irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Category:

ТЕАТР ДРАМЫ, МУЗЫКИ и ПОЭЗИИ "Балаганчик".Актеры и поэты

    ИЗОЛЯЦИЯ …БЕЗ ИЗОЛЯЦИИ

Новые грозные слова вошли в наш повседневный словарь: пандемия, социальная дистанция, самоизоляция…
Но и в изоляции театры остаются театрами,   и  даже с длинной «дистанции» умудряются  дотянуться до наших чувств.В большей мере  это  относится к «Балаганчику». Театр драмы, музыки и поэзии сейчас как нельзя больше отвечает своему названию.Весь этот тяжелый год  он ведет  онлайн несколько поэтических рубрик, где читает и читает замечательные  стихи.В рубрике «Мои любимые стихи» отметились, я думаю,все его актеры. Дни рождения поэтов «своего круга» здесь тоже  празднуют…  художественным чтением.
Причем  это не просто хорошее  исполнение,а маленький спектакль.Редкий подбор стихов у Елизаветы Симагиной,  даны они «атмосферно», среди голых  осенних деревьев или на фоне беленой кирпичной стены. «Ни небес, ни земли…но  - туман, но – разлад, но слова невпопад…» - у Томаса Гуда.А «в Ялте ноябрь», так что «разрешите  о том пожалеть» -  у Юрия Визбора.
Александр Котелков в  эффектной трехцветной съемке, не без внутреннего куража, читает «Хулиганов» Валентина Гафта.Александр Кравцов –задумчиво и лирично  -слова Юрия Левитанского, под которыми подпишешься,  не раздумывая: «Каждый выбирает для себя…дьяволу служить  или пророку…»
Юрий Лапшин с  мальчишеским удовольствием  показывает детские стихи. А Кравцов разыгрывает еще  целую сценку на четверостишье  саркастичного Даниила Хармса. Глубокое похмелье – газетный лист вместо лица – и  …нога, мелькнувшая над столом. Откуда пришел, туда и вернулся… Тут уж  драма и поэзия в одном лице.
Сама художественный  руководитель театра, его лучшая актриса и режиссер, удивила  своим подбором. Цветаева была ранней осенью, Юнна Мориц, ожидаемом непредсказуемая, - всегда. Теперь  для Елены Смирновой пора погружения в поэзию Александра Кушнера, которого Бродский поставил в один ряд с выдающимися лириками  своей эпохи.Лена  прямо мистическим голосом читает про конверт «какой-то странный-странный», замедленно - про старика,  который уже «по ту сторону» жизни;   и, то  и дело  меняя темп- с полным погружением в бездумную  пору до всех  бедствий 20 века («Потом зашел мой старший брат, расстрелянный в 37-м…Светало»).Читает с внутренним напряжением, но без «открытого нерва», как мы привыкли ее слышать. Музыка вступает не фоном, не иллюстрацией – равным  партнером слова. Великолепная съемка превращает каждую работу Елены  в  настоящий минифильм,где  это чудесное лицо   по-разному освещается, кружится , уплывает, ничуть  не уступая в красоте и духовности  типажам столетней давности, чьи открытые взгляды  и ясные улыбки  мы видим  на старинных фотографиях.
Она может быть совсем иной – и  вместе со своей любимицей Мориц загадочно читать про то, как что-то неуловимое «изливается в пальцах волшебных», и кипеть страстями  с Блоком и Кармен…Со своими  верными друзьями –стихами наша Коломбина легко перемещается  в  едва-едва  заснеженный парк  или на выставку с такими же   причудливыми артобъектами.
Закончу  сей «изоля»-обзор видеозаписями Станислава Шалункина.Пожалуй, после Лены их у него больше всего.Слава предпочитает русскую классику.Сдержанно и немного сумрачно , великолепно поставленным голосом читает он Тютчева.  И не просто художественно -  рассказ Чехова. Это целая инсценировка на маленьком  диванчике, где все роли -  у нашего грустного комика.И скромный, с тихим голосом Петр Петрович Стрижин, «племянник полковницы Ивановой, тот самый, у которого в прошлом году украли новые калоши». У Чехова  в одном предложении  и характеристика  героя (у наглого и удачливого калоши не сопрут). И старая девица-экономка, распаляющаяся от гнева ( никаких приспособлений голоса , однако  перед нами вылитая мегера в чепце и капоте). И равнодушный сухарь-аптекарь. Герой в темноте ,таясь от  чумы-экономки, хлебнул вместо  водки керосин. Все  обошлось, все  было мило и смешно, но  за этим рядовым происшествием – вся  неудавшаяся жизнь,  без любви и тепла. Чехов!..
И я вспомнила,как мгновенно перевоплощался Слава из грозного воителя Кочубея  в стареющего хозяина имения в «Двух поэмах» Пушкина,одном из лучших спектаклей  «Балаганчика». Но сразил  он меня другим рассказом  – бунинскими «Темными аллеями». Прочитанными в скверике, на фоне серых унылых многоэтажек,в какой-то  кроличьей шапке.  Снято все почти любительски. Пришел, протер скамейку на словах «в горнице опрятно» и не вставал с нее почти  до конца. Но  так прочел рассказ о былой  любви, к которой  уже  не вернешься, но и без которой  никак ( «Со стыдом вспоминал свои последние слова и то, что поцеловал у ней руку, и тотчас стыдился своего стыда.…») . С таким тактом и мерой… Один из самых светлых и щемящих  во всех «Темных аллеях». Прочел без наигрыша, не изображая Ее и Его, а  подавая текст, автора, как это делают настоящие мастера слова. Много стихов  на страничке «Балаганчика» читают  дети, даже совсем крохи – талантливые ученики Елены Александровны.
Актеры  не могут  не читать и  не  играть. Их театральная игра продолжается и в глухой  изоляции, втягивая   нас в  свой волшебный  круг . Тот же англичанин Гуд  написал очень даже «новогодние» стихи.
«Вот сказочная ладья,
Над озером лунный дым.
Играючи ты и я
От злых драконов умчим!»

                                          Давайте и умчим...                                                                                          Ирина Крайнова

     


                                                                                                                                                       
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments