irin_krainov1 (irin_krainov1) wrote,
irin_krainov1
irin_krainov1

ФЕДИНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ. ГОД ЛИТЕРАТУРЫ, БРОДЯЧАЯ СОБАКА

                                         
                                   
                                     СОБАЧНИКИ РАЗБУШЕВАЛИСЬ

Удивительная  встреча произошла  в литературном музее Федина. Она посвящена столетию …закрытия артистического кафе «Бродячая собака» в Петербурге.
Рассказ филолога Елены Мазановой о  недолгой жизни «Собаки» был так красочен и  увлекателен-  вообще не припоминаю интересней встречи.
Итак, «в Петербурге  весной 1915 г. было закрыто легендарное кафе «Бродячая собака». Нужен был повод – его нашли.В кабаре нагрянула с обыском полиция, обнаружила запас запрещенного во время  войны спиртного, и по распоряжению градоначальника «Собака» был
а закрыта, просуществовав неполные три с половиной года».
Всего-то неполных четыре! А сколько воспоминаний  лучших представителей серебряного века о бурной жизни кабаре, какие прекрасные произведения, ему посвященные, родились в те времена… Будто по меньшей мере полвека оно существовало.
« Проходят годы- их не замечаем мы…
Но этот воздух смерти и свободы,
И розы, и вино,и холод той зимы
Никто  не позабыл, о, я уверен», - писал Георгий Иванов.
По легенде, необычное название  придумал Алексей Толстой, когда они с актером Борисом Прониным приискивали место для будущего кабачка – места встречи поэтов, актеров и художников. «А не напоминаем ли мы сейчас бродячих собак, ищущих приюта?!»- воскликнул тут будущий автор «Хождения по мукам».
Арт-директором нового кафе становится  Пронин благодаря его изобретательности, неутомимости и умению выбивать деньги. «Если б хватило силы,он бы весь свет превратил в бродячие театры, сумасшедшие праздники», - вспоминали друзья.Великолепный художник Добужинский придумал эмблему «Собаки» - непонятной породы пес,  скорей всего дворянин, положил лапу на античную маску.
Художники расписали и залы подвальчика.Кто в духе кубизма, кто – более декоративно и пышно.Белая перчатка актрисы и черная полумаска режиссера, наброшенные на люстру в день открытия кафе, так и остались  там висеть, как добавочные украшения.Поэт Князев сочинил «собачий гимн», обязательный к исполнению в подвале с непременным гав в конце каждого куплета.
Большой турецкий барабан возвещал прибытие каждого гостя,а Свиная книга (переплет из свиной кожи)  запечатлевала его визит письменно.Эта историческая летопись хранила  стихи Маяковского, Мандельштама,Ахматовой,Гумилева,Хлебникова,Бальмонта,Кузмина и других, рисунки Сапунова, Судейкина,Петрова-Водкина,Добужинского, музыкальные экспромты и даже …рецепты от запоя.У них был собачий герб,мундиры,правительство с 13 членами. Блестящий состав посетителей, от поэтов до композиторов, литературных критиков, артистов балета, драмы, оперы.Все футуристы,все акмеисты, мирискусники, русские кубисты,импрессионист, примитивисты, иностранные знаменитости побывали здесь.
Танец и поэзия, музыка и пантомима, драма и эпос - такой синтез искусств можно было увидеть  только в «Собаке». Как точно подметила Елена Мазаева, «это был живой процесс самозарождающейся творческой энергии, бью щей через край».Здесь танцевала на полу среди цветов великая Карсавина.Как писала Ахматова про вечера в «Собаке», «а та,что сейчас танцует, непременно будет в аду». Мечта Мейерхольда превратить весь мир в театр здесь была реальна, как никогда…
Собачники , все люди артистической среды, своим дворянством гордились,  и с фармацевтов  - гостей кабаре - взимали высокую плату.Попасть сюда постороннему было очень и очень трудно.Это был живой, меняющийся организм, драгоценный сколок с самого русского серебряного века – живописи, поэзии, театра, -которому был сужден такой  короткий срок жизни –не более 17 лет.
Мы не только услышали потрясающе интересный рассказ о «Собаке», причем   среди  живых интерьеров времени  - книг, писем,документов поэтов и писателей той эпохи за стеклами витрин, но и увидели немало снимков и рисунков, услышали  литературный спор   поэтов разных направлений и декламацию ими собственных произведений.Маяковский явился  на вечер в вызывающем желтом банте,  Ахматова же  надела элегантный черный наряд…
Словом, мы как будто  сами побывали сами в незабвенной поэтическо –театральной «Бродячей собаке» столетней давности.
                                                                                                                                                                                                     Ирина Крайнова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments