irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЕАТР ДРАМЫ, МУЗЫКИ и ПОЭЗИИ "Балаганчик". Вечер-воспоминание

                                    БЕЗ ДОН КИХОТА

Кто сыграет Кочубея  - гордеца и любящего отца? И  доброго, всепрощающего папу Карло? И глупого высокомерного Короля в сказке «Огниво»?
 Почитает красивым поставленным голосом без малейшей  запинки целые поэмы и главы  из романов? Позвонит, чтобы  поделиться своим мнением о премьере – всегда четким и точным,как диагноз врача?  Позовет на дачу из душного города  -  хоть «свежей травки пощипать».  Привезет  целебные малину и виноград в  самый разгар пандемии, когда никто ни к кому  уже  не ходит.  Просто окажется рядом, когда тебе  очень плохо  -  помолчит с тобой, как умеет только настоящий друг.
Я  назвала  далеко не все, что он сделал  для людей, близких и не очень, что  говорила  о нем горстка друзей,  собравшись на сороковой день в  «Балаганчике», который он любил, которому  отдал  последние годы жизни.
Счастье, что  мы собрались в театре, где умеют ценить талант, поэзию и друзей.После годовой от него   изоляции.Горе, что по такому  вот поводу…
Все  очень было просто на вечере память журналиста, актера, мастера художественного слова Станислава Шалункина.Актеры и поэты (и поэты-актеры) читали стихи, которые,как им кажется, подошли бы, понравились Славе. После каждого выступления читал сам Шалункин – с экрана, в режиме Карманного театра – видеотеатра, который они начали создавать в 2020 году - году Запретов!-   вместе с Еленой  Смирновой, художественным руководителем «Балаганчика».  Слава успел  начитать целую  литературно-театральную  энциклопедию: главу из  «Маленьких трагедий»  Пушкина, три поэмы Давида Самойлова, рассказы Чехова, Бунина, стихи  Тютчева, басни Крылова, еще, еще и  еще…
Вот не видела  этого сюжета – сочетание  стихов с «летящими» картинами Шагала, не слышала   и самойловскую поэму   «Чайная» в его исполнении, легком  и  шаловливом   /«Дым летит к небесам,/ Пар течет по усам, /Входит в чайную сам - Федор Федорыч сам. /Враз видать по глазам - /То ли зав, То ли зам./ Ишь, какой грозный! /А за ним /И над ним/ Вьется облаком дым -/ Пар морозный»/. Смешной, но страшноватый  рассказ Чехова и светло-печальный Бунина  видела в записи, когда Слава был еще жив и была надежда.Сейчас все воспринимается иначе -  острее.   Трагический подтекст    чудится и в чеховском рассказе, даже в  безвредных баснях, прочитанных с хорошей  долей иронии.
Как-то  пропустила зимой  и его  видеозапись «Сальери», великую сцену зависти посредственности  к  беспечности гения. И вот  она звучит на вечере памяти.Актер Шалункин  снова поразил меня, сумел поразить. Весь словно сотканный из интеллигентности и  любимых рифм, читая монолог Завистника, он  становится  и властным, и жестким : «Я создан, чтоб его остановить
Рядом  со мной сидел очень  хороший актер, ученик Валентины  Ермаковой. Он  тоже был потрясен и жалел лишь  об  одном: если бы знал, сколько и как начитал   его коллега классики ….обязательно бы высказал ему .Поздно, все поздно...
С неведомой   доселе  силой  прочла Ахматову Ирина Короткова, вся в черном, как и «хозяйка вечера» Елена Смирнова. Кроме прекрасных дам «Балаганчика» выходили  и другие его друзья к экрану , где Слава -  везде разный,  но каждому свой. Валентина вспоминала о трех партнерских работах – в «свободном плаванье» и позже, в частном театре. Марина читала  свои стихи, которые звучали в спектакле «Лужайка»,  прочла и  про грибы:   ее друг считал, что  год без грибной охоты – потерянный год .Саша озвучил стихотворение ,  посвященное Гафту, странно   созвучное нашему вечеру.
На этажерке в фойе театра  нас встречал томик Сервантеса.И уже  почти никто   не удивился, когда Лида рассказала о мечте  двух друзей  -   узколицего худощавого  Шалункина и кругленького  крепкого Юдина. «Дон Кихот» и «Санчо Панса», похожие на них и в жизни,  думали о спектакле по великому роману.
Даже вино на вечере  - из Славиной  кладовой.Он умел делать  настоящее  вино и всегда  все раздаривал.Эта  бутылка - последняя.
«Черный ворон, черный ворон, что ты вьешься надо мной?» - глубоко и  низко запела Ирина. Ворон вьется над каждым из нас,    к Славе   Шалункину он пришел до сроку.Но  он столько успел - в театре, в журналистике,в жизни, стольким помог, столько оставил нам  теплых и светлых  впечатлений… А в ком  «чувства добрые»  он  пробудил, посылали в тот вечер ответные волны  добра и любви. И Он нас  слышал! Пока нас помнят, мы живем.
                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments