irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

Categories:

ТЮЗ КИСЕЛЕВА .Орлеанская дева в новом мюзикле



      
                               КРЕСТОМ И МЕЧОМ

Связанные  накрест  прутья могут стать   орудием войны  или символом веры.Как повернуть.
Жан Ануй, крупный французский драматург XX века, каждый год писал новую пьесу. Самой сильной  считают   «Жаворонка» , самым светлым   образом  - Жанну  Д`Арк, несмотря на все  ее  трагические перипетии. Пьеса написана в  форме театральной игры: участники восстанавливают историю  Орлеанской девы, костер в последний момент   отменяется ради коронации дофина.
Тюз Киселева после полной театральной изоляции совершил прорыв, создав за полтора месяца  настоящее эпическое полотно -  «Жаворонок , или Жанна  Д`Арк». Московский режиссер Александр Созонов известен саратовцам постановками в академдраме  (нашпигованная техникой «Тень» и атмосферная   «Женщина из прошлого») и   на лаборатории в тюзе.   Сокращая длинноватый авторский текст, он  опускает подробности словесных поединков Жанны с  обвинителями-церковниками,  И с помощью музыканта и композитора Евгения Кубынина из Петербурга  (автор музыки и стихов) превращает пьесу в мюзикл.   В России рок-опера об Орлеанской деве идет в
театре "Рок-Орден Тампль" , мировых опер о ней  несколько, наиболее известные -  Верди и Чайковского. Образ чрезвычайно популярен   в музыке и  в искусстве вообще: национальная героиня, спасшая страну от  гибели… сожженная на костре  «благодарными» соотечественниками  (ровно 590 лет назад!) и  ими  же  через пять веков  причисленная к лику святых…  Наша  «Жанна»интересна еще и тем, что музыка  создавалась по ходу постановки,  под конкретных  актеров,   их индивидуальности.
Жанна  Д`Арк - Ирина Протасова поначалу испуганная девочка с  собранными в  хвостик волосами (без узнаваемого  «каре», порядком всем надоевшего),  с матерчатой куклой в руках. Но вот она уже  держит  крест-меч (куда повернешь!)  Лошадка у нее  смирная, симпатичная,  будто  закованная в доспехи ( настоящий  шедевр художницы Ольги Колесниковой, хороши и  костюмы).Она только крутится по сцене,  где дерутся  солдаты Бодрикура , рубясь палками не хуже, чем  тяжелыми рыцарскими мечами (бои поставил Алексей Кривега).Будут и другие бои. И  танец-поединок с женщинами, унизительный для обеих сторон, когда мужчины свою  «половину» легко  одолевают и  гнут к земле. О,вечная вражда полов…
Жанна, стремительная,  статная в  своем черном костюме, как будто бы  ее разрушает. Неграмотная шестнадцатилетняя девушка  легко обрабатывает «гуляку праздного»  и простака Бодрикура ( хорош здесь Алексей Карабанов), направляет в нужное русло  слабого , изнеженного  дофина (Павел Лазарев),смело ведет лихих рубак,  отвоевывая  у противника города и крепости…   Мужчины  за нее,   пока она «на коне». После неудачного похода на Париж  покатится снежный ком: вероломство бургундцев,   позорная сделка с англичанами,неправедный  суд. И  самым  серьезным обвинением  Спасительнице Франции, наряду с ересью, будет мужское платье, « в которое  она нарядилась, что противно всем законам христианской скромности и приличия». До появления первых всадниц с брюками, спрятанными  под юбку,  еще четыреста лет…
Постановка   очень  мощная технически 
(видеохудожник Дмитрий Мартынов, художник по свету Руслан Майоров, Москва).
Если   «Тень» в версии Созонова  была перенасыщена экранами и камерами -  в мелькании лиц  терялись  сами персонажи-  здесь все классически соразмерно. Строгий  черно-белый экран  фокусирует лица, укрупняет и как бы   возвращает   их исторической  легенде – откуда  пришла к нам  Жанна. Порой   мы видим суровый  готический  шрифт ,  что «пишет  нам время бесстрастной рукой». В  каждой букве - язычок пламени. Огромное зарево охватывает экран, за спиной у Девы  вырастают белые крылья. На коне  с  крестом-мечом  Жанна,  в боевом порядке   рядом - ее солдаты..И будто  нет   шести столетий за плечами .Осветительные приборы расположены так , что сияние вокруг ее фигуры  почти  нестерпимо. Скоро крестов станет много - они повиснут  в воздухе, как нераскаявшиеся души убитых. Конец войне… конец жизни? Костер инквизиции  собирается из веток - деревцем с алыми, как отсветы пламени, листьями.Готический  фасад  узнаваем и  условен . «Разрушающаяся стена» придает динамики и символизма.
На сцене вся труппа.Поют и  выходят в массовке ведущие артисты. Труппа  слитна и очень  подвижна.Собирается  разношерстным войском, деморализованным  «непобедимым» противником.  Сражается на мечах, в бою возвращая веру в  свои силы.  Скидывает  погибших   в ров. По одному , на авансцене, весь антракт. Мать напрасно  ищет тело сына на поле боя - ее плач больно отзывается в сердце (Татьяна Чупикова). Превращаясь в  монахов с капюшонами на  глаза,  серая масса катится к рампе,  опасно перекатываясь волной в партер. Еще   реальней ряд английских лучников, присевших на колено, чтоб удобнее целиться…  в зал. Полная статика после движения  высекает сильные эмоции. Танцы и  массовые «паузы»  не «вмонтированы» в  музыку и пение,   они врываются в сюжет неожиданно. Постановщик называет их «рваными вставками». Хореограф - ученик  Игоря Баголея, успешно работающий в Москве Никита Беляков.Песни персонифицируют героев и похожи на зонги. Мечтательно и сильно поет Жанна. "Гламурно", не без кокетства - изнеженные дамы Карла. Непреклонно,жестко - вышедшие  на авансцену в черной и белой  сутане  «отцы церкви». Песни  мелодичны , они  легко запоминаются.
Есть  в толпе    сочувствующий  Орлеанской Деве   брат Ладвеню (Александр Андрюшенко) .Он ее запечатлевает -  для потомства. Есть  горячий защитник Бодрикур.Он  уводит толпу от костра, где уже собрались  охочие до зрелищ обыватели.  В тексте  Ануя прокручивается вся  небольшая жизнь Жанны , события тасуются, возвращаются,  герои с брехтовской  легкостью входят и выходят из образов. В постановке Созонова меньше театральной игры,  здесь работают    другие  средства выразительности: музыка, пение, пластика, видеоряд.  И главный антипод героини  здесь  не Инквизитор с пугающе тихим, надтреснутым  голосом - Алексей Ротачков, а элегантный,воспитанный граф Варвик ( Алексей Кривега) . Ему добавили ключевой монолог об опасности непредсказуемых людей – «мятежников».
Граф  придет  в камеру-клетку -  нанести  Деве   «визит вежливости», как достойному  противнику. Услышит ее дерзкие речи… и совершит насилие.Что не совсем логично (хотя    дано яркой театральной метафорой: Варвик выплескивает  чару красного вина на    светлую рубашку Жанны ). Да, Жанна остра  на язык. Но не стал бы брезгливый,   нюхающий (по сюжету)  розу аристократ   о    простолюдинку "мараться". Перемена же  решения  подсудимой  (от полного отречения к отказу от него и от  женского платья)   вполне объяснима : не может  она принять  «Жанну раздобревшую, Жанну, превратившуюся в лакомку... Жанну нарумяненную, в модном головном уборе, шагу не умеющую ступить в пышных юбках, с собачонкой на коленях…». Жанну - довольную    обывательницу. Ей  нет места в мирной жизни.
Не всегда  мир доходит  до точки кипения  -  войны, революции, перевороты -  но всегда  были и  будут такие пассионарии, в штыки принимающие несправедливость, готовые за правду  на плаху и  на костер. Без  максималистов наше  общество опасно кренится вправо.Но когда не мечом, так крестом решаются вообще  ВСЕ вопросы, это  тревожный симптом.  Конечно,в спектакле много других пластов и тем.Каждый найдет свои.
Кроме  крепкого ансамбля и   сильных  главных героев  запоминаются образы  двух Королев - Вера Яксанова и Виктория Самохина  (фаворитка, увы, лишена изящного французского шарма). Матери  – простой женщины,  не понимающей свою дочь (Ольга Кутина). «Доброго» палача ( Александр Федоров). Стражник Владимира  Егорова повторил пьющего слугу из  недавней премьеры.  Жаль,  когда такой талантливый актер вынужден играть  однотипные роли.
Только-только прошла сдача, и те огрехи,  что   мы заметили (слишком громкая музыка, порой оглушительные крики -  забывают, что вооружены микрофонами; затянутое первое действие – особенно встреча с Бодрикуром),  думаю,  будут постепенно   сглаживаться.  Кстати, при сокращении текста ушло  объяснение  названия "Жаворонок" (« Это история не о бедах затравленного в Руане зверька, а история жаворонка в поднебесье», - изрек Карл).
Здесь свой, отличный от Ануя, финал. Городская площадь мгновенно  обрастает вывесками и  баннерами, пестрая толпа  собирается у собора, где крупная  дама «нарядилась в брюки »  и  бойко вещает  о Жанне (неистощимая Татьяна Чупикова). Дева в сторонке, никем  не узнанная.   Смотрит  на  малышку с матерчатой куклой в руках. Замена  флага времен Столетней войны  республиканским  - тоже  как  попытка приблизить к нам историю.Хоть вены ей  вскрой, никуда она от нас не уходит: «неостановимо,невосстановимо хлещет жизнь». И  ее «невыученные уроки» всплывают снова и снова.

                                                                                                                                                               Ирина Крайнова

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments