Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

ФЕСТИВАЛЬ "УРОКИ ТАБАКОВА". Нетипичные

    ЗЕмной МАСТЕР,небесный покровитель...

         Часть з. На дружеской ноге
                                                                            С Пушкиным…
Две встречи на фестивале «Уроки Табакова» стоят особняком. Они вводят в мир классики, но вводят по-своему.  Первая проходила  в театре драмы,в ее Малом зале . Моноспектакль Игоря Яцко, руководителя  творческой  лаборатории в театре ШДИ (Школа драматического искусства, основанная  великим Анатолием Васильевым).  Яцко – наш земляк, заслуженный артист России великолепный актер  театра и кино , прекрасный  педагог. Он всегда бывает  на фестивалях Янковского и Табакова, привозит  свою лабораторию,показывает новые  режиссерские работы, проводит мастер-классы.
А  Пушкин  у Игоря  - любовь отдельная,  давняя. Когда-то вместе с Александром Федоровым и Татьяной Чупиковой он выиграл пушкинский конкурс в Саратове , попал на всероссийский тур. И  снова все трое победили (киселевская школа!). Яцко читал тогда  одно из самых волшебных произведений  - «Метель», познакомился с Сергеем Юрским,  лучшим мастером художественного слова , полностью попал под магию его чтения. С тех пор утекло немало лет , Игорь учился в ГИТИСе  у  Васильева, который дал показал им  совсем иную манеру чтения.
Пушкин  курсивом проходил через  многие постановки Мастера.Неслучайно в репертуаре лаборатории Яцко есть «Евгений Онегин» (очень своеобразный, с оперным колоритом и ироническим подтекстом), долго был   «Пушкинский утренник , когда гимназисты садились в кружок и читали стихи.
Встречу в академдраме актер начал как бы с конца, прочитав «Графа Нулина» - из тех драгоценных «пустячков», написанных будто в шутку , одним росчерком летящего пера. Прочел   совершенно свободно, невероятно смешно,с бешеной пушкинской  энергетикой, проигрывая мизансцены за всех.
Радость жизни наполняла нашего солнечного Поэта, питает она и чудесного актера после ковида,  затяжной изоляции и вынужденной жизни без зрителей. Игорь Владимирович  показал  отрывки из программ, которые  не раз исполнял на Красной площади в дни рождения Пушкина ( даже в 2020 году  все проходило офлайн). Рассказал, как  играл с тезкой Александром Яцко Моцарта и Сальери. Исполнил   два лицейских стихотворения. Одно написано 15-летним мальчиком , полным упоения и молодого восторга – лицей,дружеская пирушка, звон пнистых  бокалов. Второе в 1825  году напишет другой человек – поживший, усталый,  видевший  уже конец блистательной лицейской истории.
Ученик Киселева и Васильева умело чеканил  ритмичные  строки. Но вот  он обратил взгляд в первый ряд, где сидела  мама Римма, легенда театрального Саратова, и ей, лишь ей  одной  прочел полушутливое-полугорькое признание : «Я вас  люблю, хоть я бешусь, хоть  это стыд и труд напрасный…»А   Актриса подыгрывая, держалась  лукаво и неприступно. Ну что за прелесть этот Пушкин, эти  его стихи прекрасным дамам -  да  и сами  дамы тож!..
«Мне нравится ваш фестиваль, потому что это образовательный проект.Учиться надо всю жизнь!», -  напутствовал студентов СаТИ Игорь Владимирович. Что  он и делает. Как  и  его актеры,  его ученики, ставшие его актерами.Недаром  их  театр назвали  Школой.
… С Достоевским
Одно и самых симпатичных  впечатлений фестиваля storytelling от Алексея Розина  и Ильи Барабанова .Это  довольно  новый вид театра, когда известное произведение пересказывается актерами своими словами, со своим отношением к материалу.
 Увидела первый  спектакль в таком духе  прошлой осенью ,на Межрегиональном фестивале «Действующие лица», где была  экспертом. «Лучшим для семейного просмотра» единогласно назвали мы  спектакль  «Нильс Всемогущий» по повести Лагерлёф .Сыгранный  без  декораций, театральных костюмов , грима и  прочих сценических ухищрений.
В Москве существует Театр Сторителлинга Константина Кожевникова.В команде, кроме руководителей, режиссер  и 20 артистов.«Важна импровизация, контакт с залом – есть всего 3 секунды, чтобы понять, кто твой зритель и подстроиться под него, а затем провести за руку по всей истории», - говорит Константин. Два замечательных актера лицедейстовали, менялись  ролями,общались с залом, ,превращая   всех  в участников спектакля.
В «Преступлении и наказании», показанном на фестивале «Уроки Табакова», акценты   идут не в сторону разрушения  «четвертой стены», а в  смешной и увлекательный пересказ  романа Федора Михайловича, которым  слишком рано начинают изводить школьников. Когда я заканчивала школу, Достоевского только-только  ввели в школьную программу. Никто его  не читал, и я каждый день пересказывала прочитанное, вызывая веселое оживление в классе. «Наверное,я очень  плохой рассказчик!» - думала  я в отчаянии.

Ну вот, же актеры, причем великолепные( ученики Романа Козака),Илья Барабанов и Алексей Розин тоже рассказывают story из Достоевского.И делают  это очень  весело. Есть такое определение: «Сторителлинг-спектакль не интерпретация, а поиск языка, возможности нескучно передать сухие факты из книг, раскрасить их неповторимой лексикой конкретного актера». Здесь ключевое слово  нескучно. Не пошло,    на «потребу дня», а  иронично , сочно ,  «вкусно».
Сторителлингом занимается творческое объединение Le Cirque De Charles La Tannes. Кураторы Алексей Розин с Ильей Барабановым. Цикл «Истории об истории» Мастерской Брусникина, моноспектакль Марины Васильевой «Кто убил Анну» , проект для OKKO Theatre «Преступление и наказание»,  - все их рук дело.
В истории, рассказанной –и показанной   нам артистами нет Мармеладова с семейством ( кроме Сонечки, одним поворотом- наклоном  головы гениально  представленной Розиным),  ни ужасного Свидригайлова,  ни Лужина и Дунечки. Но есть главное: комнатка -гроб, вызревшая в ее тесноте  ницшеанская Идея , Родя при  бороде с безумным взглядом невольного убивца( Барабанов).
Диалоги- поединки с Порфирием Петровичем (  снова  Розин, уже  въедливый и колкий) - лучшее, что есть в романе. Каким-то чудесным  образом они выглядят  здесь вовсе   не шаржированно.
Вам  никогда не захотелось запутать  следствие по делу старушек так, чтобы и  на след Раскольникова    не вышли? Мне  так   очень  хотелось! И, конечно, очень, по-детски сильно, - чтобы герой полюбил Соню.  И как-то так выходит в этом постмоденистском ироничнейшем  из  представлений , что и о  духовном возрождении  студента Раскольникова мы тоже узнаем в финале . «Но тут уж начинается новая история»…От смешного  до трагического ровно  один шаг,  это  точно.
                                                                                                                                                       Ирина Крайнова

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . Гастроли учеников Табакова




                ШКОЛА, из лучшего: ВОЛОДИН, ШУКШИН, СОКОЛОВА …
Не была по своим причинам  на пресс-конференции Школы Табакова, где   ее худрук (и руководитель театра Табакова) Владимир Машков говорил  об их небесном покровителе - Олеге Павловиче.
Машков ищет по всей России «самородков». Искали  они и в Саратове  четыре дня, прослушивая десятки в тюзе Киселева. А вечерами  на его Историческую сцену выходили  ученики Школы. Для постановки их учителя отобрали лучших  советских драматургов…    Посмотрела  три  спектакля  Школы , привезенные в Саратов. Снова Володин, «С любимыми  не расставайтесь».
Пьеса , хоть и  моего  любимого драматурга,  не самая увлекательная , с кинематографической раскадровкой сцен  и унылой темой  разводов . Каждый постановщик пытается  ее оживить. Делает  это и режиссер-педагог Артур Касимов. Начинается спектакль свадьбой – громко агрессивной, «веселье» уже зашкаливает, переходя в пошловатые «скачки» на шариках. От такой свадьбы до развода рукой подать. В спектакле запоминаются даже  отдельные пары, обычно почти безликие в постановках. С оттенком комизма даны  супруги Шумиловы (особенно Шумилов – Юрий Сисков). Пьющий муж, конечно, все отрицает: «Утюг вы хватали?  -Хватал - Зачем? -Просто подержать».
В  драме Ларисы и  ее мужа-грузина (Денис Кириллов) проскальзывают лирические ноты. Он соглашается на развод под давлением въедливой тещи, а  глупенькая жена  кидается к нему. Оказалось, что все роли жен ( здесь  четыре пары, не считая Лавровых) исполняет одна и та же  студентка, проявившая  яркую характерность и большие  способности к  лицедейству. Это Дарья Горшкова. Только по красивым  черным бровям и можно ее узнать.
Количество пар сокращено,  у Володина их еще  больш. Судью играет преподаватель  Школы Анна Гуляренко. Героиня судит с высоты своих лет, она  знает, что такое одиночество, и пытается всеми силами примирить мужей и жен. Самая красивая девушка в этой разводящейся компании, конечно же, Катя Лаврова – Милана Бру.  Трепетная,  независимая, все еще  любящая.
Декорация в финале повторяет начало спектакля – те же осенние листья под ногами, длинный стол побывал уже  на свадьбе и  в суде,  превращался он   и в больничную  кровать. Катя  говорит ключевую фразу не одной  только  мизансцены, а всего спектакля (жаль,   не так тихо и  проникновенно, как хотелось бы). Митя не выпускает ее  из объятий. И  это куда лучше открытого володинского финала, где его уводят из палаты.
Второй спектакль табаковцев  впечатлил еще больше. «Фантазии Фарятьева» Аллы Соколовой – пьеса отдельная,ее нельзя ставить , как мелодраму или забавную комедию. Не получится просто пересказать сюжет: зубной врач, странненький, влюбляется в учительницу музыки,  та любит  другого мужчину , от  которого    настрадалась…Нет, «Фарятьев « - вещь тонкая….В телефильме  по    пьесе замечательный режиссер Илья Авербах снял   как минимум трех великих актеров –  Зинаида Шарко,Андрей Миронов, Марина Неелова. Которым  равно подвластна природа трагического и комического.
Постановщик спектакля в Школе Табакова Анна Гуляренко тоже  сделала точный выбор. Эдуард Володин мягок, интеллигентен, мечтателен. Милана Бру  ослепительно  хороша, однако она  умеет достучаться  до наших сердец. Известная уже нам «лицедейка» Дарья Горшкова играет заботливую маму, измучившую дочек своей любовью.И хотя она  немного переигрывает, возрастная роль ей  очень подходит.Прелестна в  образе интеллигентной Тети  Павла Алина Гришакова.
Младшая дочь Люба угловата и неженственна в своем  непомерно  коротком платье.Она пока еще гадкий утенок, только  обещающий расцвет.Мы видели  Ирину Паутову в роли Ирины у Володина, где она  излишне робка для этой героини.Здесь ее  Люба  насмешлива , смела,  "наступательна". И – полностью меняется   после  бегства Александры к  прежнему возлюбленному.У держать  убитого изменой   Фарятьева, обмануть бдительность больной матери, как-то его утешить  - много сверхзадач у   будущей актрисы.  Она  справляется . Ее разговор с Фарятьевым– лучшая сцена спектакля. Тонкие   психологические   моменты уже  по плечу   ученикам Школы Табакова.
Нелегко  играть    инсценировку по рассказам Шукшина. Все помнят спектакль в театре Наций с нашим выдающимся  земляком.   Шукшин – писатель с обостренной  правдой жизни,   все у него   на пределе эмоций.  Режиссер-педагог Алена Лаптева предложила свою версию. Семь коротких рассказов: один незаметно переходит в другой, актеры те же, персонажи как будто везде одни , и  все вместе они – деревенские жители, смешные, важные, глупые, нелепые,  отчаянные, рассудительные – разные.
Все начинается с  выстрела за сценой – так салютует  Ветеринар науке - первой в мире  пересадке сердца человека.  Конечно , он нелеп в этой забытой богом деревне  и  перекликается с другим чудиком –соколовским. Недаром  играет его все  тот же Эдуард Володин.

Выстрел  закончит   череду событий, возможно - одного деревенского дня.Когда любящий муж , приезжая домой на  одну ночь, никак не может  расстаться с карбюратором.А  шофер Степка, полюбив «городскую» Эллочку, старорежимно шлет к ней сватов. А другой Степка, не досидев в тюрьме три месяца, сбегает  домой , потому что ему «каждую ночь деревня снится...».  А Спирька сураз  берет ружье  - мстить за унижение городскому человеку… Жена  физкультурника  молит  не убивать  ее мужа .Выстрел прогремит позже – и  снова за сценой. От стыда и отчаяния Спирька убьет себя.
Сокращения  в  тексте имеют свои минусы. Не очень понятно, почему городская барышня предпочла Степку  жениху,«первому парню  на селе».  Отчего  кончает с собой  веселый ,  разбитной  Спирька… Есть и другие впросы.Но  одно то, что ребята    прикоснулись к великой прозе и сделали это  так искренне…   понятно, что традиции русского психологического театра  в Школе Табакова живут . И  передаются  из рук в  руки.
                                                                                                                                          Ирина Крайнова


СаТИ - САРАТОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ. Второкурсники выходят на сцену



                  МЫ К ВАМ ПРИЕХАЛИ НА ЧАС
И даже меньше. Спектакль второкурсников  народной артистки России Риммы Беляевой и  доцента СаТИ Олега Загуменнова короткий, динамичный, насквозь музыкальный.Мы знаем все  эти песенки наизусть. Ведь  на их основе созданы два культовых мультфильма советского кино – «Бременские музыканты» и «По следам бременских музыкантов». Яркие, мелодичные,с ходу  запоминающиеся  музыка Геннадия Гладкова  и тексты Юрия Энтина в представлении  не нуждаются.
Обычно на втором курсе театральных институтов не играют  готовых спектаклей, довольствуются концертами с этюдами наблюдений. Олег  Николаевич решил нарушить  эту традицию. Во-первых,в  нашей консерватории принято показывать елочные представления с участием театрального института.Во-вторых,с  недавно там родилась хорошая традиция  воскресных показов «для всей семьи», и курсы «театралов» по очереди  дают  свои спектакли в Театральном зале.Педагог -режиссер написал свою инсценировку.
Сюжет про Трубадура и четверку  его друзей, прекрасную Принцессу, глупого Короля и всемирно известного Сыщика  любим всеми с детства.А если  будущие актеры еще и выразительно  поют, и много танцуют ( об этом позаботились композитор и педагог Евгений Мякотин, а также преподаватели современной хореографии СаТИ), если у них есть сценическая заразительность , то смотреть на них и весело,и приятно. Изящны  дворцовые танцы с придворными дамами, одетыми в нарядные  белые платья с красивыми акцентами вишневого.
Очень сильный голос у Трубадура.И в образ актер  входит легко.Запоминается   и   грозная с виду Атаманша (переодевание в женское платье  здесь ненавязчивое, без акцентирования). «Храбрые»  разбойники хорошо носятся  по залу  и прячутся. Не все   персонажи  пока сильно индивидуализированы. Понятно, первая постановка, первая  проба  на зрителя. Все еще будет. Курсы Беляковой – Загуменнова традиционно сильные.
                                                                                                          Ирина Крайнова

ЯПОНИЯ в СЕРДЦЕ.Почему мы разные



                  ПЯТЫЙ ВКУС, ШЕСТОЕ ЧУВСТВО…
В первые весенние дни любители  Страны Восходящего Солнца в Саратове   получили воистину царский подарок. Посольство  Японии в России и Саратовское отделение Общества «Россия – Япония» при поддержке правительства области провели Дни японской культуры в рамках XXII фестиваля . Фестиваль в  Год японо-российских межрегиональных и побратимских обменов  сразу проходил  в двух режимах: онлайн и офлайн.
Самые строгие запреты  начали отменять , и  к нам смогла  приехать первая японская гостья.  Мастер-классы по каллиграфии прошли  в Научной  библиотеке,  в Художественном музее и в   учили
ще им. Боголюбова.  К  этому добавились  уникальные онлайн-лекции  от ведущих японистов страны.
Год изоляции  обогатилценным опытом:  наш  цикл лекций  «на экране» весной и осенью охватил любителей Японии
не только в  Саратове , но и в  разных регионах России. Теперь, благодаря Посольству Японии в России ,  мы смогли послушать лекцию о японской гравюре концаXVIII середины XIX века  такого  крупного специалиста, как Айнара Ишенбаевна Юсупова (ведущий научный сотрудник отдела гравюры и рисунка  музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина, хранитель восточной графики). И лекцию о "японском культурном коде" от   блестящего знатока страны Виктора Мазурика  (кандидат филологических наук, доцент кафедры японской филологии Института стран Азии и Африки,  председатель Российской ассоциации чайной школы Урасэнкэ,переводчик и философ). Юсупова и Мазурик   - кавалеры одной из главных японских наград,  ордена Восходящего солнца .
Виктор Петрович   изначально задал высокую планку, сопоставляя две культуры
в философском и религиозном плане –восточную и западную .В начале было Слово в нашей. В начале было Дао в переводе Евангелия  на  язык Востока. Дао означает разумную силу, первопричину мира, его основу. Лектор  показывал истоки самосознания японца , сравнивая его то с ребенком, который   еще не отделяет свое я от общей картины мира, то с дубом, который ,прорастая новыми ветками,  сохраняет крепкие корни в национальной почве. … Почему нечетное количество строк в танку и хокку? Почему лучшая  музыка  в театре Но – в паузах между нотами ? Почему   так  привлекает актер, который недвижим и молчалив? Почему  для японца  притягателен  белый холст,  на котором художник лишь слегка обозначил тоненькую веточку? Почему   ему  процесс важнее результата?   И почему "протокол действия"  не стесняет, а, напротив, раскрепощает японца? Еще немало вопросов поставила   лекция   доцента Мазурика. Она  прошла  в свободной, разговорной форме, с   ярким ассоциациями и  парадоксальными высказываниями.
Как в капле воды, менталитет   наших юго-восточных друзей отражается в празднике Нового  Года. Не спят  накануне ночью -  не пьют, не предаются чревоугодию .Собираются  всей семьей - вспоминить родных,  почувствовать  себя звеном в длинном ряду прежних и будущих поколений.
Для японцев
эстетика  неотделима   от этики.  Жалованная правителем   чайная чашка  когда-то была ценнее для его подданного, чем подаренный большой  земельный надел. С этой чашкой он мог  явиться на чайную церемонию  даже во дворец.
Жить настоящим.
Японская «формула счастья»( итиго итиэ ) дословно переводится как «один момент — одна возможность». Рекомендуется «включить все пять чувств, чтобы поймать момент». По-настоящему слушать, смотреть, осязать, обонять и вкушать, наполнив день всем  богатством ощущений.
Заинтересовавшись, я прослушала весь цикл лекций  Виктора Мазурика на  радиостанции Маяк. Он  поднимает темы японской религии, мифологии,юмора, искусства, рассказал  и о том, что в нас  их так шокирует.Больше всего   - наша «расслабленность» в пространстве и времени. Неумение собраться в одну команду, если это  не чрезвычайная ситуация , необязательность , когда речь идет  о времени.Мы   многое поняли про них и про себя благодаря   беседе уважаемого япониста.
Выступление Айнары Юсуповой было насыщено первоклассным иллюстративным материалом . Взяв   за основу « золотой век» укиё-э,  искусствовед  анализировала  редчайшие гравюры времен Китагава Утамаро и  Кацусика Хокусая, определенные как «особо ценный объект культуры». И произведения, хранящиеся в японских музеях, в ГМИИ им.А.С.Пушкина, в музеях мира.  Часть из них  мы видели на исторической выставке «Шедевры живописи и гравюры эпохи Эдо» осенью 2018 года в Москве.
Из каких сословий  вышли великие художники этой эпохи? Почему гравюра из черно-белой, предназначенной для амулетов, стала «публичной» и  цветной? Какие темы освещали художники ,а какие  оставались под запретом? Гравюра  эпохи Эдо  позволяет  показать весь срез жизни Японии той поры. Без «указки искусствоведа» мы бы   не догадались, что вот здесь показан обряд возложения волос на трехлетних детей( сначала волосы сбривались), а там  - несчастная любовная пара: лица  бесстрастны, но закушенный зубами носовой платок –   это  жест отчаяния.А на  той гравюре  не   только шаткий мостик , но и вертикальный формат, и месяц, изображенный  в самом низу листа, дают ощущения тревоги. Мы узнали о  династиях художников, о триединстве авторов гравюры: художник-резчик-печатник, о проникновении в нее черт европейского  рисунка и обратном японском   влиянии на  изобразительное искусство Европы - вплоть  до модерна.    И мои весьма разрозненные знания   о «золотой гравюре» обрели некую стройность .

Лекция и мастер-класс по японской кулинарии были не менее увлекательными.Врач-диетолог Вера Гладкова, член Российской ассоциации клинического питания, рассказала , почему японская кухня  считается самой  здоровой, какие 14 ингредиентов   она советуют добавлять в свой рацион ежедневно.     Продукты самые разные – от «бледных овощей» и водорослей  до «еды для наслаждения» .Вообще-то «для наслаждения» японцы едят все. Они  даже придумал пятый вкус, добавив его к кислому, соленому, сладкому и горькому , называется он умами - вкусный. Японец  не просто любит «красиво  уложенную еду». Он как бы ест всеми пятью чувствами (обонянием,  зрением,  осязанием  в том числе). Рестораны там  -  с сезонной пищей.  Порции  нарочно  маленькие.   Палочки: они   не меняют вкус пищи,  не позволяют есть  большими кусками. Продумано все .
С   лекции мы плавно «переместились»  на практику в Токио – на кулинарный класс Аки Накагава.Аки-сан три года жила в России,   недавно с тремя детьми вернулась  домой. Она прекрасно готовит и говорит  по-русски. В ее меню  - блюда французской, итальянской, русской кухни. Сейчас она готовила обычный японский  обед за 40 минут.В помощь  хозяйкам!  Одновременно   варила в мультиварке  рис, в сотейнике - суп, нарезала салат и жарила котлеты.Причем во все   блюда Аки клала кунжутное масло, кунжутную пасту или зерна кунжута.  От Веры мы уже знали, что  кунжут  полезен всем, аособенно  - женщинам после сорока лет.Также нам   нужен имбирь, который Аки покрошила   в форме иголок в суп . Он облегчит пищеварение  и  подействует как противовирусное средство.Водоросли, которыми  тоже щедро оснастила  обед японская  мастерица,как мы   знаем,  богаты йодом и другими полезными веществами.
В салат шел и   японский сыр тофу.Он настолько популярен, что когда-то  вышла целая поваренная книга, где все рецепты были с содержанием тофу. Встречались и  незнакомые ингредиенты. Как салатовые листья комацуна,  внешне похожие  на шпинат, и белое вино мирин, которое добавляют  во многое.Дети Аки с удовольствием вспоминают русские куриные котлеты. В свои, японские,  мама  положила  молотый кунжут, корень  лотоса, имбирь,  лук порей. Заливка  готовых котлет  смесью  сахара, соевого соуса  и мирина сделала их еще менее похожими на наши ,родные.
Как бы  то ни было,  но ровно через 40 минут обед был  готов ,особенно красиво смотрелись горки салата, похожие на природные  холмы в окружении зеленых долин.Аки  говорит, что готовить надо быстро, сохраняя естественную красоту  продуктов,и   есть все  сразу. Мы оставили  семью Накагава вкушать красивую и здоровую пищу, которая, конечно же, имеет  и  пятый вкус, кроме непременных четырех.  Мы хоть и  изучили японский национальный «код», и   понимаем,  как общинное земледелие, горная местность и языческие верования   формировали   это удивительный народ…но как были   японцы для меня загадкой, так и остались. Не иначе,  обладают  они  и  шестым чувством, никак в психологии не обозначенным.
                               Ирина Крайнова, пресс-секретарь Саратовского  регионального отделения общества ОРЯ

ЯПОНИЯ в СЕРДЦЕ . Он- и офлайн фестиваль с участием ведущих японистов

                                                                         



                             ДНИ ЯПОНИИ В САРАТОВЕ
/с 2 по 6 МАРТА 2021 ГОДА, в  рамках XXII Фестиваля японской культуры/

Посольство Японии в России и Саратовское отделение Общества «Россия – Япония», при поддержке правительства Саратовской области, со 2 по 6 марта т.г. проводят Дни японской культуры в рамках XXII Фестиваля японской культуры в Саратовской области. Фестиваль посвящен Году японо-российских межрегиональных и побратимских обменов.
Все активнее в нашу жизнь входят социальные сети. Информационные технологии становятся средством укрепления взаимоотношений между Россией и Японией, и теперь в рамках Года межрегиональных и побратимских обменов между Японией и Россией на площадках Саратова могут встретиться с японскими мастерами и российскими японоведами не только жители Саратова и региона, но и жители всей России. Наш опыт организации онлайн лекций и мастер-классов уже скоро может дать свои прекрасные плоды сотрудничества. Уникальные мастера из Японии доступны. Фестиваль в Саратове может оказаться Общероссийским. Это же здорово. Уже нет границ. И Фестиваль в Саратове может оказаться Общероссийским. Во всяком случае, организаторы  приложат все  силы, используя свои многолетние связи, для того чтобы телемосты стали настоящими мостами Дружбы
Программа включает мастер-классы и лекции ведущих  специалистов по культуре Японии.  Невозможно представить в одном фестивале все многообразие традиционных видов искусств. Мы выбрали наиболее популярные: каллиграфия, японская гравюра и японская кухня. Вне всякого сомнения, наш Фестиваль представляет звездный состав специалистов.
Откроются Дни японской культуры в Саратове 2 марта лекцией «Традиционная японская кухня как аспект здоровья и долголетия». Лектор Вера Владимировна Гладкова, врач-диетолог, гастроэнтеролог. Лекция состоится в Саратовском колледже кулинарного искусства. В аудитории колледжа будет организован телемост.
В период с 3 по 4 марта пройдут офлайн мастер-классы по каллиграфии с госпожой Каори Исидзима, мастером каллиграфии, инструктором первой степени (Япония).  Мастер-класс пройдут на трех площадках.
Третий день третьего месяца – самый важный праздник для девочек в Японии и называется Хинамацури, или Праздник кукол. Этот день как ежегодный экзамен по воспитанности маленьких японок. Родители испытывают чувство радости, когда их дочери демонстрируют перед гостями знание этикета. 3 марта участников мастер-класса приглашаем в Саратовский государственный художественный музей им. А.Н. Радищева и в Саратовскую областную универсальную научную библиотеку. Место проведения мастер-класса выбрано не случайно. В эти дни в музее проходит выставка «Картины изменчивого мира, гравюра укиё-э, керамика и эмали Японии».
4 марта встреча с мастером каллиграфии Каори Исидзима пройдет в Саратовском художественном училище им. Боголюбова. В училище будет организован телемост. Прошедшим мастер-класс по каллиграфии наверняка представится возможность продемонстрировать свое умение написания иероглифов, которые являются непременной составляющей всякого традиционного японского искусства, знакомым и друзьям.
5 и 6 марта любители японской культуры могут послушать  лекции в онлайн формате. 5 марта с лекцией «Великие мастера японской гравюры конца XVIII – середины XIX веков» выступит лучший знаток японской гравюры в нашей стране Айнура Ишенбаевна Юсупова, ведущий научный сотрудник отдела гравюры и рисунка Государственного музея изобразительных искусств им. А.С.Пушкина (Москва). Айнура Ишенбаевна награждена правительством Японии одной из главных японских наград – орденом Восходящего солнца. В Художественном музее будет организован телемост. В этот же день состоится лекция (онлайн) «Японский культурный код и современность». Лектор Виктор Петрович Мазурик, японовед-филолог, кандидат филологических наук, доцент кафедры японской филологии Института стран Азии и Африки при МГУ им. М.В. Ломоносова (Москва). Виктор Петрович награждён правительством Японии одной из главных японских наград – орденом Восходящего солнца. Телемост будет организован в Областной библиотеке.
6 марта госпожа Аки Накагава, шеф-повар кулинарной студии COOK COOP BOOK (Токио, Япония) проведет онлайн мастер-класс по приготовлению блюд японской кухни. Телемост будет также организован в Областной библиотеке.
Программа Дней Японии размещена на сайтах: Посольства Японии в России, Общества Россия-Япония, странице Facebook Саратовского отделения Общества Россия-Япония; на сайте участников Дней Японии, а также на информационных ресурсах активистов Саратовского отделения Общества Россия-Япония.
Все офлайн мероприятия проводятся по предварительной регистрации. Мастер-классы будут организованы с учетом требований эпидемиологической безопасности Роспотребнадзора.
В связи с ограниченной возможностью участия всех желающих в офлайн формате мероприятий приглашаем любителей японской культуры на площадку ZOOM. Вход по ссылке.
https://us02web.zoom.us/j/3532166869?pwd=c3Q2TW9rZHZsdnVPMVg2dlhlN284UT09
                                                                                                     По материалам пресс-релиза

САРАТОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ. Всероссийский, молодежный

                                        И СНОВА - КОНКУРС ОРГАНА!

C 4 по 8 февраля в Саратовской консерватории проходит уже Второй Всероссийский молодежный конкурс органистов. Стало возможно провести его не онлайн, однако публику на конкурс пока не допускают. Но  за конкурсными прослушиваниями участников можно наблюдать в режиме реального времени на YouTube-канале консерватории.
Конкурс идет по 4 номинациям: Орган соло - учащиеся ДШИ, ДМШ, ССМШ;Орган соло - студенты среднего профессионального образования сферы культуры и искусства;Орган соло - студенты высшего профессионального образования сферы культуры и искусства, изучающие орган как дополнительный инструмент; Орган соло - студенты высшего профессионального образования специальности орган.
Органный форум собрал более 40 участников из Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Саратова, Казани, Нижнего Новгорода и Набережных Челнов. Самой юной участнице конкурса всего 7 лет. Выступления оценивают выдающиеся органисты современности: имя легендарное - ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин, основатель органной школы в России (председатель жюри), доцент кафедры органа и клавесина Московской консерватории Алексей Шмитов, доценты кафедры специального фортепиано Саратовской консерватории Наталья Гольфарб и Ольга Кийовск, известная пианистка Елена Лельчук. К большому сожалению, из-за болезни не приехала солистка Калининградской областной филармонии, член жюри нашего Первого конкурса Хироко Иноуэ (Япония);
В рамках конкурса проходят творческие встречи и мастер-классы членов жюри. Финальный гала-концерт с участием жюри и лауреатов конкурса состоится 8 февраля в 19.00.
                                                                                                                              По материалам пресс-релиза

СаТИ - САРАТОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ. Золотые его кадры

Горюнова 1.jpg

              ДЕКАН, ДИРЕКТОР, ПРОФЕССОР… ЖЕНЩИНА, НАКОНЕЦ...
Директора Театрального института Саратовской консерватории (с 1983 по 2020 год! – только-только оставила эту должность), профессора Наталью Петровну Горюнову наградили Почетной грамотой Президента России «за заслуги в развитии отечественной культуры и искусства, многолетнюю плодотворную деятельность». Была награждена и  нагрудным знаком Министерства культуры РФ "За достижения в культуре". Ее имя включено в энциклопедию "Одарённые дети - будущее России" (рубрика "Учитель"). Лауреат театральной премии «Золотой Арлекин».
Соединение «развития пластических возможностей исполнителей с воспитанием  драматических артистов» – основная задача преподавателя танцевального искусства. А декан театрального факультета консерватории Собинова, позже – директор театрального института Горюнова,  по своей второй  профессии  - хореограф. Участвовала в создании многих студенческих дипломных спектаклей: «Диоген» . Рацера и  Константинова, «Свадьба Кречинского»  Сухово-Кобылина, «Бедность не порок»  Островского ,«Живой портрет»  Моретто, «День рождения инфанты» Уайльда,
«Мнимый больной» Мольера, «Прощаясь с вами, мы танцуем»   (пластический спектакль ), «Целуй меня, Кэт» Портера . А также  - студенческого пластического спектакля "Dance-class Алексея Зыкова" и танцевально-пластического спектакля-концерта "Любовь и танец: новое поколение".
Когда еще СаТИ был факультетом, а  в Саратове выходил  отл
ичный театральный журнал «Рампа», я написала о Наталье Петровне статью «Роман с деканом».
«Для хорошего романа нужны  как минимум два действующих лица.  И  они тут наличествуют. Он и Она,  крепко друг друга любящие.  Ему уже 25 –расцвет жизни и творчества. И все эти годы Она рядом – симпатичная, добрая  и строгая, когда нужно.  Так говорят  о них уважаемые  люди факультета –  профессора и доценты.  И вот уже четверть века роман  театрального факультета консерватории и его бессменного декана профессора Натальи Петровны Горюновой продолжается».
Спрашивала Наталью Петровну о  ее«дофакультетской»  жизни.
" - А ее и не было,  - ответила она просто, без рисовки.- Я с 1961 года в театральном училище, которое потом стало факультетом. Вся жизнь тут. Окончила училище, стала  преподавать..."
Ее отчим Закир Курамшин танцевал в оперном театре характерные партии (например,   Нурали в «Бахчисарайском фонтане»). Выступал  и в оперетте,  потом  окончил политехнический. Ни в какие танцевальные  студии девочка  не ходила, однако   в классе восьмом Наташа стала   вдруг  вести хореографический  кружок и даже … поставила балет «Красную шапочку»! Гены, однако. В старших классах у них была компания, в которой много актерских детей.  В театр ходили каждый день …«С какого места идем смотреть сегодня?  А давайте со второго акта или с монолога Шутовой!». Неудивительно, что после школы Горюнова   поступает  в театральное училище.  Тогда и помещения    еще  у училища  не было. Занимались в Доме ученых, в Доме учителя, в балетном классе на Яблочкова, который  потом сгорел. Выпускал  их   известный мастер Дмитрий Лядов. И был замечательный педагог по хореографии, Анна Алексеевна Петрова. Она сразу выделила  талантливую  девочку, предложила   работу. Наталья  и вела два года курсы студентов. Окончив  еще и Ленинградский институт  культуры  по специализации балетмейстеров-педагогов профессиональных театров, возвращается в Саратов  - теперь уж  насовсем.
Все  эти  годы Наталья Петровна (она еще  долгое время возглавляла кафедру специальных  дисциплин) вела   классический танец  на курсах Александра Галко и Риммы Беляковой. Все же «классика -  основа всех «движенческих» дисциплин, за исключением акробатики», -  считает профессор.  И вот еще что важно: «в принципе, хороший, способный студент – это и хорошо танцующий студент. Тело  – тоже  важный  инструмент актера, кроме мимики, жеста, слова».
Любит повторять  этот афоризм  профессор  Горюнова:
«Талант на 10 процентов состоит из способностей, а на 90 – из труда. Студентам на  нашем факультете приходится  очень много работать.  Кто не работает, тот не растет, даже способный.  Прекрасный актер и педагог Авангард Леонтьев несколько раз приезжал  к нам на мастер-классы. Так вот, он попросил отчислить после  второго курса 8 человек! Я тоже считаю, что лучше меньше, да лучше…Когда  люди не хотят учиться и занимают место, вот  тут я жестокий декан.. Научить творческой профессии нельзя   - можно научиться. Если есть желание. Но  уж те, кто остались, дают результат..».
Когда мы делали то давнишнее интервью,  ремонт  учебного корпуса занимал все мысли тогдашнего  декана. «Начавшись как косметический,  он перерос  в грандиозный, капитальный. Меняя перекрытия на чердаке, строители  обнаружили,  что  они  вообще чудом  не обвалились. Здание  перебрали почти по кирпичику,ремонтировали  , основательно…» Все происходило   ее на хрупких плечах ..Как отлично  СаТИ выглядит сейчас, все  мы знаем.
« Это  же твой ребенок,  факультет, только большой…Я знаю его слабые и сильные стороны. Я люблю  этих людей, могу и хочу создать им такую атмосферу, …чтоб им было комфортно, хотелось приходить на работу. И  ребята   должны  хорошо себя у нас чувствовать», - говорила мне Наталья Петровна.
А   вот что рассказала  Любовь  Николаевна Баголей, заведующая кафедрой мастерства актера.
-Меня учили  танцевать Маргарита Владимировна
и Наталья Петровна ..Мне  было  очень тяжело вначале: не было «шага», "батмана", сколиоз к тому же. Постепенно  мое  тело выправлялось  и делалось красивым. Даже агрессивность, привнесенная из внешнего мира, исчезала в нас. Ее выправка,внутренний покой, уверенность,  необходимая жесткость переходили внутрь нас. Поступают к нам  студенты, очень глубокие, талантливые,  эмоциональные, но выглядят, как обрубки.Не умеют повернуть  красиво  голову,руку поднять. Через два  года, благодаря ее усилиям, они  превращаются в белых  лебедей...
А как она умудрилась собрать  нас, преподавателей,  в 90-е  годы, когда  не было  зарплаты, сформировать  хороший коллектив. Как  она учила принимать позицию другого, аккуратно   так «прикрепила» друг к другу…Мы же творческие  люди, у  каждого есть свои амбиции… Бывают у нас и  споры, неприятие. Но все  шло на созидание. Замечание делали  не для  того, чтобы  задеть, а пробудить стимул исправиться.
Был у меня еще сложный период: работать здесь и в театре,  надо учиться еще. Но Наталья Петровна всегда давала  мне возможность уехать  на учебу в Питер,  в Москву, закончить магистратуру».
Ее труд оценен по заслугам,  любят ее дома, в семье (по секрету скажу, что муж влюблен в свою  симпатичную и  строгую жену всю  жизнь).Многие ученики   Натальи Петровны   Горюновой тоже избрали дорогу  хореографа-педагога.  Человек 15 таких  наберется.  Теперь они продолжают дело  Горюновой в столичных вузах.И  не только. Прошлой осенью во Франции мы повстречались с другой Натальей Петровной - Кокушкиной, одной из любимых учениц Горюновой. Она открыла в Ницце Русскую театральную школу, где учит танцу и драматическому искусству!
Думаю,   что  роман   СаТИ и  его первого  директора тоже  еще  не окончен.

                                                                                                                                                                              Ирина Крайнова

ХВАЛЫНСКИЙ МЕЛОВОЙ КРУГ.Самая длинная и короткая выставка



                    ХВАЛЫНСКАЯ ВЫСТАВКА: здравствуй и прощай
Ее долго готовили, успели повесить в начале марта,  открыть  не успели – в Саратове  началась пандемия, закрылись все выставочные залы. В  том числе,  Дом искусств на Соборной. На один день открыли в эту пятницу, спустя полгода. Вернисаж, Круглый стол, закрытие – все в одном флаконе.
Но все получилось. Народу немного, рассажены по залу в шахматном порядке,  довольно далеко  друг  от  друга. Маски практически у всех. Ведет встречу  художница Елена Палехина -  а вести Лена умеет. Эстафета переходит к  Владимиру Мошникову, патриарху хвалынского  движения, учителю фактически всех молодых «хвалынцев». На занятия  в его студию при техническом  университете приходят  профессионалы,  самодеятельные художники,  зеленая молодежь.
Экспозиция собрала десятки десятков  работ  на редкость урожайного прошлого хвалынского  лета. Владимир Александрович провел презентацию выставки, по   традиции  начав с корней – Павел Кузнецов, его жизненный цикл ( обозначенный на слайде  кругом), его тончайшая свето-цветовая симфония  и –  устойчивое влияние на саратовскую школу живописи, к которой «хвалынцы» имею честь  относиться.
Презентуя картины учеников , Учитель находит добрые слова, чтобы назвать многих, показывая слайды с их картинами и рисунками. Композиционная и колористическая целостность и «крепость» особенно ценятся Мастером. И даже не зная порой автора произведения,  с видимым удовольствием  отмечает его сильные стороны.Радуется, что незаметно подросло новое поколение участников пленэров. Есть кому передать традиции.
Вижу справа  от себя профессора Наталью  Полуконову, вдохновителя нашей осенней поездки в Прованс  к морю( как говорится, успели!), чуть подальше -  улыбчивую Светлану  Четверухину, позади – строгую Светлану Золину, впереди, сбоку – эмоциональную Свету Лопухову. Поблизости сидит Сонечка Черемисова, ее мама Алена – на боевом посту, снимает выставку и Круглый стол.  Почти все художники в сборе, юные , молодые, не очень. Видеть родные, скрытые масками лица, после  полугодовой разлуки и   волнительно, и немного грустно…
Художников  просят забрать свои работы,  я   первый и  - последний - раз прохожу обширными залами СОДРИ. Выставка  действительно значительная. Почерк многих узнаваем, их имена  только что мелькали на экране: крепкие вертикали при пастельной нежности Светланы Лопуховой, и  «съеденная» горнолыжкой гора  Натальи Леонтьевой , ее все  более уверенные жанровые картины, брошенные в пиршества цвета граненые силуэты Елены Панферовой среди работ все более европейской, «светской» кисти Елены Батраевой,  успешно экспериментирующая в разных стилях Валерия Голубева и  нежнейшие переливы мягких тонов Ольги Гудковой, таинственная  светоносность Елены Палехиной и все  оттенки голубого Светланы Четверухиной, широкие горизонты Натальи Полуконовой, напоминающие   одновременно  нашу бухту  на Лазурном берегу и разливы Волги, и ювелирно отточенные произведения Александра Ульяничева, острые мордочки котов Татьяны Мошниковой…Всех  ни посмотреть  толком ( увы!),  ни  назвать не могу. Вирус проклятущий…
Еще  несколько слов  о  той горстке храбрецов, которая   все  же отправилась в Хвалынск  этим  летом. Закрыто общежитие,  не  работает столовая с нашей  умелицей Октябриной,  не собраться  им вместе на просмотры, не обсудить…Художники сняли частное жилье,   упрямо ездили на пленэры в красивейшие окрестные места, и писали, писали  эти белые от старости  горы, эти спящие тихим сном пруды, озера  …Надеюсь,  выставка "Хвалынское лето-2020" тоже  когда-нибудь состоится. Безумству храбрых поем мы…
                                                                                                                                                                                          Ирина Крайнова


ОДЕССОС . Как нас учили и как мы отдыхали.Часть 3.

          ОТРЫВОЧНЫЕ И ХАОТИЧНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ
о родном     факультете  одной его выпускницы … Часть 3

Истфак 3.jpg( опубликованы в книге «ИСТФАК, КАК МЫ ЕГО ПОМНИМ». Одесса, 2015 год)

Пассионарии исторического ( продолжение)
Кафедра новой  и новейшей истории тоже была у нас одной из самых сильных. Всегда подтянутый, лощеный, Аппатов восхищал   просто превосходными лекциями,  фактологически насыщенными   . Говорили, что он еще и блестящий лектор-международник, политолог, как это сейчас называют. Зато Беркович нам всем давал прикурить.Маленький, юркий, с хитрющими глазками, он  был одновременно похож на все те  юго-восточные народы, о которых   подробно  повествовал. Осилить  к сессии в здравом уме и памяти    громадный томище,  именуемый Историей Азии и Африки средних веков( размером с Большой энциклопедический словарь), было  совершенно нереально.  К Берковичу ходили на пересдачи  зачётов  - строем, с песнями -  по три-четыре раза.  Это было в порядке вещей. Мне повезло: я  - от большого, видно,  испуга-  вставляла два-три слова на его  семинарах. И  преподаватель вообразил, будто  я что-то понимаю в  этих  китайско-персидских  исторических   хитросплетениях. Зачет я проскочила,   но к  экзамену прочла едва  ли  до половины  этот бесконечный  талмуд.

Открываю билет: что-то помню по первому вопросу, чуть по второму и абсолютно ничего по третьему. В начале  билета -  что-то из жизни  средневековой Японии.   Я «провально» излагаю события, катастрофически забывая, с кем происходит действие, где и когда . По сути, главные вопросы, которые задает нам  наука история. В виде поощрительного приза  наш   "японец"  спрашивает, как называлась  древняя столица государства. Это   и   младенец ответит, если  буквы в названии   нынешней столицы переставит. Но я  нахожусь уже  в таком стрессе, что не могу ответить  на "детский" вопрос. Беркович берется за перо , плотоядно заносит ,    медлит над зачеткой. Вся моя прошлая  беззаботная жизнь  проносится  передо мной... пока он не выговаривает  с сожалением : «Да, а я думал, Хромова у меня 5 получит»,-   выводя аккуратненькую четверку. А Хромова так думала , что  пара ей обеспечена!
Уважаемый наш  факультетский японец, если вы можете меня  слышать, хоть в заоблачных сферах,  знайте, что ту  четверку вы мне  поставили авансом. Через много-много лет я совершенно влюбилась в Японию    ( и особенно  - в средневековую) ,  стала пресс-секретарем Регионального Японско-российского общества в Саратове, открывала  вместе с Чрезвычайным послом  Японии в России Японский центр, писала статьи во Всероссийский журнал «Япония сегодня».  Простите меня  за дремучее невежество   моей юности! ( сейчас пишу на Международный сайт Окно в Японию -И.К.)
Кстати, английский у нас вела  дочь "японца"  по фамилии Маргулис.Она тоже  с нас стружку снимала, дай Боже! Раз уж в «сильную» группу попали. Нас сразу распределили по знанию языка.С грамматикой у меня все было в порядке (все же мама «англичанка»), а вот переводить «с листа»  из настоящих ( не переводных) английских газет  долго не умела. Спасибо преподавателю!  Одолела и это.Самым блестящим знатоком английского была у нас Оля Середенко.На  экзамене наша группа переводила уже безо всяких словарей. К концу учебы я спасла  одного нашего товарища, переведя ему для зачета большой кусок исторического текста.Чем чрезмерно гордилась.
Алексеев-Попов, по-настоящему крупный ученый истфака, обладал ещё более бурным темпераментом, чем  наша И.В.  Когда он читал первую  утреннюю лекцию, и  кто-то из опоздавших пытался просочиться на свое место, Вадим Сергеевич - благообразный с виду,сильно близорукий, с легким венчиком редеющих-седеющих волос -  мог  неожиданно отпрянуть от доски, где  только что мирно писал,   с досады  швырнув мел: если не в движущуюся мишень, то хотя бы в доску. Валя Подлегаева в поликлинике была свидетельницей такой картины: из манипуляционного кабинета  доносятся дикие крики,  потом кто-то вылетает в дверь. С
изумлением  узнает  она нашего «француза»  в   пациенте с перекошенным лицом. То ли инъекция была такая болезненная,  то ли медсестра не на высоте.Рассеянность  этого  великого чудака тоже вошла в поговорку. Мы наблюдали, как он уронил  однажды продуктовую авоську  с невысокой кафедры на головы близлежащим студентам и даже не заметил этого. А потом принялся с энтузиазмом искать свою авоську в портфеле и вокруг него .
Но лекции  Алексеев-Попов   читал потрясающие.  Это второй человек на факультете, который заставил меня по-настоящему шевелить мозгами,  «рождать» собственные,  не заемные,  не книжные  мысли.  Учил он   и  конспектировать по-настоящему. Не спешить  все «успеть» -   записывать мысли, выделять  тезисы, делать поля для приписок и комментариев.Когда я пошла к нему писать   курсовую, меня  называли самоубийцей. Я  действительно сначала не понимала  ни слова из того , что он говорил  на консультациях. Раз не понимаю и все записываю, второй не понимаю… Прихожу в  полной панике в третий раз и чувствую, что начинаю   потихоньку  дешифровывать неясные обороты  его речи, все постепенно  складывается в стройную систему. Так мы и притерлись друг к другу.

Когда  с Завьяловой не сложилось, Вадим Сергеевич  сам предложил мне писать диплом у него и дал  тему, которая   была мне куда  ближе, чем вконец опостылевший Макиавелли.  На стыке литературы и истории.  На курсе  тогда говорили , что за смелость  что с Поповым работала) надо мне памятник золотой поставить. Но работать с Алексеевым-Поповым  было одно удовольствие. Правда, он заставил меня перелопатить   всю французскую литературу  19 века – ради нескольких страничек  дипломной. Но это только кругозор расширило.Зато  -   давал полную свободу в  логических рассуждениях  и выводах. Что очень пригодилось мне потом в журналистике.
С ним  тоже не обошлось без конфликта. В порыве вдохновения я записала кое-какие свои  мысли на полях библиотечной книги.Очнулась, стерла - следы остались. «Француз» усек, спросил напрямик, я с перепугу отказалась. Созналась после.Он   не успокоился  и,   используя  безотказный    иезуитский прием ( и "коллективистский" тож) : вынес  мой поступок на всеобщее порицание. У меня  как раз слегли обе бабушки. Причем  родной, горячо любимой  бабушке ошибочно ставили онкологию. Я была одна во всей Одессе  с ними  на руках. «Приди после университета к нему, он простит и  возьмет тебя  к себе в аспирантуру», - наставляла меня  оппонент  моей  дипломной, вместо разбора ее  написавшая   восхищенный отзыв.Я не пришла: с высоты своего тогдашнего максимализма я не простила его за то судилище.  
Теперь не только простила, но  и сама  прощение прошу: виновата, дорогой мой учитель! Испортила ценную книгу.  И вам, тоже максималисту и большому ребенку,  не сказала о том  сразу, очень вас тем  огорчив.
Хотя  я столько лет не занималась историей,  как-то  «спасла» девушку,которая   тоже училась на истфаке и никак не могла  сдать    курсовую, переходящую в дипломную,  одному занудному  руководителю.Ее даже исключали из университета. Тема интересная, масса разрозненных первоисточников. Я сидела два месяца, все собрала, обработала. Курсовая переросла в дипломную, девочке поставили   пятерку,восстановили в универе. Навыки учебы, которые заложил в нас университет, не пропьешь. Нас именно учили учиться.
                          Как мы жили в сессию
Весело, как и все нормальные студенты. Это только первый год  по 4 раза прочитывала тексты перед экзаменом (!). Потом  по разу не успевала.Я же ненормальной театралкой с детства была. С шести лет, когда папа учился в военной академии в Ленинграде,  родители  водили меня  на все спектакли   тамошних театров.   А летняя сессия всегда совпадала   у нас с приездом на гастроли столичных театров. Мы с сестрой  и Валей Подлегаевой  брали билеты на все,  иногда  ходили  по два-три раза на одно и то же, если сильная постановка. Театр  каждый день  -  на подготовку к сессии времени оставалось не густо.
Кажется,  с конца второго курса мы начали готовиться к экзаменам вместе с Наташей Бачур. Она предложила действенный способ: читать вслух, а потом писать шпоры для лучшего запоминания. При  совместной подготовке мне больше   всего запомнилась Наташкина  жареная картошка – она была обалденная.  Шпоры-то мы писали, но  пользоваться ими я  как не умела, так не умею. Вытащила  их только  раз : у Беленькой на логике. Это был седьмой экзамен (девушки сдавали еще медицину), я впервые шла на повышенную стипендию. Изнуренная театром и жарой,   решаюсь  на шпоры. Тем более    Беленькая поставила  мне недавно  5 по психологии. На семинарах по логике я с лёту  решала  все задачи,  и  она приговаривала  : «Ну, Хромова, у меня 5 получит!». Более того, преподавательница  оставляла нас с Наташей после занятий (кажется, третьим был хитрец Хоментовский) и,  сладко вздыхая,  приговаривала: «Дайте  на вас посмотреть, люблю простые русские лица!» Не знаю уж, какая бредовая фантазия могла принять наши лица за «простые русские» ( особенно мое, с апеннино-римским или- как   выяснилось - балкано- сербским  внушительным профилем), но мы в предвкушении скорого экзамена покорно демонстрировали свои « простые русские лица».
Вся  эта длинная предыстория нужна для того, чтобы объяснить, какой шок я испытала на экзамене.  В нашей группе мы ходили  на сдачу в первой пятерке. Это удобно: самому первому дают  много времени на подготовку. Пока он отвечает, можно еще что-то вспомнить. Да и «мандражу» поменьше.Помню, как панически тряслась  за дверью Галка Серкина, до последнего ждала!Все  ведь знала, но вытащить её из коридора было почти невозможно.
Всю «малину» портил нам  Сережка Хоментовский. Прорываясь  в нашу спетую пятерку,  шел обычно без подготовки: пан  либо пропал. "За смелость" набавляли лишний балл. Но   пачкать зачетку тройкой он не хотел, и частенько  уходил восвояси, чтобы получить свою пятерку в следующий раз.
Мы  снова  недоглядели  - Сережка   прорвался.   Но сробел и он: сел   со шпорой. Вытащили свои «боеприпасы»    все остальные.  Мадам , к несчастью, заметила только у меня.ВсЁ, все мои былые заслуги  моментально забыты: «Она думает, что она у меня спишет! А она не спишет!», -  удовлетворенно сообщила экзаменаторша сидевшей перед её носом Наташе. Та дружески   кивала,  сверкая   неотразимой   улыбкой,  не забывая при  этом  заглядывать в шпору. Я так свою  даже  не открыла и   от расстройства вообще  позабыла , что   помнила.
Когда я   вышла, наконец, к столу, экаменаторша, узрев мою зачетку с шестью пятерками,  запела новую песнь: « Она думает, я поставлю ей 5! А я ей не поставлю 5!» - торжествующе  рапортовала та  вероломной Наташке. Та улыбалась, кивала, но туго знала свое подстольное дело (я ее потом чуть не убила!).
Мадам  просто некогда меня слушать, она тянет  свою сурдинку про то, что пять мне не видать, «как ухей без зеркала». Воспользовавшись  её невниманием,   нахально прошу   после не очень внятных моих ответов: «А вы меня еще что-нибудь спросите». Мадам так  радуется  новому повороту событий ,    будто я ее шоколадкой угостила: « Она думает, я ее спрошу и поставлю! А я её не спрошу и не поставлю!»- выдала она свежую  информацию почти уже вооруженной знаниями  Наташке.  И каждую фразу   повторила  этак   по 10 раз! Умом тронешься. Так и поставила  четыре!. Уже потом мы узнали , что первая группа предусмотрительно  принесла не только букет цветов, но и коробку конфет, которую мадам  прямо на экзамене и уплетала. Мы же ограничились цветами, за что  жестоко  поплатились.
Говорят же , что сначала человек работает на  свой авторитет, а потом  уже тот  на него.Почему-то  курсовой народ думал, что я знаю ответы на все вопросы. И после  моего  выхода   из аудитории меня  обычно оставляли, чтоб я объяснила то-то  и то-то тем, кто еще не сдал.  Зачастую  я сама не знала  какого-нибудь  вопроса и честно об  этом  говорила. Мне не верили: «Ну, ты-то знаешь!» Тогда я пыталась вспомнить, и получалось, как с тем преподавателем из анекдота: столько раз объяснял, как решать задачу, что даже сам  понял.
                        Как мы отдыхали на работе
К третьему курсу мы стали умные, а к  четвертому –  совсем  ученые. Полевыми работами себя не перетруждали. Тем более, что завешивали норму нам неправильно, явно   занижая.  Кажется, это послужило поводом  ( «заниженные» помидоры) к нашему Великому Сидению в засаде. Все девочки удалились на перекур  в деревья, якобы «до витру», и выходить  мы оттуда не собирались. Удобно расположившись на ведрах, играли в карты, которые у меня всегда были наготове. Руководитель  поездки  - тот самый,  что мучил нас на первом  курсе «Боевыми листками» - стеснялся идти за нами в   "интимное" место и  слал мальчишек-парламентеров, а мы слали их  куда подальше,   тянули  переговоры, доигрывая очередную партию. Я с наслаждением мстила куратору с кафедры КПСС ( заварив, по сути, всю эту бузу) за все мои юношеские недосыпы и недосмотры фильмов на первом курсе.Всё из-за его дурацких «листков»!
Еще большим шоу был мой день рождения  на третьем курсе.Девочки  готовили все сами , они    постарались на славу. Большая умелица Валя Плохая даже вареники приготовила, были и орехи с медом, и множество   редких лакомств.Мальчишки принесли «чернила» - не перебродившее болгарское вино из кабачка. Мне исполнилось 19 , вино я пробовала впервые в жизни. Каждый подходил чокнуться ,  «разобрало» меня в два счета. Все понимала, но остановить фонтан красноречия  не могла. Куратору, который носил выцветшую лыжную шапку,  кричала,  противно хихикая: «Привет,   Синяя Шляпа!» (прозвала так  его за глаза - прозвище прижилось). Когда он решился, наконец, с достоинством  удалиться ,  отпустила напутствие покруче: «Скатертью дорога, Синяя  Шляпа!»..
Окружающие играли со мной в карты «в поддавки», что меня с пьяных  глаз  ужасно бесило..Но особенно позабавилась публика, когда бедные Лидочка и Любочка Костова  повлекли меня домой, поддерживая с двух сторон,  как совсем уж конченую.  Жили мы в  болгарском доме  с шиком. Люба была  своя русская болгарка,  и  хозяева  уступили нам заднюю комнату. Кое-как удалось провести меня мимо спящих. Но тут мне вздумалось еще погулять,   я просто-таки вывалилась в окно. Девочки  с  большим трудом втянули меня назад...Вот такой  развеселый получился день рождения. Надеюсь, я никому  не дала скучать!
Развлекались мы и на лекциях скучных   преподавателей.  Играли в балду (кто больше слов составит. )У Оли Середенко всегда был в запасе свежий  анекдот (большой мастерицы их рассказывать), а Игорю Любинскому стоило только заговорить :  было  смешно все, что  ни скажет.
По-своему развлекался Сережа Хоментовский. Я имела обыкновение просыпать начало   первой лекции и  тихо прокрадывалась на свое место.  И почти  уже достигала желанной цели, когда  за спиной,  на всю аудиторию приветливо разносился Сережкин голос: « А вот и Хромова прибыла. С добрым утром, Хромова!»Тут уж  просыпалась вся группа. И преподаватель, сам  до того клевавший носом на кафедре, орлиным оком обозревал наши нестройные ряды. Я готова была провалиться сквозь землю! …

Только сейчас понимаешь, как все это было смешно, мило и несущественно по сравнению с той большой  и жестокой реальностью, которая ждала нас за спасительными стенами нашего университета.Я очень ему благодарна, как и родному истфаку. Я научилась здесь думать, формулировать  и отстаивать свою точку зрения, я многое узнала, а кое-что даже запомнила. Здесь были люди, которые  меня очень сильно любили, со мной здесь очень хорошо дружили, я научилась  тут  держать удар, что тоже   очень в жизни   пригодилось.Думаю, у каждого из нас есть  несколько таких хороших воспоминаний.  Наверное, это и называется -   вырасти  в  личности.
Мне безмерно жаль, что в такой день я не с вами. Я помню всех  и всех люблю, хотя, вроде,  не испытывала  столь  нежных чувств  в юности.С годами  больше стремишься к истокам, к чистому родничку своих    лучших лет. . Я  не знаю, кем вы теперь стали. Но в  том, что все вы состоялись, не сомневаюсь. И как хорошо, что  вы  встречаетесь столько лет. Доброго вам здоровья и долгих- долгих  еще «лицейских» встреч!
                                          
         Ваша Ирина Крайнова    Одесса - Саратов


ОДЕССОС . Родной истфак - книга о нем.Часть 2



ОТРЫВОЧНЫЕ И ХАОТИЧНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ  о родном     факультете  одной его выпускницы …  страшно  вымолвить «скольколетней» давности. Часть 2

           
  Балерины, легионеры, татарские княжны…

  Про Завьялову, преподавателя средневековой истории, говорили, что в прошлом она балерина. Что вполне подтверждали её стройная фигурка  и завидная осанка.Першиной (Заире) приписывали происхождение от татарских князей. Что тоже могло соответствовать действительности: наша  черноволосая   красавица с леденящими синими  глазами  и  звенящими  льдинками голоса держала в своих изящных ручках все бразды правления.Алексеев-Попов, преподаватель новой истории, по рассказам, читал в Сорбонне историю Франции на языке Наполеона, ему –де, предложили остаться, но он отказался. Еще бы он согласился, кто б ему дал это сделать при тогдашней политсистеме!
Попов   возглавлял в Одессе  советско-французское общество, его заседания проходили в роскошном особняке – Доме ученых, я туда хаживала. Кстати, из всех наших многочисленных «преподов» за пределами Украины знали только двоих – Станко, как крупного специалиста по первобытным стоянкам, и Алексеева –Попова, как большого знатока новой  французской истории . Я  хорошо   знала  Туган-Барановского , внука того самого «неправильного» татарского князя, которого так честил в своих произведениях Ленин. Джучи стал историком, доктором наук, он  тесно общался с нашим Алексеевым-Поповым и очень высоко  его ставил.
«Идеологический» факультет  в Одессе не слишком жаловал свои  кафедры зарубежной истории. У нас не было даже разделения на  две кафедры -  древнего мира и средних  веков, как было во многих вузах страны. Между прочим, в других университетах  и кафедр истории СССР было две – досоветского и советского периода. В эпоху всеобщего умолчания именно специалисты по «не нашей» истории несли хоть какой-то дух свободомыслия  и подлинные знания, не  так сильно приправленные  идеологической  кашкой, как на  родной истории.
Была, правда,  на истории СССР Анна Шабанова, человек знающий, но  достаточно нудный как  лектор . От историографии истории в её исполнении можно было полезть на стенку.Что я и сделала, когда нас поделили по специализациям,  и я прослушала разок спецкурс от А.Ш.  Я тогда дважды ходила к Заире:  просила перевести меня сначала с общественных наук на  «отечественные», а потом  на «всеобщные».Ведь никто  нам не разрешал  сделать выбор специализаций самостоятельно - куда запишут!
Заира при втором моем визите  изменилась  в лице ,тихо , но внятно  пробормотав : «Вы что, в деревню собрались после окончания учебы?!»  Я не разочаровала  любимого декана: при всех моих высоких баллах (ни одной  тройки, почти красный диплом - не хватило до него  пустяковых  пару процентов), обширную научную и «обчественную» деятельность, справки от врача о необходимости  ухода за двумя  одновременно слегшими восьмидесятилетними  (83 и 88 лет  ) бабушками,  я была отправлена в село, на вообще не существующую в природе должность учителя заочной школы (как оказалось, учитель истории им был нужен впрок, на будущее). Но  сначала З. опекала меня и сделала все, что могла : дважды предлагала  ключевые должности  редактора и председателя НСО фака , записала на  специализацию «общественные науки», намекая, что иначе аспирантура мне не светит. А  я была жуткая максималистка, упрямая, как мул,    все «наводки»  пропускала мимо ушей. И,  наверное, правильно:   в конце концов,  я выбрала не историю, а  журналистику.  И там я добилась кое-чего. У каждого свой путь…
Про Заиру говорили всякое разное. И что кандидатскую ей написал якобы  завкафедрой Раковский   поговаривали. Мы раз увидели их вместе  в ресторанчике и пулей оттуда вылетели. Но почему и не сходить ему в ресторан с  такой царственно  красивой женщиной? К тому же Заира была    умна. Трясясь от страха,  мы с Тамарой Трефиловой пришли к ней на 3 курсе писать курсовую. Но Першина при близком общении   оказалась совсем не «страшная» .Рассказывала много о Таганке Высоцкого,  интересно говорила об эпохах декабристской  и николаевской, дала мне полную свободу в подборе материала: пути «Колокола» в Россию.
Жаль , что у нас не вел занятия сам пан Раковский.Зато был Милич, офицер югославской армии, эмигрировавший в СССР при ухудшении  отношений между нашими          странами. Есть такие преподаватели,  излишне добрые и мягкие, которые не могут заставить  считаться с собой.  Уверена, что Милич был  когда-то храбрый офицер. Но на  его лекциях и зачетах мы не были примерными студентами, особенно я. Он питал ко мне необъяснимую слабость,  улыбался  при виде меня  детски открытой улыбкой, чем я в  наглую пользовалась. Сдавали мы как-то  ему зачет всем «кагалом», ждать  надо долго, а в кино  идет новый  фильм. Я и говорю Оле Середенко: «Иди за билетами, а мне
зачётки давай» - « Тебе-то он поставит, а я причем?» - удивилась Оля – «Увидишь», - отвечаю. Подхожу «без очереди» к Миличу  и с обольстительной  улыбкой даю ему одну за другой две зачетки. Он, расцветая в ответ, подписывает обе. Если б я дала ему в эту минуту 10, он бы все  10 подписал.Уже после окончания университета мой  одесский дядя, который все искал корни нашей родословной в Польше (прабабушка была  полька), неожиданно обнаружил их в Сербии, в горах.  А Милич  -серб. Вот почему  мне так были  знакомы гордая посадка львиной головы, этот римский профиль,  эти чувственные губы,   пышная шапка чуть вьющихся волос… Один к одному портрет моего дяди , Милича и всех сербов, которых я когда -либо  встречала. Он чувствовал во мне родственную кровь, а я его использовала, свинюшка этакая ! Интересно,  к Ирене Боц ((сербиянка- однокурсница)  он тоже относился   по-особому?                      Простите меня хоть теперь, милый наш Милич!
Не очень правильная  это вещь: сразу погружать несмышленышей- первокурсников в дебри  самой серьезной из наук, где больше всего допущений и гипотез.После школьных рассказов об истории вдруг  - история первобытного общества, Станко, раскопки. После школы в Туркмении, где я последние годы  просто бездельничала ( состав был   очень слабый),  на меня вдруг  обрушились  лекции и семинары на настоящем  научном уровне. Чтобы «соответствовать»,  первые два года читала все подряд, что нам задавали по программе семинарских занятий: статьи, брошюры, монографии. Страдали  так вдвоем с Лидочкой Юрченко.Но Станко я все равно боялась.  Археологию принимал  Загинайло. В первую нашу сессию два  очень небольших учебника ( «первобытка» и археология)  прочитала с перепугу 4(!) раза и поневоле запомнила наизусть. Загинайло, видимо,   решил, что я девочка-зубрилка,  и поставил  четверку, хотя у меня прямо от зубов отскакивали признаки  каждой археологической культуры.
Станко, очень молодой с виду, страстно-гневный болгарин,  продолжал меня гипнотизировать и на раскопках под Килией. И только я стала привыкать, что  и он  - простой смертный, которому  даже  игра в преферанс не чужда (резался с одной дамой в палатке, и  вражеская разведка сообщала, что  играл не только в преферанс), как мы,  не помню с кем, совершили  чудовищное преступление:  расколотили при мытье   страшный раритет- зуб древней лошади. Сначала мы были героями дня: сами его   раскопали. А к вечеру превратились в неприкасаемых, изгоев, которых, меча громы и молнии, грозился выкинуть из экспедиции ее  рассвирепевший начальник. К счастью,  через пару дней   «древнелошадиные» зубы пошли косяком,  вскоре кто-то обнаружил целую челюсть  лошадки каменного века. И про нас, горемык,  забыли. Нестерпимый зной летней степи и  почти полное безводье (в болотце по соседству энергично квакали лягушки,  умыться можно было в необозримой дали  на конюшне)   окончательно отвлекли  начальство  от наших скромных персон.
Вообще раскопки – это отдельная песня.Как  безжалостно будило   нас с утречка громыхание железок в руках полусонного дежурного.Как Валя Подлегаева, хронически городской человек,притащила на раскопки утюг (!), мешок косметики и упорно ходила «до витру» не за ближнюю копну, а в исключительно далекий туалет на другом конце необъятного поля. Как упрямец Хоментовский держал с нами пари, что непременно съест представительницу окрестных болот, ежели мы ее очистим  и представим в вареном виде. Отказался в последний момент, когда мы побожились , что  вот уже идем на добычу царевны-лягушки.
Хотя мы раскопали уникальную стоянку первобытных людей, мне до сих пор жалко, что  не попала вместе с другой экспедицией в Крым, где был рай земной:  нестрогий начальник, синее-синее  море и Древняя Греция, нежно любимая мной с детства.
Почему в качестве  первой курсовой работы  я выбрала не её, а Древний Вавилон,  загадка для меня самой. Но я всегда выбирала сначала научного руководителя, а потом тему, чтобы работа была по-настоящему «научной». Писала на 1 курсе у Гудковой, она вела у нас Древний Восток.  Куда-то надолго уехала,  мою работу читал Загинайло, все принял, особо не вникая. Гудкова вернулась, сделала кучу замечаний, поставила 4,  и  я надулась, как мышь на крупу.Да ведь тогда мы еще не умели  по-настоящему  собирать и анализировать фактический  материал. Первый курс, однако!
  Гудкова  была широкоскулая, с чуть раскосыми, как бы не видящими  глазами, напоминая одного из тех  древних персонажей, о которых она рассказывала на лекциях.  Мне она казалась  ожившим сфинксом.
Великолепным образчиком мужчины и ученого был заведующий кафедрой  «древностей и средневековья» Петр Осипович  Карышковский.Когда он читал древний Рим -  высокий,  сильный , смуглый, словно овеянный  ветрами дальних походов римского  Легиона,   насмешливый, с  умным прищуром голубых глаз и благородной «черно-бурой» сединой, он  казался самым главным легионером, победно шагнувшим  с Апеннин   в Северное Причерноморье.   Карышковский,  несомненно, был эрудит. Мог  читать лекции по любым предметам.  Нам прочел  еще  нумизматику, научный атеизм. К студентам  относился с легкой,   презрительной снисходительностью. Это особенно показал зачет по научному атеизму. Мы в который  раз  обмишурились:  питаясь какими -то сомнительными слухами о прошлых  сдачах,   пришли неподготовленными. Карышковский, морщась,  как от зубной боли, молча  поставил нам зачет.
                       
Пассионарии исторического
К сожалению, все  исторические процессы мы изучали только  в свете классовой борьбы. Гумилева с его теорией пассионарности истории я открыла для себя  уже в Саратове. Кстати, мои сыновья учили  в университете историю уже по Гумилеву.И кто их  учил, догадайтесь?  Праправнук Чернышевского!
Сейчас я бы сказала, что два моих главных научных руководителя – Завьялова и Алексеев-Попов - были люди пассионарные, со скрыто, а порой  и явно бурлящими страстями.
Ирина Владимировна кроме изумительной осанки имела счастливую внешность:  точеный профиль, красивый,  четкого  рисунка рот, холодновато-голубые глаза под пепельно-седыми,  «летящими»,  вьющимися  прядками. Сама строгость и правильность учительницы: «легкомысленные» пряди собраны сзади в пучок,губы поджаты,  одета более чем скромно, но не без изящества.Однако  её сдержанность была  обманчива: море перед бурей тоже стихает.Завьялова читала  историю средних веков и любила допекать  нас картами , особенно   -  Франции времен объединения. Если я что-то помню до сих пор  о галлах, франках и Меровингах, то только благодаря ей.
Не всем давалась карта.  Не привыкшие к ней в сельской школе дивчины плавали у доски.   ИВ.    вслед за насмешливыми  взорами     обрушивала на бедных девушек   град насмешек: вам, мол,  детей рожать, а не здесь учиться.  Девчонки, виноватые только с том, что родились не в большом городе, а в огромной новороссийской степи, взяв  от неё в наследство размах отнюдь не балетных  плеч, краснели и потели. Я  очень любила Ирину Владимировну, но этих её сумасбродных  выходок никогда  не понимала. Возможно, так она мстила несправедливой природе,  которая лишила ее   счастья  материнства.
Но уж кого любила  Завьялова, того любила. Несомненной фавориткой у нее была Галя Серкина. Во-первых, ИВ. имела  слабость ко всему красивому, а во-вторых,  Галка  лучше нас всех «секла» в изобразительном искусстве    и читала на кружке эпохи Возрождения интересные доклады об итальянских художниках Ренессанса. Я у Завьяловой  была староста кружка и писала  доклады о поэтах той эпохи. Очевидцы утверждают, что наша железная леди всплакнула даже, когда я  декламировала стихи Ронсара. Но я   имела   тот еще норов, и однажды коса нашла на камень. С курсовой как-то обошлось, а вот с моим  докладом для  научной конференции  вышел казус. ИВ. упорно давала мне  «политические» темы научных работ, не разрешая уйти  в какую-нибудь   сферу искусства. К конференции я писала о Макиавелли. Симпатий к этому  интригану  испытывала мало, но честно проработала все нужные источники. А когда пришла к Завьяловой, она красным пером, как учительница, прошлась по моим умозаключениям, заменяя их своими. И что особенно обидно для  гипертрофированного самолюбия  начинающего автора, поменяла мои фразы на свои аналоги. Когда Ирина Владимировна добралась таким манером до цитат маститых авторов, правя их недрогнувшей рукой, я не выдержала: «ИВ., это же цитаты!!...» - «Ну и что?! – не моргнула глазом грозная воительница, - пусть получше пишут!». Я что-то возразила, отбирая назад свою  рукопись. И дипломную работу  решилась писать у Алексеева-Попова.
   Завьялова потом утверждала, что при разговоре со мной нужно сначала запастись банкой валерьянки. А с ней    и трех  литров  бы не хватило! Всю жизнь я молча уходила от тех редакторов, которые занимались «вкусовщиной» вместо нормальной правки текста, искажая тем самым мой «рубленый», весьма своеобразный стиль.
Несмотря на большую кошку, которая между нами пробежала,  признаю, что Завьялова была украшением истфака,  настоящим ученым, знавшим средневековье как никто другой,  подлинным знатоком культуры. Доля  же  деспотизма  ученым дамам только к лицу.Простите меня , моя научная мама, за строптивость!                                                                                Ирина Крайнова
                                                                                                           (Продолжение следует)