Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

Из дальних странствий воротясь. КОМАРОВО-путь к себе

Комарово-Петербург-Москва 038.JPG

                                 ЗОНА.вела и помогала .Часть2
Не от комаров.
И даже  комары меня не съели в поселке с таким многообещающим названием.Их там почти нет.Хотя –кругом вода, болота, кромешная сырость и влажность.Куснул один ночью  для порядку – и вскоре сам  коньки отбросил, болезный…И ничего я там  не забыла и не потеряла, хоть  пыталась, по своему обыкновению, и  не раз.
Название поселок получил  не  от комариного племени, а  от  фамилии  президента
Академии наук СССР, известного  ботаника   В. Л. Комарова в 1948 году, когда   «безвозмездно в личную собственность»академикам  передали дачные  участки    и возник Академгородок. Иногда Комарово  называют карельским Переделкино, но  это не так. В Подмосковье собрались  только литературные таланты,   на перешейке – вся творческая интеллигенция Питера.
В Комарово  жили на дачах
Дмитрий Шостакович, Анна Ахматова, Николай Черкасов ,Василий Соловьев-Седой, Иван Ефремов, Аркадий и Борис Стругацкие, Юрий Герман с сыном Алексеем-  будущим   кинорежиссёром, Евгений Шварц, Галина Уланова, Георгий Товстоногов... Отдыхал весь актерский клан Боярских, живет  на своей даче изумительная Алиса Фрейндлих, до последних дней прожил большой писатель Даниил Гранин.Культурный «мартиролог» Комаровского акрополя вполне  сопоставим с Литературными мостками в Петербурге и Ваганьковским кладбищем  в Москве.Здесь  нашли вечный покой художник Натан Альтман, поэт Анна Ахматова ,  композитор Вениамин Баснер , нейрофизиолог Наталья Бехтерева , писатель-фантаст и  палеонтолог Иван Ефремов ,  филолог, академик Дмитрий Лихачёв ,  писательница Вера Панова , композитор Виктор Резников ,  писатель Юрий Рытхэу, кинорежиссеры Иосиф Хейфиц и Виктор Трегубович , и так далее, и так далее...
Как и Петербург, этот Курортный район (  так называется ) возник «вопреки». «По топким, мшистым берегам теснились избы здесь и там, приют убогого чухонца…». Какой   уж там курорт! И залив  этот зовут  порой  «мертвым», а глубина   тут такая , что   до вечера не зайдешь в воду.Подойдя к нему  первый раз,  я увидела   лишь молочный кисель, где белесая полоска неба и морской воды незаметно переходят  друг в друга. В  следующий  раз ветер задул сильнее, нагнал стальные серые тучи, залив заходил, ожил, забился пеной прибоя. Уже  больше похоже на Балтику...
В последний раз   до моря не дошла.Прямая дорога туда мокрая, лесная, сумрачная и в ясный день. В день отъезда  пришло  несколько штормовых предупреждений  от бдящего МЧС. Ветер у  побережья достигал 23-24 метров в секунду,   раскачивал маятником верхушки елей, валил на тропинку ветки,дождь косо  налетал  шквалами, не оставляя шансов остаться сухим,  небо стронулось с места  и мчалось  головокружительно быстро, как   стремительно  улетающий дым. Зонтик  просто выламывался из рук, Воображаю, какие  волны  гуляли  тогда  по кисельно-белому заливу! Эх,  поснимать бы их!..
И вот,на  отрезке этой неласковой земли предприимчивые люди строят железную  дорогу  до царского Петербурга и разбивают дачные участки. Селиться  в полузаграничной зоне становится модно.Финские домики с островерхой башенкой, скатной крышей  без чердака и цветными стеклышками веранды, финские жители,с их дарованной Александром конституцией, с марками  вместо рубля – экзотика!
Дачные изыски. Возникают шикарные дачи, как  дача архитектора Гавриила Барановского, например (одессит, между прочим), автора сияющих роскошью интерьеров Елисеевских магазинов  обеих столиц.Звенящая арфой, с высокой смотровой площадкой над обрывом, с собственной электростанцией внизу, с оркестрами и феейрверками.  Но превосходный архитектор  оказался не востребован Советской Россией и  умер  в полном  забвении на своей даче.
Виктория  в пешей экскурсии показала  почти заросший ход к смотровой площадке. Увы,  знаменитого дома уже нет в живых.
А вот дача Рено,  или вилла – пример  не только великолепного паркового искусства, но и разумного подхода к делу. Оружейный торговец Чижов разбил внизу парк с фонтанами, каскадами прудов ( используя  естественный наклон местности) и каменной лестницей.И за полгода до октябрьской революции, учуяв грозовые раскаты,  продал дачу французу Рено. Рено вскоре сбежал из России, дачу занимали всякие структуры, наконец, она благополучна  сгорела, зато  парк жив, отреставрирован, где-то  сохранились даже  аутентичные кованые ворота  эпохи модерна… Про пруд именно  в чижовском саду ( не уточняя, какой) мне  сказали, что он…(точно по "Сталкеру"!) исполняет желания. Если сильно захотеть и точно их  сформулировать. Иначе  повалит  без разбору, что нужно и не нужно.Я сразу вспомнила глупенькую девочку Женю из сказки Катаева. «Хочу, чтобы все куклы  на свете стали моими!», - не успела  она это  произнести, как пищащие,  шагающие кукольные  создания  заполонили все кругом  …
Хотела сходить к волшебному пруду перед  отъездом.Вечером, после трехчасового хождения по дачам( спасибо скандинавским палкам – приняли  на себя удар!),  не было  уже сил. А утром разыгралась буря. Что  отвечало   моему настроению.Негоже просить у Зоны того, не знаю чего .Надо для начала  перечитать книгу -пересмотреть фильм,    разобраться, почему Писатель и Ученый, пройдя все испытания , сами отказались  от «вознаграждения». Не  готовы? Испугались своих тайных желаний? Вот и я не готова...
Комарово, как и соседнее Репино (Куокалла) за свою  не слишком длинную историю  переходило из рук в руки ,как эстафетная палочка: господа в летних платьях приехали в Келломяки летом 1918 года  - и оказались за кордоном. Ленин  как раз дал финнам  независимость.Через 20 лет  Сталин устроил войну с Финляндией  и временно отобрал  эти земли. Во второй мировой  финны были  на стороне Гитлера и   контролировали этот отрезок суши.После войны – уже окончательно наша территория, но с финскими названиями, легендами, жителями, «топкими мшистыми берегами», от которых    никак не избавиться. Заповедный Комаровский  берег залива, уникальное Щучье озеро , множество других мест , удивительная  их история.Где  построили одновременно Дом писателей,Дом актеров. Дом композиторов, Академгородок ,а чуть ближе к столице -  Дома кинематографистов, архитекторов, журналистов.
И где бывали  - и бывают! – лучшие умы-таланты северной Пальмиры.И где духом свободомыслия веяло всегда. Вот стихи ленинградца Анатолия Клещенко, написанные за два года  до ареста: " Пей кровь, как цинандали на пирах;/Ставь к стенке нас, овчарок злобных уськай./Топи в крови  свой беспредельный страх/Перед дурной медлительностью русской..."
Последняя.
Ирина Александровна Снеговая, добровольный директор музея Комарова, подарила  нам целый мир.Человек редкой эрудиции и бескорыстия, она работала в Пушкинском Доме в Петербурге и одновременно создавала музей  на перешейке.Скоро ему 15 лет. Оставляет  на выходные очень старенькую мать, чтобы провести здесь несколько бесплатных экскурсий.
Снеговая говорит, как пишет, а о Комарове пишет – как песню поет. «Петербург  эпохи модерна жил бурной, роскошной жизнью  обреченной столицы, и жизнь «на даче», естественно, носила те же черты времени…Характерную деталь привел академик Д.С. Лихачев…он помнил, как ювелир  Агафон Фаберже поразил Лихачева- старшего тем, что  стал показывать ему бриллианты прямо  на пляже, любуясь игрой камней в солнечных лучах…»
Масса подробностей, интересных деталей, которые ей могли сообщить  только родственники или потомки великих. И про особую атмосферу места. «Комарово пропитано ностальгией….И то, что здесь  еще видится прекрасное и скорбное лицо прошлого,  не  тронутое бесчестьем  позднейшей поры, ощущается тяжелый зов севера, как испытание  и вызов сумрачных финских преданий,  составляет загадку и очарование  Комарово . Может  быть, как «зона» у Стругацких,Комарово возвращает человеку самого себя?»
И все-таки прежде всего я ехала к НЕЙ , к Анне всея Руси.К даче-будке повела немолодая,  полная внутреннего достоинства дама – английский переводчик, полная тезка красавицы -сердцеедки из «Дяди Вани». При всем «достоинстве», когда калитка ахматовского  дома оказалась запертой, мы с Еленой Андреевной нашли неплотно прилегающие  рейки в оградке и  самочинно залезли  в сад, где у полинявшей зеленоватой дачки  уже традиционно  проходят шатровые ахматовские чтения. В последние годы  заучила 75 стихотворений Анны Андреевны, но робела как школьница от встречи с любимым поэтом.Запинаясь и путаясь, прочла  : «Я научилась просто,мирно  жить…»
Елена Андреевна указала путь к могиле Ахматовой,я долго шла по обочине, срывая скудные северные растения– одуванчики, клевер, лютики, папоротник, подобрала на дороге   еловую веточку. Свой бедный букетик положила на надгробную плиту, рядом с  пышными лилиями и розами.Силуэт Ахматовой здесь тонок и нервен, как в юности. И можно   самой  возжечь свечу. «Так вот  она последняя, и ярость стихает / Все равно что мир оглох…»..
К себе.
Но может быть, я правда приехала к себе самой. Может быть.Тут не хотелось суетиться,спешить, лукавить с самой собой, я уходила в Конно-спортивный клуб и часами смотрела  на скачущих рысью, легко берущих преграды тонконогих жеребцов с  гладкой, лоснящейся кожей,  как перекатываются под  ней тугие мышцы,    как  ровно вьются по ветру   долгие волнистые гривы ,   вздымаются  вверх  пышные хвосты.Скакали верхом молодые девушки и подростки. Лошади именные, на содержании,   ухоженные. Служительницы вечерами уходили на них к заливу  самым коротким путем  (бывшая ул. Французская),окончательно  затаптывая  старинную песчаную  дорогу.
Ездила в Зеленогорск – бывший Териоки, где ничего интересного, кроме   лютеранского  храма.Была в Пенатах – имении Репино в Куоккала. Дача разрушена,  позже восстановлена, да как: аккуратно воссозданы   все веранды, выходы в сад, мастерские, летние и зимние.Всё  светлое , нарядное, с большими окнами. Кажется, хозяин лишь   вышел  ненадолго - пройтись  по темным еловым аллеям, заглянуть  в  причудливые беседки в восточном духе.
Чудесный день провела в столице Петра с петербургской подругой Фумико.  Музей-квартира Льва Гумилева с аутентичной обстановкой, вплоть  до его солдатского котелка  и  китайской пепельницы - подарка матери. Летний сад, куда я   никак  не доходила  много  лет и  где  никого из античных статуй   теперь не узнаю: принимаю героя за богиню, бога, пардон,  - за даму. Появились  большие,эффектные  фонтаны, Сад кажется еще меньше, чем казался  в юности.  Закончили мы  день в кофейне-читальне, где богатейший выбор травяных чаев и  теплый ржаной хлебушек, испеченный тут же.
А я ехала уже  в другую столицу ...
                                                                                                                                                      Ирина Крайнова


Комарово-Петербург-Москва 162.JPG