irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ТЮЗ КИСЕЛЕВА. ПРЕМЬЕРА «Animal Lounge , или Умеют ли животные лгать?»

                                               

                         


                           ЗАЙКУ БРОСИЛА ХОЗЯЙКА
Одним  из самых  удачным показов   на экспериментальной лаборатории  «Четвертая высота» в ноябре 14-го года  был эскиз пьесы Ульриха Хуба «Animal  Lounge, или «Все тайное становится явным».
Он выделялся даже на фоне многих интересных постановок прошлой лаборатории. Ну, во-первых,одна  пьеса Хуба - «У ковчега в восемь» -уже успешно идет на нашей сцене. Во-вторых, поставила  новую его пьесу петербургский режиссер Екатерина Гороховская (в ее же переводе), большой друг тюза Киселева. Это уже ее четвертая работа  у нас.Все предыдущие  смело можно  было  отнести к лучшим спектаклям тюза. Команда сборная: художникАлексей Вотяков (Магнитогорск),музыкальное оформление и пластика - Юлия Колченская (Петербург),художник по свету Нина Киркова (Барнаул).
Я уже писала, что и текст «Animal  Lounge» «очень  симпатичный, ироничный, с прозрачным подтекстом, но более «забытовленный», что ли,  чем «Ковчег» с его притчевым началом». Так, во всяком случае, кажется на первый взгляд. Его не бытоваябытийная сущность всплывет  ближе к финалу.
И  вот спектакль перекочевал с лаборатории в афишу театра и  с Малой сцены – на Большую. Зал смеется восторженно,наслаждаясь остроумными репликами и превосходной актерской  игрой.Я не смеюсь. Мне показалось, что сейчас «Animal  Lounge , или  Умеют ли животные лгать?» (название изменено) стал не таким смешным и забавным, как в эскизе.  Но это может  быть мое субъективное настроение…
Зал переживает за обманутого Пса, за ограбленных доверчивых зверюшек. Новый поворот –  внезапно вернувшегося  враля Лиса избивают так, что он падает замертво. И нам его уже жаль… сострадание сменяет негодованием, когда «оживший» рыжий разбойник  разом обнажает все «скелеты в шкафу»:  у болтливых, начитанных Овец (Ольга Лисенко- Кристина Топчева) вообще нет родителей; чванливый Тигр  (Илья Володарский )-звезда рекламы,но все  в прошлом,  он уже  слишком стар для телевидения; экспансивный Обезьян Алексей  Чернышев)   - жертва  врачебных опытов,  он лишь имитирует приступы болезней; глупая курортница Гусыня ( Виктория Шанина) не умеет летать; ленивая высокомерная Панда ( Михаил Третьяков)  -далеко не последняя  панда на Земле, как она утверждала. 
Достается  от «Чацкого животного мира» и честному  Псу ( Владимир Егоров). Когда-то  тот потерял свой хваленый нюх,и хозяева просто забывают его в   аэропорту с аварийной  крышей. В  лабораторном эскизе эту роль играл Артем Кузин . Странно  поначалу видеть такого    крупного и  физически сильного актера, как Егоров,  в роли потерянного , одинокого существа. Но он очень  хороший актери  точно  передает детское отчаяние   героя, не привыкшего к подлости.Единственно,  крики его в начале  спектакля выглядят не совсем натурально.
Характер Лиса тоже  здесь дан  в развитии. Смелый, ловкий , хитрый – всех обвел вокруг пальца, и   обаятельный  какой - этакий  bad man (Артем Яксанов). Но ловко уйдя от  погони, он   вдруг  возвращается  за  этими нелепыми зверушками, которые,в конечном счете, никому не нужны, как старые игрушки.Помните детское: «Зайку бросила хозяйка…Весь до ниточки промок…» Вот -вот начнется светопреставление, а им  о том даже
не удосужились сообщить. Звери дружно лезут по пожарной лестнице.
На лаборатории  мне казалось,что  я прочла основную мысль спектакля:  мир все  более опасен для жизни, и  автор предлагает взяться за руки «веселым и хитрым» , «скучным и добрым».Теперь  на первый план выходит тема маленького человека (неважно, что одет он  в шкуру и перья).Техногенный мир катится  к   своему  финалу.Сильным мира нет никакого дела до того, что станет с обычными людьми.Они сами о себе должны позаботиться .
Тема Армагеддона, намеченная еще в эскизе спектакля , здесь укреплена и   развита. Идет такое нагромождение ужасов на экране, что  диву даешься: как только не пророчат гибель Земле  в фильмах- катастрофах! Тут и глобальное землетрясение,   и  извержение, разлом земной коры,  небывалая волна, и, кажется,вторжение иноземных сил  … В этом есть  некий перебор . И тени скачущих  маленьких  героев спектакля кажутся  ничтожно мелкими   среди рушащихся в страшные провалы гигантских небоскребов.Но герои дружно уходят от цивилизации,от техники, от городских джунглей, они  идут  «назад,к природе». Может, они и выживут.
В спектакле  сильней зазвучал мотив одиночества и острее – момент сострадания.Он стал глубже. Ушли  свежесть подачи   материала и  то безоглядно веселье, которое так  чаровало в эскизе.Не всякий эскиз от «доработки»  становится  совершенней. Недаром  французские художники конца 19 века
так любили писать картины в стиле именно  «импрессио».Что-то находим, что-то теряем – театр живой механизм, и, увы,это неизбежно.
                                                                                                                                                                 Ирина Крайнова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments