Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

ЯПОНИЯ в СЕРДЦЕ. Маска- это еще и красиво



                             С ЭМОДЗИ,АНИМЕ,  ЭМБЛЕМАМИ…
Мы приехали  в Токио в августе  2013-го, в  самую жару. Пандемия тогда   еще  не  могла  привидеться и в самом страшном сне, а между  тем многие японцы ходили  по улицам в  медицинских масках,  и молодые тоже .
Вроде, не сезон  еще гриппа? Мы удивились -  нам объяснили: среди токийцев немало  аллергиков,  цветущие же  растения распускаются   едва ли  не круглы
й год. Так, японский кедр вызывает  сильную  пыльцевую аллергию.  По подсчетам, почти 30% жителей страны страдают от сенной лихорадки.
Влияет на ношение масок также   трудоголизм и дисциплинированность японцев. Тебя ждет работа , а ты чувствуешь легкую простуду. Ни в коем случае  нельзя заражать коллег,  выход  один  - маска!  Крайне неприлично чихать и кашлять  на улице  -  есть этические нормы. К тому же, как отмечают японисты, прохожему «неприятна сама мысль о перспективе вдохнуть что-то нечистое, пыль, вирусы или бактерии». И еще  - это ослабляет  э
нергию ци!  Втянулась постепенно в "ношение" и  молодежь  - ведь  это свое рода изоляция от   "взрослого" мира. Есть данные, что в  2014 году   Япония потратила на  медицинские маски 230 миллионов долларов США (!).
Сейчас, когда    опасная  «скверна» захватила мир, в Японии маски носят все, причем безо всяких грозных напоминаний и «карательных мер». Не потому  ли мы видим   довольно  низкие цифры  заболеваемости   островной страны с такой  большой плотностью населения?
Чисто японская привычка постоянно мыть руки  поддерживается ослепительно белыми (бесплатными!) туалетами,  которые есть буквально везде (в подземном переходе, в метро,в парке, в магазинчике), что  нас, не избалованных  этим благом цивилизации, особенно поразило.  И  там задолго  до нынешней «короны»  свободно стояли  спиртосодержащие антисептики.    Что  играет  не последнюю роль в ситуации с  пандемией.
Где-то   мелькнуло сообщение, что медицинские маски вообще изобретены японцами.Женщина в черной маске изображена еще  на довоенном лекарстве от простуды в Тояме. Фигуры  в масках  видны   и на плакатах  столетней давности, посвященных страшному бичу XX  века – испанскому гриппу.
На самом деле защитные маски появились  еще в  средние века ,когда в Европе свирепствовала бубонная чума. Французский медик Чарльз Лорм создал клювообразную кожаную маску «чумного доктора».  Клюв мешал близко наклоняться к больному , был набит чесноком, лекарственными травами, сеном, ароматическими солями. Отверстия в нем позволяли дышать.
В начале XIX века почти  одновременно  два врача  придумали маску , близкую   к современной.Поль Бержер создал ее из шести слоев кисеи. Пришитая к  льняному переднику , она позволяла   …спрятать бороду врача. Йоханн Микулич-Радецкий  изготовил маску из марли. Это были врачебные маски, но страшные эпидемии начала XX века (кое-где  на целый  год закрывались  все места массовых сборищ,  включая школы, церкви,  театры и магазины   - заказы приходилось делать прямо на улице) надели маски и на остальное население.
А в Японии  маски появляются уже  в 1879 году, сначала  - «производственные». Черный или синий цвет, на  проволочной рамке. Тут в Европе грянула испанка. В Японию  она дошла  к 1919 году.Погибли   390 тысяч человек.«Вы рискуете жизнью, если не носите маску!»  - сурово   предупреждали  японские плакаты. Маски сделались  для  японцев   привычным  явлением,   а рамки  на  них теперь
были  целлулоидные.
1923 год.  Великое землетрясение Канто. Нескончаемые пожары, пепел, дым…только в масках люди чувствовали себя комфортно. В 1934 г. снова приходит мощная эпидемия,   снова  количество масок  и качество  их растет.В 1950-х годах  масштабное загрязнение воздуха вызывает небывалое цветение японского кедра, что   ведет  к сенной лихорадке. Так объективные причины и менталитет японца приучили его к ношению маски.
В нашем мире маска  становится не только защитой,но и  брендом. Наши медийные дамы  начали украшать  их цветами, драгоценностями, бог весть чем. Как всегда, пример хорошего вкуса, без всяких  излишеств,  подает дальневосточная соседка. Японские маски просты,  изящны и   разнообразны по рисунку.Есть маски со смешными рожицами эмодзи, с героями аниме, среди которых очень популярна кошка. Отдельно выпускаются   детские маски. Отдельно -  взрослые. Любых  расцветок.  Вплоть до красного солнца  на белом фоне , простого  и выразительного  символа  японского флага.
В инструкции к маскам made in Japan  из новых пористых материалов оговаривается, что они   не  трут и не давят уши, не затрудняют дыхание, но и  не оставляют зазоров .Все учтено!И еще  - они очень красивы,как все,к чему прикасается рука японского мастера.
На днях прочла, что изобретательные японцы предложили заменить защитные перчатки простейшим чехольчиком для…двух пальцев.  Ровно столько нам  нужно, чтобы  нажать кнопку лифта или взяться за ручку двери. Ну,  не молодцы ли?..

Ирина Крайнова, пресс-секретарь  Саратовского регионального отделения ОРЯ

ВМЕСТО АНОНСОВ СОБЫТИЙ. Чума, холера , поэт в карантине

НЕТ, ОН НЕ ПУШКИН, ОН ДРУГОЙ…
Во всех соцсетях  гуляет стишок.Ему  предпослана вводка, что , мол, из Болдина, 1827 год .И начало так  смахивает на А..С:
«Позвольте, жители страны,
В часы душевного мученья
Поздравить вас из заточенья
С великим праздником весны».

Но  какие  «жители страны», какой  «праздник весны», какой 1827 год? Пушкин застрял в  своем  родовом поместье в 1830  году, накануне женитьбы, осенью , из-за эпидемии холеры  - на целых  три месяца.А с весной поздравлять  он никого не стал бы, поскольку терпеть ее  не мог: «весной я болен».Но  мистификатор – автор стихотворения  очень  даже подбодрил нас в трудную минуту:
«Всё утрясётся, всё пройдёт,
Уйдут печали и тревоги,
Вновь станут гладкими дороги
И сад, как прежде, зацветёт.
На помощь разум призовём,
Сметём болезнь силой знаний
И дни тяжёлых испытаний
Одной семьёй переживём.
Мы станем чище и мудрей,
Не сдавшись мраку и испугу,
Воспрянем духом и друг другу
Мы станем ближе и добрей…»

Пушкин же попал в карантин  из-за более страшной болезни – холеры. Вот что  он писал о  ней.«В конце 1826 года я часто видался с одним дерптским студентом… Он много знал, чему научаются в университетах, между тем как мы с вами выучились танцевать… Однажды, играя со мною в шахматы и дав конем мат моему королю и королеве, он мне сказал при том: «Cholera-morbus подошла к нашим границам и через пять лет будет у нас»…Я стал его расспрашивать. Студент объяснил мне, что холера есть поветрие, что в Индии она поразила не только людей, но и животных, но и самые растения, что она желтой полосою стелется вверх по течению рек, что по мнению некоторых она зарождается от гнилыхплодов и прочее — всё, чему после мы успели наслыхаться.…Спустя пять лет я был в Москве, и домашние обстоятельства требовали непременно моего присутствия в нижегородской деревне. Перед моим отъездом Вяземский показал мне письмо, только что им полученное: ему писали о холере, уже перелетевшей из Астраханской губернии в Саратовскую. По всему видно было, что она не минует и Нижегородской (о Москве мы еще не беспокоились). Я поехал с равнодушием, коим был обязан пребыванию моему между азиатцами. Они не боятся чумы, полагаясь на судьбу и на известные предосторожности, а в моем воображении холера относилась к чуме, как элегия к дифирамбу…
На дороге встретил я Макарьевскую ярманку, прогнанную холерой… она бежала, как пойманная воровка, разбросав половину своих товаров, не успев пересчитать свои барыши!Воротиться казалось мне малодушием; я поехал далее, как, может быть, случалось вам ехать на поединок: с досадой и большой неохотой.Едва успел я приехать, как узнаю, что около меня оцепляют деревни, учреждаются карантины. Народ ропщет, не понимая строгой необходимости и предпочитая зло неизвестности и загадочное непривычному своему стеснению. Мятежи вспыхивают то здесь, то там.Я занялся моими делами, перечитывая Кольриджа, сочиняя сказки и не ездя по соседям. Между тем начинаю думать о возвращении и беспокоиться о карантине. Вдруг 2 октября получаю известие, что холера в Москве…Я тотчас собрался в дорогу и поскакал. Проехав 20 верст, ямщик мой останавливается: застава!»
Александр  испугался не за себя -  за прекрасную Натали, оставшуюся в  столице. Но прорваться к ней  не помог даже серебряный рубль, волшебно  отворивший ему одну  из застав.Зато сумасшедшие пушкинисты  до сих пор благословляют его  болдинскую трехмесячную изоляцию, подарившую нам:

9 сентября поэт  пишет Плетневу: "Ты не можешь вообразить, как весело удрать от невесты, да и засесть стихи писать. Жена не то, что невеста. Куда! Жена свой брат. При ней пиши сколько хошь. А невеста пуще цензора Щеглова, язык и руки связывает... Ах, мой милый! что за прелесть здешняя деревня! вообрази: степь да степь; соседей ни души; езди верхом сколько душе угодно, [сиди] пиши дома сколько вздумается, никто не помешает. Уж я тебе наготовлю всячины, и прозы и стихов."
Как мы помним,  в пушкинские  времена  была  еще и чума, куда более опасная , чем холера, зараза.  Люди  мгновенно 
падали замертво. И именно ей, а не холере,  со всем пылом африканца, посвятил Первый поэт   ураганные по силе  и воздействию строчки в «Маленьких трагедиях»:
Когда могучая Зима,
Как бодрый вождь, ведет сама
На нас косматые дружины
Своих морозов и снегов, -
Навстречу ей трещат камины,
И весел зимний жар пиров.

Царица грозная, Чума
Теперь идет на нас сама
И льстится жатвою богатой;
И к нам в окошко день и ночь
Стучит могильною лопатой...
Что делать нам? и чем помочь?

Как от проказницы Зимы,
Запремся также от Чумы!
Зажжем огни ,нальем бокалы,
Утопим весело умы
И, заварив пиры да балы,
Восславим царствие Чумы…

Итак, - хвала тебе Чума,
Нам не страшна могилы тьма,
Нас не смутит твое призванье!
Бокалы пеним дружно мы
И девы-розы пьем дыханье, -
Быть может ... полное Чумы!

Вот  где перекличка с нашим временем. Сопоставим  же «урожай» бубонной чумы в VI веке,  этой моровой язвы, с нынешним вирусом.  Та «проредила» египетскую  Александрию, выкосила огромный  Константинополь, распространилась на Балканы,  Приморские Альпы, Пиренеи, поднялась в  Галлию и Британию,  ушла в Персию.  Та пандемия убила, согласно источникам, 25 миллионов.
Именно чума «закрыла» античность как период  истории. Вторая такая «черная волна» в  XIV веке унесла 50 миллионов жизней.Последняя, начавшаяся в конце XIX века,  15 миллионов...
Нам есть с чем сравнивать,  для паники тут совсем  нет места. Сейчас в мире почти 400 тысяч зараженных, но и около 102-х тысячих вылечившихся . В  Китае,  откуда все пошло,  выздоровело уже  более 73 тысяч человек. Давайте  же  не сеять негатив, соблюдая   нехитрые правила гигиены и  карантинного общения. Будем работать удаленно, перечитаем давно   отложенные книги, пересмотрим любимые фильмы , включим онлайн музеи и театры, допишем статьи,  картины, стихи, да  просто заглянем  в глаза близким и   друзьям  -  и подумаем ( скажем или напишем , если  они тоже онлайн), как же мы их любим. И как хорошо, что  они есть на свете...                         
                                                                                                                                                                                Ирина Крайнова



ПАМЯТИ ЖУРНАЛИСТА



                         ЛИШЬ СЛОВУ ЖИЗНЬ ДАНА
Мне сейчас позвонили – тяжкая весть. Не стало мужественного,сильного, талантливого человека - руководителя «Центра русской культуры», региональной организации «Международного фонда славянской письменности и культуры», редактора газеты «Русская  речь» Тамары Кайль. Она моя ровесница, в голове не укладывается, хотя знала, что она давно болеет, каждый шаг по земле давался ей с большим трудом. Но - юмор, мудрость, масса полезных советов по телефону, как победить любую болезнь…
Не все знают, что и Поклонный Крест на Театральной площади, и Памятник Кириллу и Мефодию у классического университета, да и устройство Праздников славянской письменности и культуры в нашем городе - дело рук этого человека,женщины, обладавшей спокойной и уверенной силой.Она умела разговаривать с большими чиновниками.И если ей отказывали в одном месте, добивалась своего в другом. Вот ведь Поклонный Крест хотели поначалу запрятать в Липки, чтобы «глаза не мозолил».
Тамара Георгиевна
добилась, он появился в доступном для всех месте...Газета «Русская речь», которую она выпускала регулярно (и практически бесплатно), в которую много писала сама, несла подлинную культуру, пламенно боролась за сохранение родного языка и навыков чтения . Она ставила подписи своих авторов уважительно,с отчествами, обосновывала необходимость сохранения буквы Ё в алфавите и в печати. Интересовалась темой Непознанного и отводила ей много места на страницах газеты.
В поисках ее фотографии в Интернете я зашла на сайт и сразу увидела ее интервью в новостной газете. Все на ту же больную тему утраты русского языка, ненужных языковых заимствований у Иванов, родства не помнящих.

Она была очень умна и прекрасно образована. Экономист, но остро, публицистично писала на любую тему ( член СЖ России),  превосходно шила (причем авторские платья с национальными мотивами), сама верстала газету. Это была достойная газета!
Умела все. Сына спасла от тяжелой болезни морским многоборьем - и ездила с ним на все соревнования уже как медсестра команды (если  не врач , и искуно  на всех  готовила).С маленькими внуками играла только в интеллектуальные игры.  Родом из Сибири - белокурая, голубоглазая, очень женственная …
Каждый раз находила какую-то новую методику, чтобы лечить свои ноги (и мне советовала). Никогда не отчаивалась и верила, что встанет и пойдет.
И вот она ушла... «Лишь слову жизнь дана: Из древней тьмы, на мировом погосте, Звучат лишь Письмена…», - стихи Бунина стали эпиграфом ее газеты.
Спасибо за яркую жизнь, Тамара Георгиевна!

                                                                                                                                                                            Ирина Крайнова