Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

САРАТОВСКАЯ ФИЛАРМОНИЯ . В союзе тюза и ансамбля народной музыки



                     НЕ ЛЮБО - НЕ СЛУШАЙ …ЗНАЙ, ШАНЬГУ КУШАЙ
«В сказках не надо сдерживать себя — врать надо вовсю», — утверждает известный   северный писатель Степан Писахов. Фантазия бьет ключом в его сказках А вот  почти бывальщина. «Один заезжий спросил, с какого года я живу в Архангельске. Секрет не велик. Я сказал:– С 1879 года.– Скажите, сколько домов было раньше в Архангельске?– Раньше стоял один столб, на столбе доска с надписью: «Архангельск». Народ ютился кругом столба. Домов не было, о них и не знали.  Одни хвойными ветками прикрывались,другие в снег зарывались, зимой в звериные шкуры завёртывались. У меня был медведь . Утром я вытряхивал медведя из шкуры, сам залезал в шкуру. Тепло ходить в медвежьей шкуре, и мороз – дело постороннее. На ночь шкуру медведю отдавал…Можно было сказку сплести. А заезжий готов верить. Он попал в "дикий север". Так отвечал празднолюбопытствующему сказочник.  И оставил  он заезжего додумывать: каким был город без домов. А не любо – не слушай! Так     называлась его первая архангельская сказка. Потом другие подоспели…
Умелый художник, учившийся в Академии Штиглица в Петербурге, которого сам Репин заметил и позвал на этюды в Пенаты,  опытный путешественник в Заполярье,  Писахов  один из литераторов-архангелогородцев не подался в столицы , сжившись с  суровым  северным краем и его  долгой зимою, кромешной зимней  теменью,  с  народом работящим, на песни щедрым, на   добрую шутку   падким.
«Морожены сказки» Писахова схожи с народными присказками и прибаутками. Кто  не помнит , как  «ехала деревня мимо мужика»?
«…Вдруг из-под собаки
Лают ворота.
Он схватил дубинку,
Разрубил топор,
И по нашей кошке
Пробежал забор.
Крыши испугались,
Сели на ворон,
Лошадь погоняет
Мужика кнутом».

Так ведь настоящий оксюморон, ничуть  не хуже  английских лимериков.  И фантазия автора северных сказок тоже  безудержна, легко соединяет несоединимое.«Один из  излюбленных приёмов Писахова — материализация природных явлений (слова застывают льдинками на морозе, северное сияние дергают с неба и сушат т.д.). У  него видим в сказках вполне современные реалии: женщина требует от мужа, чтобы тот отправил её в город «
на короткой волне», в другой сказке медведь говорит по телефону».
Ансамбль народной музыки «БалаганЪ»  филармонии им. Шнитке создал целый спектакль по «Мороженым сказкам». Поставил , прочитал текст от автора   ,изобразил главного героя  Сеню Малину актер тюза Киселева Александр Степанов.  Универсальные артисты Александра Куриленко ему отлично подыграли, спели и станцевали.
«Ну как можно поставить Писахова?»- удивлялась знакомая. Очень даже хорошо, если, владея актерским мастерством,  подать многие сцены мимически и пластически. «Про наш Архангельский край столько всякой неправды да напраслины говорят, что придумал я сказать все, как есть у нас. Всю сущу правду, что ни скажу — все правда, - лихо зачинает рассказ Малина. - Запасливы старухи в вечных льдинах проруби делали… В стары годы девкам в придано первым делом вечну льдину давали, вторым делом — лисью шубу, чтобы было на чем да в чем за реку в гости ездить. Летом к нам много народу приезжат. Вот придут к ледянику да торговаться учнут, чтобы дал льдину получше, а взял бы по три копейки с человека».
Ансамбль «БалаганЪ», даром что певучий такой,  на фоне вечных льдов и   неба в чудесных сполохах затягивает песни, переходит к частушкам и припляскам. Блестят начищенной медью пузатые самовары  на авансцене.Степенный бородатый мужик, наигрывая,  то  и дело меняет музыкальные инструменты. Неподалеку и Малина расположился, деревянную лошадку  вырезает.Бабы и девки - кто  вышивает кто прядет, кто вышивкой занят. Никто без дела    вечером в  избе не сидит. Над ними  щепные птицы крылышками покачивают, от дуновения ветерка покручиваются. То Птица счастья, северная птица, архангельская , деревянная -   Поморский голубок, символ семейного счастья и благополучия.
Зима на экране занесла  избы чуть не  по самые крыши. Самое время сказки сказывать и протяжные песни запевать. «В морозны дни над Уймой морожены слова веселыми стайками перелетали от дома к дому да через улицу. Это наши хозяйки новостями перебрасывались. Бабам без новостей дня не прожить», - повествует  Малина.   Бабы у колодца что-то слишком быстро стали словами перекидываться – прямо футболят    другу другу. Так  до ругани  недалеко.  Сценка дана лишь  мимически,   выглядит  очень забавно.Или, вот   -веселый рассказ про двух кумушек,какая из них  чай из  чашки пила, причмокивая,  какая ,пыхтя и отдуваясь -  из блюдца. Тоже    вышла комическая пантомима. Очень понравилось зрителю   явление смешно одетого  Иноземца из заморских краев, который хотел наши песни с собой увезти.
Историй рассказали нам  много, а песен напели ,плясок показали еще больше.В «Балагане»  не только вокалисты и танцоры отменные  -  они все  и  артисты прирожденные. Порадовался бы сейчас архангелогородский мужичок   на рыбине верхом,  чья статуя северную улицу украшает!  Он Сеня  Малина и  есть.
                                                                                                                                                                Ирина Крайнова

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА . Тоже рассказала, ЧТО ДЕЛАТЬ



                                             ВИЛЮЙСКИЙ МЕЧТАТЕЛЬ

         «Произошла неловкая пауза. Не ожидавший такого ответа Винников растерянно проговорил:- Так, значит, отказываетесь, Николай Гаврилович?- Положительно отказываюсь, - просто и спокойно подтвердил Чернышевский».

Давно  доказано, что Николай Чернышевский не «звал Русь к топору», как утверждала советская историческая наука. И что действительно  был великим , без кавычек, мыслителем, хотя  другой человек, великий писатель, но  не мыслитель, 
и  посвятил ему главу-памфлет  в  своем романе «Дар». На  традиционных чтениях в музее-усадьбе Чернышевского слушала глубокие доклады профессора Адольфа Демченко, написавшего  научную биографию первого демократа, и пламенные речи  философа и  ученого Владимира Кантора,  издавшего  книгу с говорящим названием «Срубленное древо  жизни»,  и интересные  сообщения профессора Он Оя из Саппоро, который находит  полезные стороны  экономического учения  Чернышевского…для Японии (крестьянская община как основная ячейка  земледелия).
Солидарна с режиссером постановки по роману  «Что делать» в академдраме (  известный режиссер Игорь Коняев, поставивший у нас  в том числе , очень неординарно – «Женитьбу Фигаро», что было  непросто тогда  на фоне недавней,   с Андреем Мироновым) в оценке масштаба личности  первого демократа. Инсценировку  его  романа  написала завлит театра  имени Слонова Ольга Харитонова.
Было уже  несколько постановок  этого культового произведения в Саратове, о   чем рассказывает выставка в фойе театра.    Запомнилась тюзовская,  режиссера  с  ярким  сценическим почерком – Владимира Федосеева. Уже  тогда роман  нашего «Гаврилыча» мало  занимал умы  школьников, однако постановщик нашел острую форму подачи материала: спектакль-диспут . И  был Автор,  горячий участник дискуссии , играл его выдающийся российский актер Сергей Сосновский.
Драма пошла иным путем, следуя за сюжетной линией романа и описанием  многочисленных снов Веры Павловны.

Спектакль очень  густо населен.   Прежде всего  -  трио «положительно прекрасных людей». Прекрасны они  без кавычек. Строгая красавица Вера, одним своим видом усмиряющая  всех записных пошляков (Зоя Юдина), интеллигентный, обходительный Кирсанов (Денис Кузнецов) , добродушный, улыбчивый Лопухов (Александр Островной). Редким обаянием  и позитивом    напоминает героев  Александра Демьяненко.
Симпатичны  шутливые подтрунивания   друзей друг над другом, переживания Лопухова, полюбившего Веру по-настоящему. А вот когда "искра"  вспыхивает  в глазах Кирсанова ,  я  так и  не  заметила.
В первой части постановки  множество персонажей из «прошлого мира» . Корыстная мамаша  Верочки - Любовь Воробьева ,ее безвольный отец  -Андрей Степанов. Если первая фигура   страшновата в своем  неотступном желании вытащить дочь «из грязи в князи»,  робкий Павел Константинович и смешон, и жалок.  Чудесна сцена карточной игры  с сынишкой (обворожителен  Артем Аракелян). Малыш уже сейчас   умеет  надавать папаше «лещей» за проигрыш.
Более фарсовыми получились  мсье Сторешников с компанией (Максим Локтионов,Татьяна Родионова,Александр Каспаров, Игорь Игнатов).  Ловкий гусар ни минуту не стоит на
месте, перемещаясь «с цветка на цветок молодым стрекозлом»   -  «порхает,летает и мечется».  Жюли из-за  текстовых купюр  здесь  всего - лишь милое, говорливое существо. Танечка ( Татьяна Родионова),конечно, charmant, но  вспомним,  что француженка спасает Веру, рискуя собственным положением.  И находит  работниц  для  мастерской Веры Павловны.
Актеры драмы умеют  создавать маленькие шедевры   буквально из эпизодов. Вечная grande coquette - -маман   Сторешникова (Евгения Торгашова) -  с  огромными синими, полыхающими безумным огнем глазами.  Бессловесная Матрена с оттопыренным ухом и  тяжелым самоваром  на весу (Елена Блохина)  -   это уже целый танцевально-пластический этюд. Хороша  он и в рольке  жалостливой квартирной хозяйки.  Степенна пара Данилыч -Петровна  (Андрей Казаков - Светлана Москвина), не без  насмешки над «чудящими» господами.
Настасья Крюкова , скорей, тоже  женщина из прошлого.   «Новые  люди» помогли больной   счастливо  прожить последние годы. Обычно Александра Коваленко играет женщин , которые знают, чего   хотят .Здесь ее  героиня  скромна и  покорна судьбе.
Трудней всего показать «особенного человека». Максималист  Рахметов давно стал притчей в языцех. Он подается   ( Илья Ульянчев) с легкой долей иронии.  Не без  комизма показана  и   обильная кровью сцена "на гвоздях".Весь  облик персонажа – высокого, длинноволосого,в широкополой шляпе –   напоминает «Буревестника революции». Отрешенный от   «земных дел»,  тем не менее,  он отлично справляется с поручением Лопухова: подготовить Веру Павловну к  своему «воскресению».
Интрига,  придуманная  автором   в духе  авантюрного романа, содержит и  такой эффектный ход.     Здесь  он дан вскользь и не очень  понятен.
Изумительна работа  художника-постановщика  спектакля Юрия Наместникова.   Легкий, подвижный, совершенно  живой занавес: он   дышит, трепещет, вздымается  как бы сам  по себе. На  отдельных его  полотнищах  возникает  графичная простота Петербурга,      видятся манящие пейзажи будущего ( видеохудожники - Антон Андреев, Вячеслав Слугин). Наряды бесподобны.
Мебель прозрачна и невесома - застывший лед рассудочной мечты?..Мятежная, волнующая музыка Баха и Беллини, Бетховена и Моцарта  врывается в   нашу   эмоциональную память…
Да, много  хорошего, но и  просто  - много. Спектакль идет почти четыре часа. И если «положительно прекрасных героев» уравновешивают  сначала    люди «из другого теста»,  во втором действии их  практически нет, хорошее тут  борется с лучшим. Состязаются в благородстве Кирсанов с Лопуховым, не уступят    в  прекраснодушии другие герои...
«Ахиллесова пята» книги  - ее
«Сны», растянутые,  порой нудные. Очень  сложно  найти  им  адекватный театральный образ. И  временами фигуры на сцене   напоминают    колонну спортсменов-гимнастов   вкупе с артистами оперетты на первомайской демонстрации . Но  хотя бы  не выглядят ,  как «фаланстер в борделе», по ядовитому выражению Герцена.Лондонский изгнанник  чтил  главу русского демократического лагеря, предлагал издавать   за границей  закрывшийся "Современник", но,  сам блестящий стилист, не удержался-таки, съязвил …
Первый  "светлый" сон  Веры Павловны неизбито   вышел    у «Балаганчика», театра драмы, музыки и поэзии.Он  ставил роман Чернышевского в позапрошлом году. Девушка из Будущего ,тонкая и звонкая , в развевающемся пеплосе,    ниоткуда   являлась на балконе  родового гнезда НГ. То  ли девушка, то  ли  виденье. Режиссер и автор инсценировки Елена Смирнова ограничилась  первой частью книги, заострив внимание  на женском вопросе.  Вышло  увлекательно, динамично,  не поверхностно. За что    они получили три Золотых Арлекина на последнем областном фестивале.
...Возможно, будут какие-то сокращения в постановке академдрамы. Но в любом случае -  эта  целая эпопея, с мечтой о Прекрасном далеко, где все свободны, равны и равно счастливы. «Помечтаем о фаланге, живущей во дворце: 1800 душ — и все веселы! Музыка, флаги, сдобные пироги…" Чернышевский  симпатичен еще   и  тем, что сам горячо верил в свой «сон золотой».Он и  любимую жену,   ту еще 
grande coquette, поместил в свою утопическую страну, превратив  в "положительно прекрасную" даму.
"Если б завтра земли нашей путь/Осветить наше солнце забыло —/Завтра ж целый бы мир осветила/Мысль безумца какого-нибудь!" –писал неунывающий Беранже. А  что  обычно делают власть имущие   с мыслящими безумцами? 20 лет каторги и ссылки в студеный, гиблый Вилюйский край, отрезанный от мира   непролазными топями и дремучими чащами.И  потом, вдруг  -  моментальная переброска на знойный юг ,  где скорая смерть и   - скорое  забвение. Все   по плану...
Не вышло! Забвения  не получилось.  Даже ярый  противник  Чернышеского Набоков замечал: « его книга оттянула и собрала в себе весь жар его личности». Я  недаром начала  отрывком из хроники его жизни. Отказался просить  у царя   помилование. У  старого  и  у другого - нового. Ни у кого никогда ничего не просил…
. Хорошо бы «жар» этой личности – в письмах, дневниках ,  в документах  о нем -   показать  когда-нибудь   и на сцене.
                    Ирина Крайнова,  обозреватель по Саратовской области в Российском театральном журнале «Страстной бульвар»

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . И снова Грёнхольм



                  МЕТОД ПОТРОШЕНИЯ НОМЕР РАЗ
«Поздравляем! Вы приглашены  на собеседование!», - сообщает программка спектакля.
Собеседование проводится в тюзе Киселева, кандидатами выступают артисты театра. Вместо перечня действующих лиц – сведения  о кандидатах на пост. Место   коммерческого директора крупнейшей мировой фирмы одно,  а претендентов  четверо.Они уже прошли два круга, когда ради перспективной и денежной  должности из  них вытряхивали душу. Но решающий – последний тур,  где всю твою личную  жизнь просто выворачивают наизнанку.
Пьеса каталонца Жорди Гальсерана “Метод Гронхольма”  создана еще   в 1964 году.А  тема ее самая острая до сих пор. “Смешная пьеса о страшном”, - как пишет   переводчица «Метода» Наталья Ванханен.Стоит привести ее блистательное предисловие к переводу.
«У пьесы счастливая судьба… за несколько лет обошла не только Европу - мир. Переведена на многие языки, в Испании по ней поставлен фильм… Скорее, скорее, не отвлекаясь, вперед! Только бы узнать, чем кончится, кто на самом деле… Убийца? А вот и нет. Убийства-то как раз тут и не случилось. Ну хотя бы в прямом смысле. А в фигуральном - так просто море крови, психологическая бойня… Каталонский драматург Жорди Гальсеран чем-то сродни и американцу Эдварду Олби, и "сердитым молодым людям", хулиганистым англичанам пятидесятых, вроде Джона Осборна, поставившим под сомнение великое достижение европейской цивилизации - прогресс. Какую цену можно заплатить за удобства? Стоит ли ее платить? Что остается от человека, карабкающегося вверх по отвесной стене карьеры? А от тех, кто больно и с удовольствием бьет его по рукам, предвкушая, как он свалится и разобьется?... Неужели люди, живущие среди изобилия и многочисленных удовольствий, свободные, в сущности, люди, могут так выхолостить душу, опошлиться и озвереть?
Да, оказывается, могут. Могут еще и не так… Об этом пьеса Гальсерана….Сатира на дивный новейший мир. Как-то не удивляешься, что в его переводе…идет в Испании гоголевский "Ревизор".
Весной мы видели дипломной спектакль «Метод Гренхольма», поставленный  тогдашним главным  режиссером  тюза Киселева Алексеем Логачевым  со студентами мастерской заслуженного артиста России Игоря Баголея. Пьеса Галсерана о невидимых драмах офисного мира, выжигающих дотла жизнь клерков,    одна из самых идущих на сценах  наших театров.  И спектакль  дипломников мы смотрели  увлеченно, без  скидок  на неопытность  начинающих артистов. Я  так совсем забыла о спектакле с  их именитыми коллегами в Театре наций. После Достоевского с его темой игры это был   удачный прыжок  выпускников в современную среду, где игра обретает более жестокие очертания.
После окончания курса постановку не списали, как обычно, а решили перепоставить с взрослыми актерами. Заняты  два состава , только  «реальный кандидат» один – Алексей Кривега, отлично показывающий импульсивного ,решившего биться до конца претендента. Безработному терять  нечего.С  ним вместе играли Антон Щедрин,Евгений Сафонов,Виктория Самохина. Энрике  - Щедрин сумел рассмешить зал   уже простым вопросом, на чем кто приехал. И продолжал  мастерски разыгрывать незадачливого толстячка. Мерседес –Самохина  умело обнаруживала   дочернюю чёрствость и вообще качества «каменной бабы».Смешанные чувства вызвал у зала Карлос (Сафонову досталась непростая роль).
За стеклами аквариума  плавали  себе мирные рыбки (художник – Ольга Колесникова). Сюжет делал такие крутые виражи -   сразу  и не вспомнишь, что  там дальше. Ведь  никого здесь  не убили, не ограбили,  не обокрали…  Крадут самое  потаенное – частную жизнь человека, выволакивают  из шкафов все скелеты до единого.Лжецы, как выяснилось,  все четверо.Фернандо они  как будто «раскусили»: «Мы не ищем хорошего человека, который бы казался сукиным сыном». Но  с ролью «негодяя»    он справился . Недаром начинает колебаться  не расположенная к нему  Мерседес.
Черная комната к концу спектакля  - как тупик,холодный и жуткий , из которого нет выхода. Возьмут ли в конце концов Фернандо, который , получив отказ, не сплоховал, а  тут же переключился на другой вариант? Какая разница? Акулы, они всегда на плаву. Не там, так здесь.Легко, увлекательно и очень смешно  о самом страшном -  потере человеческого в человеке. На  это надо ходить. Вечная  тема - в  современной,  ироничной, удобоваримой для молодежи упаковке.
                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова

ЛЮДИ ИСКУССТВА. Память

                                              Инга, стихи.jpg
               
                           НАШИ ПАВШИЕ
КАК
ЧАСОВЫЕ...

«Наши мёртвые нас не оставят в беде»Они и есть павшие. Павшие в борьбе с новой, страшной проказой, поразившей человечество, или  - со старой, как мир, но  все растущей ужасной болезнью. Ночью  мне приснился Коля Титов. И я поняла, что надо писать, хотя прошло  достаточно времени.
Когда  узнала, что недуг все же одолел его, я была далеко отсюда, в моем распоряжении был  только телефон с неожиданно исчезающим  Интернетом. Я написала и… текст тут же пропал…Помню Колю невероятным красавцем в окружении девушек- фотомоделей. Тогда  он напоминал актера Бориса Хмельницкого.Постепенно  становился похожим на Петра Мамонова. Насмешливый, беспощадный в суждениях, как-то и со мной  он сыграл своеобразную  шутку. Мы возвращались на автобусе из области, с Российского театрального фестиваля.Была уже поздняя ночь. Сказав строгим учительским голосом, что пассажирам  на первом сидении  нужно обязательно  «пристегнуть ремни», он  привязал меня к сидению и как ребенок радовался тому, что я никак   не могу расстегнуть старый тугой  ремень. Чуть  не проехала свою улицу и ужасно  тогда рассердилась.
Странно, но после этой истории  мы стали приятелями. Коля был  великолепный фотограф,как никто чувствующий кадр. Работал на серьезные московские издания. И какие шикарные кадры сделал он с чемпионата мира по футболу!  Отлично разбирался в искусстве, любил живопись, ценил и понимал театр. Мы обменивались на лету мнениями об увиденном,   они часто совпадали.
Болезнь настигла его неожиданно, и его  ежедневные отчеты в фейсе – о приступах лихорадки,  о кризах, о  вызовах скорой читать было невыносимо тяжело.    Не читала все – было страшно и больно  за  этого  сильного, ироничного мужчину, так тяжко уходившего. То был репортаж с петлей на шее,и тоже своего рода  поступок. Человек публичной профессии,  он остался публичным  до конца.Не  знаю, как кому, а меня очень  не хватает  бесшумных появлений Николая Титова  на вернисажах и сдачах, его насмешливой улыбки, острых реплик. Прости, друг, что  не смогла  написать два месяца назад…
С прошлого лета   ушли еще много   друзей, знакомых, талантливых людей. Вспомню хотя бы   имена… Коля Бунин – скульптор, человек добрый и заботливый по отношению к семье, друзьям, ко всем художникам, которые ютились с ним в гибнущем здании мастерских на Советской. Часто бывал в нашем литературно-художественном салоне.Я знала, что Коля больше , чем его  памятники. В пластилине и гипсе в мастерской  его герои были легки, стройны, устремлены к небу. Заказчики часто  заставляли приземлять и утяжелять их.Про Мишу Муллина мы недавно вспоминали.Миша был философ, и ,встретив тебя случайно на улице, озаренный новой идеей, мог часами ее тебе излагать.
Удивительный художник Сергей Кондратьев.Актёр и МАСТЕР слова Виктор Кульченко. Главный одесский краевед, балагур и весельчак ОЛЕГ ГУБАРЬ. Его «седативчики на ночь» помогали нам жить и держаться...
Незаживающая моя рана – Слава Шалункин.Человек-свет. Как-то в маршрутке случайно разговорилась с женщиной, которая оказалась его сестрой и говорила о нем с той  же теплотой и нежностью, с какой  он потом  рассказывал мне  о ней. А понедельное их  дежурство у больной тети?..Ушла моя подруга Светочка Коваль –очень ценный специалист, архитектор,   женщина редкой доброты и обаяния.Она была первым слушателем моих книг – а  слушать Света умела.Когда погиб ее сын, взяла на себя внучку, вырастила ее, растила и  правнуков.
В Москве не стало Инги Мысовской – актрисы, обладавшей  поистине вулканическим темпераментом.Одинаково хороша она  была  на сцене  театра и на литературных чтениях. Я приходила к ней  домой,и после обязательного угощения Инга часами читала наизусть Цветаеву, Евтушенко, Пастернака, Есенина… Пела неповторимо  звенящим голосом про гроздья душистые…Маргарита Ликомидова – блистательный хореограф (сколько я писала о ее замечательной «Дружбе»!)
Все они ушли за один год.А еще Татьяна Лисина – поэт и журналист, Андрей Наймушин – создатель «Волшебного фонаря», знаток кино ( помню его ведущим  в «Диалоге»), Роман Арбитман – писатель и критик,Елена  Слухаева – искусствовед, создатель лучших выставок в Радищевском, Дмитрий Черных –чудный актер…
И Кирилл Разлогов –  блестящий киновед,  и Борис Плотников -  изумительный  театральный и киноактер,  и друг Задорнова и Филатова Владимир Качан , так пленительно  певший, и Владимир Меньшов – режиссер «народного кино», и Нина Шацкая- любимая женщина Леонида Филатова. Гафт, Джигарханян, Виктюк…У каждого свой список потерь,  уже  они оплаканы  семьей. И надо не плакать ,а   помнить, что  они жили  на этой земле, любили  это небо и эти облака,  немало  успели, прежде чем ушли: написать, вылепить, исполнить, сыграть, спеть,поставить.  Или -  вырастить хороших людей. Что  тоже немало. Спасибо, дорогие!..
                                                                                                                                                                                   Ирина Крайнова

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . Сезон открыли с новым режиссером

                                     

                               ЗАГАДКИ БЕЗ ОТГАДКИ
Наш тюз, наконец, обрел творческого руководителя.
Это Георгий Теймуразович Цнобиладзе , ученик великого режиссера и педагога Льва  Абрамовича Додина. Окончил курс в 2007 году вместе с Елизаветой Боярской, Данилой Козловским,  целым рядом  будущих известных режиссеров ( как Дмитрий Волкострелов).Три  года Георгий работал актером в МДТ. Но поскольку  курс у них  актерско-режиссерский,   легко переходит в режиссуру.Начинал в лаборатории молодых режиссеров ON.Театр. А дальше   были Курган и  Тольятти, Прокопьевск и  Абакан, Южно-Сахалинск и  Улан-Удэ, Владикавказ и  Казань, Свияжск и  Лысьва, Кемерово и  Севастополь, Кинешма и  Вольск, Альметьевск и  Омск, Екатеринбург и  Набережные Челны, Милан Эскизы пьес   на лабораториях и постановки  законченных спектаклей. Про Георгия пишут, что  он «способен работать с любыми актерами, независимо от их возраста, опыта, степени таланта. При этом ему удается в короткий срок создать цельное произведение, не прикрывая артистов режиссерскими приспособлениями, а умудряясь через них рассказать внятную человеческую историю с неожиданными – парадоксальными и остроумными – психологическими ходами и нюансами». Победитель в номинации Лучший спектакль петербургской ежегодной  лаборатории ON.ТЕАТР,  участник всероссийских режиссерских лабораторий театра Наций.  Включён в список 5 лучших молодых режиссёров Москвы и Санкт-Петербуга по версии журнала TimeOut
Мы увидели  эскиз режиссера Цнобиладзе «Пиковую даму» пять  лет назад, на  тюзовской лаборатории «Четвертая высота». Это было очень интересно.
«Зрители на сцене.  Игральный стол крутится на маленьком поворотном круге, повторяя вечный круговорот: жизнь, молодость, надежды, разочарования, старость. Начинает двигаться и  наш большой круг, мимо  нас проезжает кресло старой графини, ширма, за которой ее приуготовляют к балу. Вот и она сама, не такая уж дряхлая и из ума не выжившая…В ее графине много еще плотной материи жизни, силен командный окрик, насмешлив глаз. В доме  старой картежницы в азартные игры режутся даже слуги. Лиза,милая бледная барышня, читает своей благодетельнице… ее же собственную историю - карточный парижский роман, предвосхищая дальнейшие события. Наш герой Германн с нервным смуглым лицом и тонким орлиным носом сильно напоминает тех молодых людей, которые верят в  большие выигрыши по мобильному телефону, в телевизионных играх, в подпольных казино… Символически показаны похороны старухи: она исчезает в сценическом люке, с ней хоронят ее век  -вниз летят старые стулья,  выцветшие кресла, остановившиеся часы…Режиссер обыгрывает пушкинскую фразу, что « в то время дамы играли в фараон».  Правда, дамы, скорей, легкого поведения, но  вся сцена у Чекалинского решена стремительно и изящно. Скрытые страсти расчетливого немца вспыхнут на третий день, когда пиковая дама усмехнется ему из-за спин игроков. Тут и дамы провалятся в люки (уж не в преисподнюю ли?), а поворотные круги  станут вращаться навстречу друг другу, как жернова, перемалывающие человеческие надежды, тщания, сами жизни. Мы сидим у самого  края круга и опасливо подбираем ноги. Театральный эффект финала усиливается личными неприятными ощущениями».
Теперь режиссер довел эскиз до законченного спектакля.В тюзе прошла премьера.  Отчего я так подробно вспоминаю  давнишний набросок, сделанный всего-то  за три-четыре репетиции?  Да  театр  - такая тонкая, неуловимая материя , что легкий набросок, impression , при всей его видимой хрупкости, сшитый «на скорую нитку», порой выглядит  убедительнее, в нем больше театрального воздуха, чем в  постановке , которая создавалась долгими репетициями. Так случилось когда-то и  с «Королевой красоты» МакДонаха в тюзе, и  с «Женщиной из прошлого» Шиммельпфеннига в драме.
«Пиковая дама»- вещь коварная,  и  лишь с виду совершенный пустячок, почти анекдот.  Хоть  это давно клишировано ( подумаешь, секрет Полишинеля – тройка- семерка- туз)…есть загадка в самом сочетании верхней, нижней и «средней» карты,  чудится в них манящая тайна, желанная, так и не открывшаяся ни азартному игроку Александру Пушкину, спускавшему  за столом целые имения, ни кому  другому  из смертных. И когда зрителей сейчас  вернули назад в зал,  перестал играть свою роль  большой круг,  и  растянулись сцены похорон Графини и игры у  Чекалинского (дамы, которых там и быть  не должно, пересмеиваются и шумят  точно так же ,как распустившиеся  барские девки,  они  их тоже играют), и куда-то делась насмешливая властность Старухи,а эффектное освещение  сцены  не оставило  полутонов,   а  артисты наподдали комикования...  незаметно  ушла и   тайна.
Великолепна сценография Александра Храмцова, графичная и стильная, безукоризненна пластика актеров. Текст донесен бережно, но лаконично. Натянут струной и устремлен к одной  цели  Германн (Артем Яксанов), горда и несчастна Лиза (Эльвира Иртуганова), опытен и хитроумен Чекалинский ( Антон Щедрин).Все  вместе, все в ансамбле. Вариант с Лизой, удачно вышедшей замуж  и вознамерившейся  отыграться  на других, сидючи  в  кресле Графини, оригинален.Ну а  Пиковая дама, настоящая, не сценическая, в финале  взяла, да  и ехидно «прищурилась и усмехнулась». Не  только Германну. Нам всем.Бывает!..
«Способность жить в искусстве предельно честно и бескомпромиссно, выставлять самим себе счет более строгий, чем может выставить критик, докапываться до глубинных смыслов в каждой мелочи и отвечать за каждый сделанный шаг»,  - эти черты приписывают ученикам Льва Додина. Режиссер  на пресс-конференции озвучил   большие и  смелые  планы.  Мы многое ждем  от него.
                                                                                                                                                                                   Ирина Крайнова

МОСКВА И ОКРЕСТНОСТИ.Два набега


           
                              ДВА-ФОМЕНКИ-ДВА

Не так далеко  обитала я от Москвы, но  ее накрыла третья волна короны .
Выбралась за лето туда всего два раза: один музей, два спектакля,один японский ресторанчик.Музей мой любимый – АЗ, Анатолия Зверева.С тех  пор, как увидела  впервые портреты, написанные один росчерком гениального в своей легкости пера, люблю его всякого – раннего, позднего, «гламурного», по выражению  искусствоведов,  - в последние годы, когда иные женские портреты напоминали опусы небезызвестного Цветика («ротик поменьше, глазки- кудряшки побольше»). Но  это же Зверев, все его модели  и  правда,  прекрасны!
 Сейчас проходила выставка  «Лики/Лица/ Морды». Как говорит пресс-релиз, «Варвары предпочитали изображать Морды — и веселей, и чтобы силы враждебные отпугнуть. Христиане взялись за Лики - ведь главным предметом изображения стали сцены из Ветхого и Нового Заветов. В эпоху Возрождения …в изображениях ликов святых стали проступать черты современников и соседей творцов…Но грянул век двадцатый. И столкнулись в нем и Лики, и Лица, и Морды…В стенах нашего музея Лики, Лица и Морды посмотрят в глаза друг другу и зрителям в XXI веке». Более 70 работ шестидесятников и современных авторов: Анатолия Зверева, Дмитрия Краснопевцева, Дмитрия Плавинского, Владимира Янкилевского и др. в небольших зальчиках.Шествующие «наполеончики» Кропивницкого, женщины «сурового стиля» Лубенникова, «карточные расклады» картин Немухина, сюрреалистичные фантазии Шемякина до  эмиграции. И конечно,сам АЗ, со своими прелестными   дамами и бесконечными автопортретами…
Ресторанчик выбирала  Галочка,  ведущая наша японистка ,переводчица, знаток японской кухни. Сделав заказ, она примирила меня с  традиционным супом мисо. И я поняла, что теперь всегда буду его заказывать. Суси не поразили воображение. Зато тэмпура ( рыба, морепродукты и овощи в кляре, обжаренные во фритюре), излюбленное мое  блюдо с тех  пор , когда его приготовила для нас японская вокалистка, была великолепна. К тому же -  с тигровыми креветками.Галина Дуткина , лауреат солидных литературных конкурсов, издала книгу  в стиле мистического реализма «Черное солнце» и привезла ее в подарок.О книге напишу отдельно.
Театр  оба раза был самый-самый – Мастерская Петра Фоменко. В Фейсе я подружилась с Людмилой Фатеевой-Ребиковой,  ученицей Александра Дзекуна, бывшей ведущей актрисой нашей драмы, живущей  нынче в Подмосковье. Однокашник Людмилы Виталий Метлин (незабвенный Иван Бездомный  в  блистательной  саратовской инсценировке  «Мастера и Маргариты») теперь  актер театра Фоменко. Дружит очаровательная Людочка и с другими  фоменками из нашего  города,  вообще с «саратовской театральной мафией в столице», как  называл их Олег Табаков.Недавно Виталий перенес тяжелый ковид, и  лишь вмешательство Евгения Миронова помогло перевести его в лучшую  (по лечению короны) больницу Москвы.
Благодаря «нашим людям» я  попала  на  «Тополя» по  малоизвестной прозе Александра Вампилова.Спектакль-кинофильм , как нарекли его  режиссеры,  выстроен, как картина 60-х годов, с активно работающим экраном,  со многими эпизодическими лицами, которые появляются  на белом полотне ( а «лица-то» какие: Евгений Каменькович,Евгений Цыганов,Олег Любимов, Кирилл Пирогов, Иван Верховых…). С какой-то  «опрокинутостью» в те времена и неизбежной щемящей ноткой. О чем, они, «Тополя»? О Несбывшемся и потому  -Несбыточном. «Я видел ее только раз. Может, потому, я люблю ее всю жизнь»…
  Вторым спектаклем у фоменок  была «Египетская марка» по метафоричной прозе Мандельштама.Прочла только сейчас и  заболела ее  парадоксальностью и  невыразимой образностью.
«Жил в Петербурге человечек в лакированных туфлях, презираемый швейцарами и женщинами. Звали его Парнок. Ранней весной он выбегал на улицу и топал по непросохшим тротуарам овечьими копытцами.Ему хотелось поступить драгоманом в министерство иностранных дел, уговорить Грецию на какой-нибудь рискованный шаг и написать меморандум…». Это так хорошо,что  ни на что  непохоже. Это не заменяют  даже стихи поэта, и самые образные.А они обильно   звучат.Это надо читать и читать, как стихи, за сценой или со сцены.Вот какую  сценическую рифму можно подобрать  таким строкам: «А парикмахер, держа над головой Парнока пирамидальную фиоль с пиксафоном, лил прямо на макушку, облысевшую в концертах Скрябина, холодную коричневую жижу, ляпал прямо на темя ледяным миром…»? Да никакую.Режиссер Дмитрий Рудков идет своим путем. Его зримые метафоры  по-своему  сопрягаются с текстом. Через всю сцену ( которой нет – это Старая сцена театра) тянется   «вещественная ось» : сосуды разных форм и размеров, отжившая свое кофемолка,чугунный утюг, перевернутое ведро…За ними, на заднике-  костюмы, рубахи и платья,  то обретающие владельцев, то снова бестелесные и недвижимые.  А все вместе  - как неожиданная и точная цитата из «Египетской марки»: «Семья моя, я предлагаю тебе герб: стакан с кипяченой водой. В резиновом привкусе петербургской отварной воды я пью неудавшееся домашнее бессмертие. Центробежная сила времени разметала наши венские стулья и голландские тарелки с синими цветочками». В собранных с бору по сосенке  бокалах и прочем скарбе, выставленном с тщанием уличного  торговца «с земли»  – осколки времени, разбитого вдребезги злой чужой силой.Странная, ломаная  пластика героев полностью ложится  на линию  постановки «без завязки и развязки»  (педагог по танцу Олег Глушков).…В Москве  была тогда  невиданная парилка ,  рядом с театром чудом сохранился «дикий кусочек» берега. И я , в ожидании семи часов, что-то постелив ,уселась прямо   в траву .Впереди, у самой  кромки воды  мужчина  отдыхал вообще в плавках. Центр- центр: Кутузовский проспект, Сити через речку напротив.Но что поделаешь –ЖАРА…
                                                                                                                                                                  Ирина Крайнова, фото с сайта

МОСКВА И ОКРЕСТНОСТИ. От бюрократии нет нам спасенья




                   НЕМНОГО О ПЕЧКИНЫХ И АЙБОЛИТАХ
Нотариус предложил составить доверенность на сто лет вперед.
 Для смеха можно бы сделать  ее на 99 лет.Но слишком тогда я была зла  на Почту России. Много, ох, много в Российской земле бюрократов.!.. Есть  среди них рекордсмены.Но по порядку.
Мой рассказ о мамином военном детстве стал лауреатом Международного конкурса «Они шагнули в зарево войны». Послала его еще на один – конкурс Международного союза русскоязычных писателей «Дорогами войны», поскольку там предполагалась серьезная публикация. Рассказ вошел в шортлист финалистов конкурса, и мне предложили издать   его в солидном сборнике. Не бескорыстно, естественно. Озвучили цену одной страницы, весьма умеренную, кстати.  Я думала, что речь идет о печатном листе, как обычно в книгах.Оказывается  - все в формате А4.А страничек  в  таком формате у меня набралось прилично.Но- твердая обложка, мелованная бумага, московское издательство…И- маме память. Согласилась…
Не успели  подвести итоги конкурса, как книга была готова-    уже в мае. Такой прыти  я от  них   не ожидала и, уезжая из Саратова почти  на 4 месяца, опрометчиво дала свой домашний адрес.А мне  уже отправляют готовый сборник и отслеживают его передвижение. «Ничего!» - подбодрила я  себя я. Бандероль-  не какая-нибудь там  ценность, просто книжка (  которой вообще цену не проставили, т.к. нужна она   только самим авторам) . Эка важность - сестра получит, вооружившись моим заграничным  паспортом! На худой конец, доверенность  ей напишу и пошлю онлайн.
Хорошо, я позвонила в  справочную Почты России. Ни на  чужой паспорт, ни  на какой другой документ мою  бесценную бандероль  никому  не выдадут (помните золотое правило почтальона Печкина: «Принес посылку для вашего мальчика.Но я вам ее  не  отдам – у вас документов нету!») Я  еще должна написать заявление на начальника местной почты, причем   не онлайн.Придется с утра пораньше из нашего загорода ехать  на такси в маленький провинциальный  Дмитров, ловить  начальника почты и что-то   сним подписывать!..
Дождливым  утром перемещаться мне захотелось еще меньше.И застану ли я на месте того начальника, одного на весь городок? Снова звоню в ПР. И получаю уже другую информацию от диспетчера: начальник почты не имеет право  делать переадресацию. Или пишите  заявление в  Саратовское почтовое отделение, чтобы переслали книжку в Дмитров( !!! -а интересно, сколько бы я ждала  и где  потом искала после ее скитаний по российским дорогам?), или берите доверенность у нотариуса: онлайн-заявления «не работают». И  это при  том, что я знаю  и номер своего отправления и того, кто послал, и  отслеживаю его каждую минуту. Совсем недавно я и  сестра, получили дорогую косметику по другой линии доставки. С нас даже паспорта  не спросили ,только номер отправления!
А ПР бдит, мимо  нее  комар не пролетит.Когда я, наконец,  дождалась своей очереди у нотариуса, она окинула меня сочувственным взглядом, назвала довольно  большую цену и  серьезно спросила, на сколько лет писать  мне доверенность? Можно и  на сто. Я выбрала более скромную цифру -5 лет. И нам   на гербовой бумаге, со всеми штампами  и  водяными знаками прописали, что отныне моя сестра имеет право получать все-все  мои бандероли, посылки, ценные и бесценные письма. Ну, не курам на смех?
Вы думаете, это  уже все? Тогда вы  слишком хорошо вы о ПР, которая давно уже стала постоянной темой фоельетонов и юморесок.Доверенность надо отправить в Саратов, да так, чтобы она успела перехватить мою бандероль, которую полагается хранить  только 10  дней. Иначе ее вернут  назад  в Москву,и сказка про белого бычка  и почтальона Печкина  будет продолжена.Я заплатила  еще, чтобы курьеры за три дня ( считая выходные) доставили мою ценную бумагу домой.Но выходные ПР не посчитала,  и  курьеры везли письмо  не три ,а семь дней. И когда я была на одних нервах, бесценную уже   для меня бумагу они сестре пригнали.И  книжка , не простая, а прямо золотая, судя по вложенным  средствам и нервным клеткам, оказалась у нас.  Шрифт мог быть помельче,  да и «цветности» поменьше. Но дело не в цене вопроса…
Хвала ПР, ее бдительному и неусыпному оку! Неповторимому, но, к счастью, не единственному поставщику ценной корреспонденции. Хай живут соби Печкины! НО прежде чем   что-нибудь отправлять с нашим почти монополистом, я теперь очень и очень  подумаю…
Были и медицинские проблемы у  нашего дачного поселка.Вроде бы, вплотную примыкаем к городу. Но  терапевта  надо вызывать за двое суток. Детскую скорую  пришлось ждать… 10 часов.Она  обслуживает сразу несколько районов ,   измученные айболиты  сутками колесят по  разбитым  сельским дорогам.Поэтому, когда я чегой-то  подхватила в Москве - в музее,метро, театре, ресторане или электричке( ненужное зачеркни), дети сразу  отправили меня в Заречье (   это уже сразу за МКАДом) и изолировали ото всех.Я бодро рапортовала врачу об всех прививках и нужных антителах, температура упала, кашель был небольшой и сухой. Мне поставили острый трахеит – и все успокоились.На другой день вдруг пропало обоняние( и обаяние тож) – различала  почему-то только уксус;  развилось отвращение к еде и несвойственная мне депрессия.Через неделю  все прошло, даже кашель закончился, меня возвернули  из изгнания.
И тут новое ОРЗ, с сильным насморком и кашлем,  привезла внучка, свалив почти все семейство.Как и следовало  ожидать,  закончила я  бронхитом, для меня вообще характерным.Теперь в Дмитров  ездила как на работу – послушаться, сдать кровь, мазки, сделать рентген…Удивительное рядом: ни анализы, ни мазки, ни снимок следы коварной ковидлы  во мне не обнаружили. Так был ли мальчик? Вопросссс…

И какой счастье было  снова различать запахи, даже если самый первый, который  почувствовала, был  приятный амбре  испорченной в мое отсутствие  у инка в холодильнике рыбы. Но  - всюду жизнь!)))
                                                                                                                                                                              Ирина Крайнова

ТЮЗ КИСЕЛЕВА.Логачев ставит "классную классику"



                    ПОТОМУШТА ВОЛОДЯ
«Сейчас рыцари на земле повывелись. Но в далекие времена, когда на высоких горах стояли каменные замки, когда в темных дубравах водились буйные разбойники, а ученые-астрономы носили остроконечные колпаки с серебряными звездами, рыцарей было видимо-невидимо. Громыхая латами, как пустыми умывальниками, они съезжались в чистом поле, раскидывали шатры и устраивали турниры». (Владислав Крапивин, "Оруженосец Кашка")
Весной 1960 года в журнале «
Уральский следопыт» вышел первый рассказ Владислава Крапивина. Начинающий писатель испытал влияние Константина Паустовского. Занимался в секции детской литературы  Льва Кассиля.Написал рекордное количество повестей и романов .   Уже при жизни объявлен детским  классиком. Есть литературная  премия Крапивина,  посвященный ему  музей. «Оруженосец Кашка» быа его первой книгой.
…Пионерские костры, пионерские хоры, море пионерских галстуков, линейки и сборы,   массивный бюст Ленина в пионерской…Разве это кому-нибудь интересно, кроме старичков, упорно повернутых «назад, в СССР»? И написана  повесть очень  давно – в 1965 году. И тема   там как будто  совсем  не актуальная  - о  детской дружбе. Почему режиссер значительный, сильный, ученик Каменьковича и Крымова, знающий толк в постмодернизме и новейших театральных течениях, начинавший  работу  с  тюзом Киселева с экспериментов ,ставит спектакль  по классике советской литературы?  Инсценировка повести у Алексея Логачева, как всегда, своя, очень подробная .
Ответ заключается в самом вопросе. Как значительному режиссеру, Логачеву интересны глубинные психологические переживания героя - даже в самом маленьком малыше , будущем человеке. А Аркашка Голубев (Кашка) переживает настоящую душевную  драму – тяжелая болезнь отца, отъезд родителей, «чужая» суровая бабушка, неудачные попытки  заработать деньги, месть шпаны, которая есть в любом городе или  поселке.
Не  у всех  имеется коммерческая жилка (по статистике –  всего у 5-6 процентов населения ), и Кашка, собрав лучшие ягоды в  заповедных  местах, отдает их  проезжающим командировочным и морякам  «за так», нарушая  тем самым стройную систему мировой торговли, сложившейся на  станции. Что, конечно, очень  не  нравится местной шпане.

Крапивин – писатель особой  мужской романтики, сродни   той, что воспевал Дюма-отец. Недаром едва ли не самая читаемая его повесть – «Мальчик  со шпагой». В «Оруженосце» романтическое начало олицетворяет герой Евгения Сафонова  Володя Новоселов  -  меткий стрелок, смелый,сильный,симпатичный парнишка, между прочим - любимец  девочек. Для робкого, неумелого, нескладного Кашки (Ольга Самохина) он просто  недоступный идеал.
Логачев  умеет  неспешно разобрать историю главных героев, показать их встречу , противостояние,столкновение.
Володя, лучший стрелок  лагеря, отбивается , как может, от   нескладного оруженосца Кашки.Называет "инфузорией" и  пробует  поменять на …десять  лучших наконечников  для стрел «в придачу». Кашка Самохиной -  бледный, с торчащими коленками, опущенными плечами, виновато втянутой   головой в плечи ( актриса играет , нет живет на сцене в лучших традициях  тюзовских травести). И  этот же  самый Кашка хватает  большую дубину, пытаясь спасти своего рыцаря от собаки.
В его беззащитности, открытости миру  - его слабость и его сила. И Рыцарь Фиолетовых Стрел принимает ,в конце концов,   своего  оруженосца. А Кашка , безмерно счастливый , пишет  домой о своем новом друге .Описание  короткое  и очень энергичное: «Потомушта Володя».И сразу  все понятно.
« Ради этого надо было ставить спектакль?» - удивлялся один   мой знакомый.Да,   именно ради этого. Вечные ценности еще никто  не отменял. Если наши дети узнают, увидят  - что настоящая, искренняя  мужская дружба(  не деловая, не "корпоративная") , существует – пусть хоть   на страницах книг , которые  они уже вряд ли прочтут, на сцене детских  театров … им   будет   легче жить.
Логачев не был бы глубоким режиссером, если  бы   не продумал интересный  фон спектакля, не проработал образы вообще всех героев. У него не бывает случайных распределений.Кроме чудесной пары Сафонов-Самохина мы видим множество действующих лиц: гордая амазонка Райка, которая так и не выдаст свою тайную любовь (Эльвира Иртуганова),ее  ловкая помощница Светка (Надежда Червонная),мудрый вожатый старшего отряда Сергей (Александр Андрюшенко), который  придумал перевести стихийную   лагерную «волну» - метание стрел - в русло настоящего рыцарского турнира.  Вовсе  не мудрая старшая вожатая  (характерная здесь Жанна Волошина).  Добродушная «наседка», хлопочущая  над своими цыплятками – вожатая младшего отряда (Дарья Сосновская). Запоминаются   и совсем эпизодические лица:  очень веселые и очень занятые мама и папа Володи (Елена Краснова и Алексей  Ротачков).Смешная и своевольная девочка Надя  (Ирина Протасова), медленно оттаивающая «чужая бабушка» (Виктория Самохина).
Лагерь как лагерь. Где «купаться нельзя – утонешь ,загорать  нельзя – сгоришь,в лес нельзя  -заблудишься»…и т.п .  Где  перестраховываются   директор со старшей вожатой  - «как бы  чего не вышло». И где стрелы летят уже в самих воспитателей. Но ,повернув   ребячьи стрелы «в нужную сторону»,  они получают  незабываемую игру -  великий рыцарский турнир , в которые втянуты все,  от мала  до велика. И та  же Ольга Ивановна в финале ( Ольга Кутина)  с удовольствием вспоминает  последнюю "волну"  лагерной смены – лучную.
Сценическое  оформление  придумано художницей Ольгой Колесниковой с легкой ностальгией по нашему пионерскому детству под звуки горна и чеканный отрядный  шаг . Пионерского горна раздобыть  не удалось, но труба звучит   очень   даже призывно.
Небо голубое-голубое, и плывут куда-то облака ... это начало  истории. Простые,защитного цвета палатки с  полотнищами  рыцарских  стягов под  ночным небом потом,  угловатые готические строки объявлений ,  то и дело возникающие на  светлом  "экране" занавеса, когда все здесь  превратилось в рыцарский орден.
«И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди…» Не надо нервничать, не с капиталом  мировым идет тут   бой ,  и без него в жизни   достаточно негатива: трусость, подлость,насилие по  отношение к слабому. С чем и  боролся всю жизнь Рыцарь  мальчишеской мечты Крапивин. Писатель знал, что  "Кашку" поставят в нашем тюзе,очень ждал премьеры. Не успел.  Памяти Крапивина   посвящается эта значительная работа  театра.

                                                                                                                                                                                     Ирина Крайнова

ФЕСТИВАЛЬ "УРОКИ ТАБАКОВА". Нетипичные

    ЗЕмной МАСТЕР,небесный покровитель...

         Часть з. На дружеской ноге
                                                                            С Пушкиным…
Две встречи на фестивале «Уроки Табакова» стоят особняком. Они вводят в мир классики, но вводят по-своему.  Первая проходила  в театре драмы,в ее Малом зале . Моноспектакль Игоря Яцко, руководителя  творческой  лаборатории в театре ШДИ (Школа драматического искусства, основанная  великим Анатолием Васильевым).  Яцко – наш земляк, заслуженный артист России великолепный актер  театра и кино , прекрасный  педагог. Он всегда бывает  на фестивалях Янковского и Табакова, привозит  свою лабораторию,показывает новые  режиссерские работы, проводит мастер-классы.
А  Пушкин  у Игоря  - любовь отдельная,  давняя. Когда-то вместе с Александром Федоровым и Татьяной Чупиковой он выиграл пушкинский конкурс в Саратове , попал на всероссийский тур. И  снова все трое победили (киселевская школа!). Яцко читал тогда  одно из самых волшебных произведений  - «Метель», познакомился с Сергеем Юрским,  лучшим мастером художественного слова , полностью попал под магию его чтения. С тех пор утекло немало лет , Игорь учился в ГИТИСе  у  Васильева, который дал показал им  совсем иную манеру чтения.
Пушкин  курсивом проходил через  многие постановки Мастера.Неслучайно в репертуаре лаборатории Яцко есть «Евгений Онегин» (очень своеобразный, с оперным колоритом и ироническим подтекстом), долго был   «Пушкинский утренник , когда гимназисты садились в кружок и читали стихи.
Встречу в академдраме актер начал как бы с конца, прочитав «Графа Нулина» - из тех драгоценных «пустячков», написанных будто в шутку , одним росчерком летящего пера. Прочел   совершенно свободно, невероятно смешно,с бешеной пушкинской  энергетикой, проигрывая мизансцены за всех.
Радость жизни наполняла нашего солнечного Поэта, питает она и чудесного актера после ковида,  затяжной изоляции и вынужденной жизни без зрителей. Игорь Владимирович  показал  отрывки из программ, которые  не раз исполнял на Красной площади в дни рождения Пушкина ( даже в 2020 году  все проходило офлайн). Рассказал, как  играл с тезкой Александром Яцко Моцарта и Сальери. Исполнил   два лицейских стихотворения. Одно написано 15-летним мальчиком , полным упоения и молодого восторга – лицей,дружеская пирушка, звон пнистых  бокалов. Второе в 1825  году напишет другой человек – поживший, усталый,  видевший  уже конец блистательной лицейской истории.
Ученик Киселева и Васильева умело чеканил  ритмичные  строки. Но вот  он обратил взгляд в первый ряд, где сидела  мама Римма, легенда театрального Саратова, и ей, лишь ей  одной  прочел полушутливое-полугорькое признание : «Я вас  люблю, хоть я бешусь, хоть  это стыд и труд напрасный…»А   Актриса подыгрывая, держалась  лукаво и неприступно. Ну что за прелесть этот Пушкин, эти  его стихи прекрасным дамам -  да  и сами  дамы тож!..
«Мне нравится ваш фестиваль, потому что это образовательный проект.Учиться надо всю жизнь!», -  напутствовал студентов СаТИ Игорь Владимирович. Что  он и делает. Как  и  его актеры,  его ученики, ставшие его актерами.Недаром  их  театр назвали  Школой.
… С Достоевским
Одно и самых симпатичных  впечатлений фестиваля storytelling от Алексея Розина  и Ильи Барабанова .Это  довольно  новый вид театра, когда известное произведение пересказывается актерами своими словами, со своим отношением к материалу.
 Увидела первый  спектакль в таком духе  прошлой осенью ,на Межрегиональном фестивале «Действующие лица», где была  экспертом. «Лучшим для семейного просмотра» единогласно назвали мы  спектакль  «Нильс Всемогущий» по повести Лагерлёф .Сыгранный  без  декораций, театральных костюмов , грима и  прочих сценических ухищрений.
В Москве существует Театр Сторителлинга Константина Кожевникова.В команде, кроме руководителей, режиссер  и 20 артистов.«Важна импровизация, контакт с залом – есть всего 3 секунды, чтобы понять, кто твой зритель и подстроиться под него, а затем провести за руку по всей истории», - говорит Константин. Два замечательных актера лицедейстовали, менялись  ролями,общались с залом, ,превращая   всех  в участников спектакля.
В «Преступлении и наказании», показанном на фестивале «Уроки Табакова», акценты   идут не в сторону разрушения  «четвертой стены», а в  смешной и увлекательный пересказ  романа Федора Михайловича, которым  слишком рано начинают изводить школьников. Когда я заканчивала школу, Достоевского только-только  ввели в школьную программу. Никто его  не читал, и я каждый день пересказывала прочитанное, вызывая веселое оживление в классе. «Наверное,я очень  плохой рассказчик!» - думала  я в отчаянии.

Ну вот, же актеры, причем великолепные( ученики Романа Козака),Илья Барабанов и Алексей Розин тоже рассказывают story из Достоевского.И делают  это очень  весело. Есть такое определение: «Сторителлинг-спектакль не интерпретация, а поиск языка, возможности нескучно передать сухие факты из книг, раскрасить их неповторимой лексикой конкретного актера». Здесь ключевое слово  нескучно. Не пошло,    на «потребу дня», а  иронично , сочно ,  «вкусно».
Сторителлингом занимается творческое объединение Le Cirque De Charles La Tannes. Кураторы Алексей Розин с Ильей Барабановым. Цикл «Истории об истории» Мастерской Брусникина, моноспектакль Марины Васильевой «Кто убил Анну» , проект для OKKO Theatre «Преступление и наказание»,  - все их рук дело.
В истории, рассказанной –и показанной   нам артистами нет Мармеладова с семейством ( кроме Сонечки, одним поворотом- наклоном  головы гениально  представленной Розиным),  ни ужасного Свидригайлова,  ни Лужина и Дунечки. Но есть главное: комнатка -гроб, вызревшая в ее тесноте  ницшеанская Идея , Родя при  бороде с безумным взглядом невольного убивца( Барабанов).
Диалоги- поединки с Порфирием Петровичем (  снова  Розин, уже  въедливый и колкий) - лучшее, что есть в романе. Каким-то чудесным  образом они выглядят  здесь вовсе   не шаржированно.
Вам  никогда не захотелось запутать  следствие по делу старушек так, чтобы и  на след Раскольникова    не вышли? Мне  так   очень  хотелось! И, конечно, очень, по-детски сильно, - чтобы герой полюбил Соню.  И как-то так выходит в этом постмоденистском ироничнейшем  из  представлений , что и о  духовном возрождении  студента Раскольникова мы тоже узнаем в финале . «Но тут уж начинается новая история»…От смешного  до трагического ровно  один шаг,  это  точно.
                                                                                                                                                       Ирина Крайнова

САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. СаТИ. Маргинальная любовь




                                 НИОТКУДА С ЛЮБОВЬЮ
Техника, прогресс по самое не могу…Грузчики азиатского вида доставляют новых хозяев в  квартиру на тележках,  примотав скотчем, как сумки в аэропорту.Жутковатый  футуристичный штрих .Общество все больше  роботизируется и живет  на экранах  - айфонов, телефонов, компов. Оля  и Саша поначалу кажутся  клонами   одной пробирки.Узкие джинсы, длинные ноги, ослепительно белые кроссовки,в которых только по идеальным - виртуальным  дорожкам бродить.
Здоровый образ жизни, свежий бодрый вид, квартира в ипотеку на 20 лет. Все как у всех. Сейчас только Оля (Екатерина Ледяева) найдет  себе работу – и дальше  все по накатанной колее…А Оля  не может ходить  по собеседованиям.Там  ей тесно,  душно,  там неприятный запах.  Оля наделена чувствительностью не только к запахам.То ли от «галлюцинаторных» таблеток, то ли еще от чего, но она видит невидимое. Встретилась  с Призраком в своей новой квартирке и…в него влюбилась. А Призрак (Олег Морозов) не то, чтобы очень: тощ, лысоват, не первой  уже молодости, к тому же пьющий.

История, которая начала рассказываться бодрой рэповской скороговоркой ( пьеса Юлии Вороновой «Мы живем в чудесное время, Оля!», премьера в Саратовской драме), обретает мистический оттенок, вообще  модный сейчас. Но даже некие подробности  убийства Призрака по имени Женя  не  делает  ее ( историю)  заунывно-замогильной. Не нашла  пьесу, но думаю, что ирония изначально  заложена в ней.К тому же за постановку взялся ученик Каменьковича и Крымова (известного театрального «хулигана», насмотрелась я его  пушкиных и  особенно лермонтовых!).
Режиссер Александр Размахов решает тему Бара - тоже участник действа - с размахом и изобретательностью. Роскошная  и одинокая психоаналитик Полина -Александра Коваленко (конечно, одинокая  - счастливые  семейные дамы в дебри  психоанализа не полезут), меняя наряды ( здесь роскошествует художник Юрий Наместников)  и таблетки  для пациентки и подруги, от полного  «безрыбья» закидывает удочку  осанистому  официанту Никите ( Илья Ульянчев), который  даже  не поверит своему «счастью». Они в дуэте  совершают немыслимые танцевальные па, застывают в  самых неожиданных позах. Не увидела  хореографа в программке, но почти уверена, что  руку приложила сама Саша, от природы очень  пластичная. Ввод contemporary dance  в мизансцены  прибавляет им динамики и эмоциональности.В баре имеется  и танцующая массовка , они же грузчики тире гастарбайтеры  (по секрету – рабочие сцены).
В «треугольнике» с Призраком третий лишний  - законный муж Саша  (Александр Фильянов). Это напомнило мне Мамлеева.Его «Свадьбу с незнакомцем» впервые в стране ставил у нас Александр Дзекун. Муж умирает на свадьбе, вместо некого является Некто и требует «продолжения банкета». История была инфернальная ,  что  перевешивало   даже обычный дзекуновский сарказм.
У Фильянова темперамент нервический Но здесь  он Муж – носитель   порядка . Хаос сеет вокруг слетевшая с привычных рельсов жена: выпивает, с призраком обнимается, работать  не хочет. Чистенький офисный Саша  в негодовании   от  нее уходит. Вернется  он, правда, с топором ( привет Раскольникову – чисто крымовская манера казать длинный  язык классику).Но что  можно сделать с двумя маргиналами, один из которых вообще невидим?
Саша покидает квартиру , как  приехал – перемотанный  крест-накрест багажным скотчем. Увозят   из нее  как будто смирившуюся Олю.Белые деревца , словно  фотовспышки иного света, при ярком освещении слабы и  малы.
Сложно  искать логику в  таких текстах .Призрак не может выйти в дверь, но на кухню   он как-то   проникает. Судя по всему,    не совсем он и  бесплотен.А Оля «видит» его теперь  даже  без выброшенных гневливым мужем таблеток. Но все  это  не имеет ровно никакого  значения, потому что при всей «пугалке», издевке, пародии  и прочих  приметах «новой драмы», есть два персонажа, между которыми , как катастрофа, как выскочивший ниоткуда нож убийцы Авеля ,-л ю б о в ь.
Невероятно органична Екатерина Ледяева,  чья героиня проходит быстрый путь от верной жены  -  «малышки» для виртуальных объятий – до любящей взахлеб,  безнадежно, и кого? -  исчезающий на стене силуэт. Она еще размотает  свою липучую ленту и ворвется в дом, где она была счастлива, в дом, старательно  окропляемый  «изгоняющим бесов» Никитой.  Проклятие снято – Призрак  свое жилище покидает.  Мы видим только  его «проекцию».
Олег Морозов, после бурной кинотеатральной столичной  жизни (я насчитала более пяти десятков кинопроектов  с его участием), вернулся в город, где он учился у Александра Галко. И сыграл сорокалетнего Женю, отнюдь  не ангела, умного, самоироничного,  очень и очень всамделишного, не экранного.И в этой  своей «всамделишности» неотразимого.
«Ниоткуда  с любовью » писал Бродский  женщине,  болен которой  он был всю жизнь.
«надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но не важно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить уже, не ваш, но
и ничей верный друг…»...

Вот и  Оле неважно, кто , и  что черт лица не вспомнить уже. Встреча бывает раз , и нить рвется  только  раз. Это мы  тоже помним.
Если лирика без сантиментов,  и она   будто невольно просвечивает  сквозь иронию…  это дорогого стоит.
В спектакле сыграли трое  мужчин -ученики Александра Григорьевича – еще  и   Фильянов с  Ульянчевым. Задержится  ли у нас  такой   чудный лицедей, как Морозов? Хотелось бы.
Первая читка пьесы Вороновой проходила  на   недавней лаборатории «Видимоневидимо». Эскиза не видела,  но  поставили окончательно  ее очень  быстро.     Явный   успех спектакля    - во многом     благодаря  блестящей режиссерской работе . И  подумалось, что если бы Алексей Размахов поставил у нас   в драме и первую пьесу   Юлии, она получилась бы куда веселее, изобретательней,  и  ,возможно, и глубже. Вот  как сейчас.
                                                                                                                                  Ирина Крайнова