,загнанных  жизнью в  тесный  подвал, только при  большой фантазии могущий показаться  квартирой, превращался в поединок классов, мировоззрений, противоположных  взглядов на смысл бытия.Противоборство  недавнего нашего «гегемона», закормленного властью и превращенного в жадного обывателя, и  так называемой «прослойки»  -интеллектуала, презирающего  все материальное,  с брезгливым интересом ученого наблюдающего за низменными инстинктами «передового класса». И крах обоих, слишком меркатильного  ХХ и не способного  к  каждодневному труду АА.
Актеры, исполняющие роли презрительного  интеллектуала  и простовато-хитроватого   работяги (Станислав Шалункин и Сергей Литовченко), ведут  напряженный диалог, и если бы не   потеря  порой   темпоритма и  небогатый  звуковой ряд (они ведь  сняли  жилище с абсолютной звукопроводимостью !), было бы еще интересней.
Герой Литовченко  - чуть поярче,  за счет четко прописанной автором  линии поведения. Герой Шалункина –немного декларативней. Тут  уже вина его «заумных» монологов, которые  невозможно произносить без тени  юмора. Однако  режиссерская стрелка так и не сместилась  в сторону иронии и самоиронии персонажей , которая к финалу еще более необходима.И  замешанная  на ехидных  улыбках и  хорошо спрятанных слезах драма  двух  одиночеств здесь  грозит  перейти в мелодраму. Последняя ремарка автора: « к храпу начинает примешиваться другой звукрыдание, сначала тихое,а потом все более громкое, раздирающее» , -  понята, увы,  буквально. Декорации   – тщательно пригнанные друг к другу дощечки и трубы, детально подобранный  реквизит –   - слишком все акккуратно.Ведь, как замечает АА, чувствует  он себя здесь, в  подвале , «как микроб в  кишечнике». Да и у автора  есть  ремарка: «Стены серые и грязные, с  подтеками. Низкий  потолок.  Голая  лампочка, висящая  на  проводе  под  потолком.  Резкий,  заливающий  свет…».
«За сохранение традиций русского психологического театра в европейском абсурдизме »  - такую формулировку  диплома  для  театра  предложила я . Прошла только ее первая часть, оставляя за скобками жанр  драматургии. И  уже  от себя организаторы фестиваля поощрили дипломом  ХХ  в исполнении  Сергея Литовченко.Хотя… куда рабочему классу без его  «прослойки»?
Платье цвета  пыльной розы
Драматический театр «Большая Медведица» из Москвы  представила художественный руководитель, режиссер  и  артистка театра и кино Валерией Приходченко, . Училась в    мастерских   у Льва Додина и Мара Сулимова в ЛГИТМИКе. Руководит Независимым Международным  конкурсом современной драматургии «Исходное событие –XXI век»,   лабораторией современной драматургии «Кафедра драматургии – XXI век».   Фестивальным спектаклем стала ее работа по пьесе известного драматурга Натальи Мошиной "Розовое платье с зелёным пояском".Автор текста бросает   вызов Чехову и  его «трем сестрам».
Смотреть такую трактовку мне было невероятно сложно.Любимая чеховская пьеса ,первое прочитанное в восемь лет «взрослое произведение» -  втайне от родителей. Тоска по Несбывшемуся, навсегда отравившая детскую душу…И такие вот там   характеристики прекрасным чеховским  женщинам: « инфантильные, эготистичные, злые пустоцветы», в «компании бригадных клоунов». Это  про деликатнейшего Тузенбаха, про  рыцарственных   Федотика и Родэ?..Однако  магия актерской игры, даже  на постдраматическом пространстве, где ничего не происходит,а  только вспоминается, переживается,  в статике  поз,  каким-то образом захватила и меня.
Да, моноспектакль «Розовое платье» не балует нас разнообразием  мизансцен  или частыми  вспышками эмоций. Раза два-три всего  и встрепенется,  вскрикнет крупная, крепкая Наташа, красивая зрелой женской красотой. Едва  возьмет в руки  макет - зеленый домик Прозоровых -  а в нем уже и свет  погас.И снова  она замрет в  одной позе, сложив на коленях большие ладони ( случайно красные  при видеосъемке?). И будет почти  на одной ноте, с досадой и злостью,  говорить о людях,  которых  она    не понимает  и никогда не поймет.
Да, она доказывает недоказуемые вещи.И  оправдывает  то, что ,казалось, оправдать невозможно. Наталья Ивановна в пьесе Мошиной умнее и  глубже, чем   о ней думают.
Я тоже всегда  недоумевала: за что  так обрушились  сестры Прозоровы  на ее розовое  платье, которое оказывается   вовсе  не розовым, а «цвета пыльной розы»?  Поясок вообще очень сложного оттенка –моднице Наташе виднее.И  Протопопов –ее давнишняя любовь, и  театр она любит…Хотя…можно привести десятки контраргументов:  про беднягу Бобика,у которого «жар»  - отменяются    ряженые ,  и  тут же его встревоженная  мать  едет кататься  за город… про непростительную грубость со  старушкой няней … про дом, в котором у  хозяек отбирают комнату за комнатой…
Но речь не  о ремейке -   о   моноспектакле Валерии Приходченко. О ее мощном актерском темпераменте,  что прорывается   через статичные позы ,
сквозь ровные интонации . В героине до сих пор  клокочет  нелюбовь к людям  не материальным, не стоящим крепко  на земле,   унесенным ветрами  давних войн и революций. Пусть  только три эмоциональных всплеска за весь спектакль,  тем они  убедительней. Запоминается вальс отчаяния, который Наташа мысленно  танцует с   возлюбленным, так   глупо и безвозвратно потерянным. Бьет прямо в цель  финальная точка: большая,привлекательная, еще  не старая женщина, смертельно уставшая от жизни и  своего одиночества ,не забыв напоследок  едко процитировать барона( что все-де, будут работать), берет тряпку и привычно  моет пол большого неуютного зала. Подтекст постановки очевиден: «история о неверном выборе, о несостоявшейся любви и о гибели при жизни».Актриса  заслуженно получает диплом лауреата за лучший моноспектакль фестиваля.
                                                                                                             Ирина Крайнова, член экспертного совета фестиваля


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments