Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

РАДИЩЕВСКИЙ МУЗЕЙ. ПРОЕКТ " ТРАГЕДИЯ В УГЛУ"

      ИГРЫ РАЗУМА

В Радищевском музее и его филиалах  открылся цикл выставок молодых российских художников «Трагедия в углу» в рамках Фестиваля современного искусства в Саратове «Диалоги с классикой». «Зыбкая недвижимость»  поселилась в Бирюзовом зале Радищевского музея (бывшая  Биржа) – она о жизни в больших городах в эпоху постиндустриальную. «Новая религиозность»  появилась  в Персиковой анфиладе Биржи ( пока название залов куда красивей их истинной окраски). Там молодые художники  пытаются совместить  науку и веру, насколько  это возможно .«Ностальгический соц-арт»  проник в Дом-музей Павла Кузнецова–  здесь о том, как  «хорошо мы плохо жили» в застойные годы, о  попытке  «сохранить эту память в произведениях, часто использующих подлинные элементы быта той эпохи». «Туризм печали»  завладел  Энгельсской картинной галерее, там работы художников  Северного Кавказа , бремя катастроф: сход ледника Колка, грузино-осетинский конфликт, захват Беслана, воспоминания о чеченских войнах.
Я прошла бирюзовыми и персиковыми залами музея и прикоснулась к  тому «зыбкому   и новому» , что предлагают  художники своему зрителю. То ли саманные кирпичи, то ли буханки хлеба, рядом –трехлитровая пенистая жидкость в банке – квас или  просто раствор? Фото с горой-свалкой  ржавых батарей, над которыми –утлая фигурка  того, кто верил, что индустриализация спасет Россию.Разделочные доски с одинаковым оформлением – мотив зимней  дороги  передвижников -  и противоположным смыслом.Похожие, как близнецы, пластиковые горшки с заботливо выращенным  …офисным планктоном, уже  сразу и при галстуке. Превосходно  обыгранная фактура доски, превращенной чуть заметными белой и черной краской и ажурными  силуэтами над ней в  «строительный пейзаж».
Шины  на окнах с водичкой на дне и  вырезанными фигурками –город как  колесо, вечная круговерть, из которой «исхода  нет». Большой арт-объект с  говорящим названием «Тупик» состоит из крупных картин, собранных в  углу -лабиринте, где волк пробит сразу многими  копьями, ангел  не снимает покрова, а срубленное и туго  запеленатое дерево похоже  на обезглавленное тело. Нигде природа не чувствует себя  такой беспомощной,как в  больших городах.Таким  же потерянным ощущает себя  там человек.
Жалкий и  пугающий  бывший городской объект – недостроенный дом, брошенный подъемный кран…Художники нашли для  них выразительные композиционные решения. А вот уже чиновники  на финишной прямой, соединенные излюбленной ими красной ленточкой. Или страшный символ власти – многорукое-многоногое существо, спрут. Как  будто крылья, а вблизи – руки, руки, жаждущие хватать  руки. Орел  не курица,  курица не птица… Махровый национализм превращает архитектуру в попсовый бред, и уже не главки, а грибы растут  из всех  приделов. Даже плетущие судьбу мойры запутались в своем огромном клубке. И  мчсники  (мы видим  только их броскую внешнюю  форму) перебрасываются  странными предметами. И  только кумиры трех поколений – Чапай, Гагарин и Цой -  смотрятв глаза изменчивому миру  со своих  портретов, при ближайшем рассмотрении  - скоплению микросхем (оригинальные работы  саратовской художницы Алины Белоусовой).
Мир  после Апокалипсиса  вряд ли  будет  печальней…
                                                                                                                                            Ирина Крайнова

ТЕАТРЫ САРАТОВА. Театр драмы, музыки и поэзии "БАЛАГАЧИКЪ".25-й сезон.ФЕДРА.

Федра 1.                                                      
                         КРАСНЫЙ    и  ЧЕРНЫЙ  

Цвет траура, смерти и цвет страсти, крови  и, в конце концов, -  тоже смерти.Черный и красный . Красный и черный.
Они все время на сцене,эти цвета – с  актерами и с нами.Собственно, сцены никакой и  нет.То же «Балаганчикъ». Крохотный зал, где еще урезали  какие-то сантиметры потолков,  длинный черный стол в метре от зрителя .Черные  же  стулья - безликая офисная мебель, безликие современные костюмы. Сначала  они мешают, очень мешают .Но  потом  отвлекаешься и совсем о них забываешь . Я видела только спину Федры-Елены Смирновой (худрук и ведущая актриса) ,ее гибкую узкую спину в черном,словно   уже согнутую горем,в длинном  красном шарфе.   И не шарф это вовсе-  бесконечно долгий пеплос.

Пеплос в Древней Греции и Древнем Риме -женская верхняя одежда из легкой ткани в складках, без рукавов, надевавшаяся поверх хитона. В пурпурный пеплос была завернута золотая урна с прахом Гектора. Пеплос богини Афины провозился по всему городу в храм богини во время Панафиней. Подобно парусу, он прикреплялся к мачтам священного корабля и выставлялся напоказ .

Федра  в начале действия от нас   отвернулась, и  все , кроме Ипполита,повернуты спиной. А он, красивый, как бог,гордый сын амазонки и античного героя, атлет с накачанным торсом ,в полувоенном одеянии и берцах,готовится покинуть отчий кров.
«Эгеева внука, // Тезеева сына,// Ненавистника рода женского - // Ипполита поем трезенского», - нараспев  читал хор в греческом театре. Существуют   две самые  первые трактовки   древнего мифа о пасынке,к которому воспылала преступной страстью его мачеха.У Еврипида - в «Ипполите» , у Сенеки - в «Федре».
«Направлять нельзя любовь,// Но можно победить. Не запятнаю я//Тебя, о слава. Выход есть из бед: пойду//  За мужем. Смерть предотвратит несчастье», - решалась на крайние меры суровая Федра Сенеки.
А есть  цветаевская версия,замечательно  поставленная Романом Виктюком для Аллы Демидовой. Ее сверкающий льдинкой голос  остужал бредовый жар героини Марины Цветаевой :«Лишь раз один! //Ждав - обуглилась! // Пока руки есть! Пока губы есть! //Будет - молчано! Будет - глядено! // Слово! Слово одно лишь! // Ипполит . Гадина».
Постановщик «Федры» в театре драмы,музыки и поэзии «Балаганчикъ»  известный   саратовский режиссер Олег Загуменнов выбрал  другой ее вариант, который казался мне слишком патриархальным, -  трагедию Жана Расина.Наверное, на меня действовали  стереотипы.  Только лишь зазвучал  его летучий , напевный стих в чудном исполнении актеров, я  тотчас полюбила  расинскую версию.
-И чем тебе грозить могла бы Федра впредь? – спрашивает наставник Терамен Ипполита.- Она полумертва и жаждет умереть.
-Мне не страшна ее напрасная вражда. // Для бегства моего причины есть другие... // Я вынужден бежать от юной Арикии,// Последней в том роду, что враждовал с моим, - прямо отвечает  ему воспитанник .
Расин в трагедии ( которую назвали вершиной его творчества) значительно углубил и развил характеры героев. Женоненавистник Ипполит , оказывается,тайно влюблен в дочь заклятых врагов  его отца.Гордая царица открывается пасынку, только получив ложное сообщение о смерти мужа (который,в полном согласии с греческими мифами,томился в это время в  подземном царстве). И не ею  оклеветан перед внезапно   «воскресшим» отцом Ипполит , а кормилицей Эноной,  страстно желавшей спасти честь своей госпожи.

– Расин благородно находит   еще одно оправдание  «кровосместительной  любви»  Федры.Она любит в Ипполите  молодого Тесея – героя Эллады,столько совершившего  подвигов.Любит свою молодую, потерянную любовь.
Наш  маленький любимый театр нашел  верный путь, остановившись именно на Расине.Уж чего-чего, а подлинной драмы,высокой  поэзии и  истинной музыки Слова  здесь хватает.В  свой юбилейный ,25-й  сезон «Балаганчикъ» обратился  к истокам мировой литературы и театра. Как говорит Олег Загуменнов, автор идеи и сценария,эта история«была впервые представлена публике 2500 лет назад в античной Греции, на заре европейской цивилизации и культуры. Это история всепоглощающей любви, безудержной страсти и гибельной безысходности в попытке преодолеть свои чувства. Она полна боли и отчаяния, но пронизана одновременно тем озаряющим душу светом, который дарит нам любовь». 25 и 2500 –  целая вечность проходит между ними!
Голос Федры   будет то жестким, как ложе, на которое  кладут тело «убитого» мужа, то низким и хриплым от  едва сдерживаемой страсти, то женски вкрадчивым,  манящим , но в глазах ее с самого начала будет Ночь.  Огромные костры прекрасных глаз Елены будто пригашены.Она не верит,  изначально не верит, что может вызвать ответный огонь в холодном сердце сына амазонки: «Я, глядя на него, краснела и бледнела,//То пламень, то озноб мое терзали тело».
И сделает только одну попытку рассказать пасынку… нет, не о любви  - об испепеляющем ее пламени.А тот  будет стоять столбом и  смотреть на нее с ужасом , как на   какую-нибудь Медузу Горгону. И уже не земная ночь –мрак Тартара разверзнется  перед несчастной влюбленной.Пропасти,провалы,  бездны, увлекающие  нас  за собой. На нее просто  страшно смотреть.А Федра, не видя ничего, спешить накинуть  погребальный  пеплос на «умершего» мужа. До мужа ли ей сейчас? Она тихо разденет Ипполита,облачая юное прекрасное тело все в тот же покров. Конечно , только в своем воображении…
Смерть возлюбленного ставит  последнюю точку  в давно не нужной ей  жизни. Не обращая  внимания на окаменевшего от ужаса Тесея, она  умостится на смертном ложе рядом  с пасынком, пытаясь завернуться в его –ее же пеплос . В пеплос  цвета крови,   напрасно пролитой, цвета страсти, злой,неизбывной ,  посланной богами  не в радость,а  в наказание.
-Покинули меня и зрение и слух,//В смятенье тягостном затрепетал мой дух.//Узнала тотчас я зловещий жар, разлитый//В моей крови, – огонь всевластной Афродиты,  - чеканит слог  маленькая,хрупкая  Федра. Сиротливая фигурка в  темном облачке кисеи, брошенная завистливой дочерью Зевса в самый Аид терзаний. Любовь постыдная, о которой надо молчать, удушить  ее в самом чреве, в зародыше - когда так  хочется о ней говорить ,прокричать на весь мир…Но она еще  многое может, эта маленькая гордая  царица: хранить свою тайну.Молча уйти   в мир теней.А когда ей уйти помешают – признаться мужу в  своей   любви и  оправдать тем самым  оклеветанного Ипполита. И никакие  силы,  подлунные или подземные, уже не остановят Федру в поисках смерти, когда не  будет того, кто был ее жизнью.
Яд Медеи довершит трагедию – мертв сын, мертва и  жена царя.
Удивительное дело: здесь никто не стоит на котурнах:не заламывает театрально руки, не  повышает пафосно голос, но трагедия буквально  пронизывает пространство маленького  зала.Она не только в бездонных очах Елены Смирновой – и  в каком-то античном перед ней  ужасе немногословного Ипполита (Александр Котелков), и  в понимающей усмешке умного Терамена (Александр Гулин), и в материнской заботе и  - материнской же изворотливости!  -преданной  Эноны(Ирина Короткова).
Крупная, статная, роскошная , только  она хранительница дома и чести своей госпожи – первой «Эллады  красы». Пожалуй, Ирина  стоит  уже вровень с Еленой, доходящей до таких глубин страдания, какие  мало кому доступны  на саратовском театральном пространстве.
Сложное у меня отношение к Михаилу Юдину в роли Тесея. Несомненно,он значительный артист:  куда больше своего привычного амплуа. Первые его реплики в «Федре» вызывают смех ,но это не отзвук славы первого комика.Тесей его - постаревший, обрюзгший, совершенно земной.И ясно понимаешь, как он, теперешний,безразличен,  неприятен  даже  утонченной, легкой, все еще  красивой Федре.И как  сильно любит она того, давнишнего Тесея  в роскошной оболочке его сына…Потрясающая здесь пластика у актеров, она равноценна Слову(хореограф Алексей Красотин).
Черная-черная комната,черный-черный стол,черным стягом мелькающее   воздушное платье царицы  и  красной подбитой птицей  - бессильно  падающий пеплос на    недвижные тела (художник Ольга Колесникова).
-Но не умрет, увы, воспоминанье // О совершившемся чернейшем злодеянье.// О, мой несчастный сын! Злой рок его унес. // Пойдем! Кровавый труп омою ливнем слез,- и даже в  резюмирующих   строках спокойно-размеренные  интонации у актеров. За ними – большая  работа режиссера  (кстати,  «сократившего» все боковые линии и героев), актеров (чтоб без  всякой аффектации прочесть и осмыслить старинный стихотворный текст),    и  - невероятная-  Леночки Смирновой…Она вообще невероятная.
Поскольку театр поэтический, приведу  еще одну ассоциацию. «Спадая с плеч, окаменела//Ложноклассическая шаль.//Зловещий голос - горький хмель - //Души расковывает недра://Так - негодующая Федра -//Стояла некогда Рашель». Горьким  хмелем безответной любви  осушила все слезы Елена Прекрасная .Значит,не надо.Плакать  не надо.
                                                                                                  Ирина Крайнова , фото предоставлены театром


Федра 2.

Федра 8.

Федра 6.

ТЕАТРЫ.САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА.АНТИГОНА.

Театр

ЭДИПОВА ДОЧЬ

В Саратовской академдраме завлитературной частью театра Ольга Харитонова поставила «Антигону». Не по Софоклу - по Аную.
Известный драматург написал пьесу на античный сюжет в разгар гитлеровской оккупации Франции. Она олицетворяла призыв к борьбе за свободу во чтобы то ни стало. Жан Ануй умел просто и увлекательно пересказывать античные сюжеты, приближая их к дню сегодняшнему.
Как отмечают литературоведы,дочерям многострадального Эдипа ( того самого, что известен нам своим «эдиповым комплексом») до Софокла не уделялось почти никакого внимания. В финале трагедии Эсхила "Семеро против Фив" дочери царя Антигона и Исмена по-разному реагируют на приказ оставить без погребения тело их брата Полиника: Исмена законопослушна, Антигона же хоронит брата. Ухватившись за этот эпизод,Софокл в своей пьесе сделает Антигону главной участницей событий после гибели братьев. В XX веке появилась «Антигона» Ануя.
Завлит драмы поставила свою «Антигону» - в нынешнем мире, расколовшемся на тех, кто нами правит, и остальное человечество.Юная девушка осмелилась противостоять режиму,которому все говорят «да», везде и всюду -полное «одобрямс».И пытается еще учить своего царственного дядю:
-Какое мне дело до вашей политики, до необходимости, до всех этих жалких историй? Я-то еще могу сказать «нет» всему, что мне не по душе. Я сама себе судья. А вы, со своей короной, со своей стражей, во всем своем блеске, вы только одно можете — казнить меня, потому что ответили «да»!
Дядя (Креон) убеждает ее, что она слишком молода для смерти, что он ее очень любит, что у нее есть любящий жених и ей просто необходимо подарить Фивам здорового наследника - для города это куда важнее истории с похоронами ее брата.
-Вы ответили «да». И теперь вам все время придется платить!- упрямо твердит девушка.
Креон приводит последний аргумент. Он рассказывает, какими неприглядными были оба ее братца, заколовшие друг друга в поединке.Как они бунтовали против отца, устраивали козни один другому. Чистая случайность, что один из них теперь причислен к лику героев Фив, а другой отнесен к ее изменникам.
Никакие уговоры не действуют на словно окаменевшую Антигону.Она должна похоронить брата! Тело, лишенное могилы, не прикрытое землей, лишает и душу, с ним связанную, подземного приюта, жилища, покоя.Все мы должны делать то, что мы можем и должны.  Только это важно.
Но Креон не может уступить.У него своя правда. Здесь перед нами не записной злодей античных трагедий – правитель он умный и сильный: «Судно дало течь по всем швам. Оно до отказа нагружено преступлениями, глупостью, нуждой... Корабль потерял управление. Команда не желает ничего больше делать и думает лишь о том, как бы разграбить трюмы, а офицеры уже строят для одних себя небольшой удобный плот, они погрузили на него все запасы пресной воды, чтобы унести ноги подобру-поздорову… Хватаешь любую доску, чтобы поскорее заделать пробоину, в которую так и хлещет вода, выкрикиваешь приказания и стреляешь прямо в толпу, в первого, кто сунется вперед. В толпу! У нее нет имени».Разве это не похоже, что было у нас, и есть сейчас,разве эта история -про «греческие дела»? !...
У Креона находится разумное (удобное!) объяснение неслыханного упрямства племянницы: «Антигона была создана, чтобы умереть. Быть может, она сама не сознавала этого, но Полиник для нее был только предлогом… Самым главным для нее было сказать «нет» и умереть».
Еще на памяти спектакль Таганки в режиссуре Юрия Любимова,о котором критика писала: «Сочувствовать Антигоне сегодня — значит, оказаться на стороне родственников террористов-смертников, которым тоже не выдают тела. Сочувствовать Креонту — быть на стороне власти, от которой с души воротит. Любимов, давно оставивший пост главного публициста российской сцены, встает над схваткой и рисует Креонта и Антигону равно неприятными людьми». Такая актуализация была несколько нарочитой.В пьесе все куда сложнее и глубже. Сложнее - в спектакле Харитоновой.
Подкупает нежная строгость Кормилицы в безукоризненном исполнении Тамары Джураевой, мягкая прелесть старшей сестры Исмены (Зоя Юдина), очарование молодости Гемона ( Максим Локтионов),вносит комические ноты тугодум Стражник Андрея Казакова.
Антигона намеренно дана фактурная: худая,шероховатая,угловатая ( «он с детства не любил овал, он с детства угол рисовал»). Ровесница своей героини. Она оказалась сильнее их всех – любимого мужчины, многомудрого Креона,заботливой старшей сестры, грубоватых стражников. Антигона принадлежит к редкому и непопулярному в народе типу максималисток, которые требуют с обыкновенных, неидеальных людей идеальных поступков.
Мы с увлечением следили за поединком всесильного царя и слабой маленькой Антигоны в тексте Ануя. Интересно и в спектакле наблюдать ключевую сцену Креона с Антигоной. Больше из-за Креона.Долго и напрасно бьется с юной героиней Виктор Мамонов, один из самых темпераментных актеров Саратовской драмы.В ответ он слышит только деревянное «нет».
У студентки второго курса Яны Дубровиной , несомненно, большое будущее.Но свою первую большую роль она ведет скупо,почти на одной ноте. Монологи Антигоны максимально сокращены, сложно угадать внутреннюю борьбу, которая происходит в душе девушки, решившейся на смерть. А она не была мраморной богиней : хотела жить, любила Гемона ,боялась смерти.
Вот авторские ремарки ее последней встречи с Гемоном: «Кричит…Тише, смиренно…Отворачивается, твердым голосом… Отбегает к окну и кричит… Высвобождается из его объятий и продолжает другим тоном». В спектакле Антигона несколько монотонна. Видимо, такова была сверхзадача режиссера. Текст Ануя бережно пересажен на почву Малого зала драмы, он напоминает нам литературный театр в его лучших проявлениях.
В лучах софитов тривиальная лебеда преображается в волшебные, живые ростки (художник –постановщик петербурженка Ольга Герр). Может, когда-нибудь так же «проснется» в роли Антигоны актриса,задевая самые тонкие струны нашей души.Она еще очень молода. Как бы театр ни будил нашу мысль, мы любим его за то, что он пробуждает чувства. Не обязательно добрые. Сделаем акцент на слове «пробуждать».
Ирина Крайнова, фото автора
Антигона 003