Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

ТЮЗ КИСЕЛЕВА . Легенды оживают

Сальткрока.jpg   ДВА  ОСТРОВА САЛЬТКРОКА

Два острова, две Столяровы усадьбы, две разные Колбаски,Боцманы  и другие.
Кроме фру Шёблум .  В нее, до сих пор  еще веселую хохотушку и упрямицу, словно вселилась душа маленькой круглолицей Червён  из давнишнего спектакля  тюза Киселева. Они просто очень похожи внутренне. Недаром же старая дама так легко уступила усадьбу маленькому Пелле, получив задаток размером…в одну крону. Как ребенок, как ясноглазая Чёрвен,она за версту  чует фальшь и видит людей насквозь.
И малышку Чёрвен – негласную хозяйку острова (затерянного   в  морском заливе  среди тысячи других  шведских островов, последнего перед выходом в открытое море  ) в спектакле 1978 года, и Владелицу усадьбы на   премьере 2021 года играет одна и та же актриса – великая травести саратовской сцены Светлана Лаврентьева.
Чёрвен по прозвищу Колбаска   была звездной ролью актрисы. Смешная и смелая малышка   из спектакля Юрия Киселева «Колбаска, боцман  и другие» по повести Астрид Линдгрен  появлялась  на сцене в  сопровождении огромного пса и смотрела на всех   внимательными светлыми глазами.  Вовсю соперничала  со Стиной за Пелле,   «привораживала» жениха для Малин, болела за своего Боцмана , которого чуть не  пустили в расход , приняв за  убийцу кролика.И  как же отчаянно она  его защищала!…  
Лаврентьева попала, как  в  десятку, в  образ , прописанный писательницей: «Стоит  только появится ее симпатичной рожице, будто солнышко проглянет Папа считает, что в ней есть что-то  от извечной детской искренности, доброты и веры в справедливость….А стоит  ей рассердиться, что иногда с ней тоже случается – будто буря разбушевалась: гром гремит, молния сверкает, ой-ой-ой!».
Французская критика  писала   после  гастролей нашего тюза в Лионе: «Она действительно существует в возрасте роли. Ни разу мы не обнаружили взрослого за этим ребёнком... Увы, как редко встречаются актрисы такого масштаба!» 
К юбилею большой актрисы  новый спектакль по повести Линдгрен поставлен в театре юного зрителя  (известный режиссер Виктория Печерникова, инсценировка Светланы Баженовой ).  Сначала появился его  эскиз на  творческой лаборатории «Четвертая высота» в  год 100-летия первого детского театра. Теперь он доведен  до законченного спектакля и называется по повести «Мы -  на острове Сальткрока».
Две  эти постановки  совсем разные по  способу существования актеров. В киселевском спектакле зритель оказывался как бы внутри Столяровой усадьбы – большого, запущенного,  пыльного , с множеством забытых старинных вещей, дома. И когда прелестная Малин звонким голосом (прелестная  же Людмила Иванникова) расставляла  братишек на уборку дома, казалось,  и мы все  брались за щетки и тряпки.Там был рослый  роскошный сенбернар с  печальными глазами ( Светлана Васильевна - закоренелая  собачница ,   она с ним отлично ладила), был   чудный   маленький Пелле, сыгранный  так, что  никто не догадался бы, что это  не мальчик. Был обаятельный чудак Папа и обыкновенный Принц, по мнению Чёрвен и Стины, неотразимо  красивый и -  мужественный.
Мы переживали за судьбу  кролика Йокке  и бедняги Боцмана вместе с  маленькими обитателями острова.Мысленно  торопили Чёрвен, бегущую спасать друга. Потому что Боцман был ее самым преданным другом. Пели и радовались  вместе с героями пьесы, когда ,нарядные и веселые, они исполняли  песенки , мгновенно ставшие хитами. И лучшая среди них : « Не спеши расстаться с детством,/Не ворчи, как старый пень:/Если жить с открытым сердцем –/Целой жизни равен день…». Из нее родилась поговорка  об отлично проведенном  времени, когда «целой жизни равен день».
Как писал в книге о тюзе  профессор Валерий Прозоров,  «получился действительно славный, четко слаженный, светлый спектакль.Про что?Про то, говорил Ю.П., как дети и взрослые легко и свободно могут находить общий язык — и это согретый юмором язык понимания, согласия, любви. Про то, как дети умеют очень тонко и точно различать добро и зло на этом свете — и умение это, и особое чутьё это никогда их не подводит. Оно им как бы самой природой дано. Про то, как душа в душу живут наши дети с братьями их меньшими, как безошибочно угадывают они их повадки, как ценят их бескорыстную привязанность, преданность и дружбу.И ещё про многое другое, тёплое, смешное, возвышенное — трудно выговариваемое, но очень точно ощущаемое благодарными зрителями этого спектакля».
Мы все время были вместе с Актерами - внутри усадьбы, внутри острова, внутри спектакля. В спектакле Печерниковой, мастеровитом, хорошо и крепко сколоченном, никто не внутри. Даже актеры.
Выстроенные декорации статичны,  они не двигаются по кругу  (хотя очень  хочется  поближе
взглянутьна  эти черные скалы). От усадьбы фру Шёблум остался лишь остов дома. Красочный  - красный, но очень  маленький, без крыши и без  стен, как недостроенная беседка. Тут, «на семи ветрах»,  проходит все действие. На пятачке сцены, свободном   от скал и дома, теснится население острова, все время в почти  в   полном составе: четверо детей Мелькерсона и он сам, трое детей Гранквиста и мама с папой, Стина с дедушкой, и  прилизанный хлыщ Кристер, которого сменит симпатичный  «морской»Петер  (лицедействует Алексей Кривега), и   немаленький Боцман ( его  одними глазами изображает потрясающий Михаил Третьяков).  Что  они все  делают на сцене в каждый конкретный момент, пожалуй, не ответил  бы никто.
Спектакль с красивыми декорациями и костюмами, отвечающими духу страны  - художник Ксения Кочубей, Москва (видела  эти крошечные скалистые островки  в шкерах, на фоне  белесого неба и   бледной воды, разбавленные лишь яркими пятнами пригородных дач );с аутентичной музыкой и песнями. С возможно  точным подбором актеров .Все, кто хоть как-то напоминает детей,   -  на сцене. Да,аутентичная музыка точнее задорных «тюзовских» песен.  Да, цвет домиков  на Сальткроке  и дождевика Мэрты вернее белых нарядов Малин   в старой версии. И кораблик, одноименный с островком -  последним перед выходом в открытое море - создает морской колорит.И перевод более точный Брауде и Паклиной.
Но все здесь иллюстративно, как бы  повествовательно. Будто фру Шёблум вспоминает  «дела давно минувших дней», а актеры  ей подыгрывают. В очаровательной красной шляпке ( в ней могла бы ходить    ее Чёрвен) появляется  на острове Сальткрока  хозяйка Столяровой усадьбы и  мигом разруливает  все проблемы: ставит  на место зарвавшегося покупателя,  «счастливит» семейство Мелькерсонов , потом  празднует вместе с ними.
Светлана Васильевна     озвучивает с экрана  и авторские ремарки. И уже кажется самой  фру Линдгрен, которая  сначала рассказывала   все  эти истории больной дочери, пока не начала  записывать.Поскольку мы  уже  договорились, что  интонация  здесь повествовательная, а не «переживательная», как в культовой «Колбаске и Боцмане»( на которой и взрослые  ходили по 10-15 раз) ,то   многие  вопросы  снимаются: почему дети  эмоционально никак  не отыгрывает  свое   спасение , когда  заблудились в тумане, почему  "смята" история с кроликом, почему Чёрвен, узнав о «невиновности» Боцмана медлит ,а не бежит  сразу его спасать.Все  это  как замедленная съемка в прошлое. Поэтому , наверное,  так не по-детски крупны  герои повествования.
Конец блестящей эпохи травести наступил. Их просто  никто сейчас  не  растит для детских театров.Пожалуй, только Стина – Ольга Лисенко, маленькая худышка, своей  детской бесцеремонностью и открытостью продолжает  великие традиции Лаврентьевой и Ошерова, Пантелеевой и Щербаковой, Цихан и Шишкиной. Папе Мелькеру, как и его детям,   не хватило сценического обаяния,  гораздо симпатичней  смотрится    по-домашнему уютная,круглая добродушная Мэрта ( Елена Краснова) со своим долговязым   мужем (Владимир Егоров).
Хорошо вспомнил  тюз  лучший детский спектакль Киселева. Но нельзя же ,в  самом деле, дважды войти в одну и ту же  воду. Даже   на острове Сальткрока...

                                                                                                                                                                        Ирина Крайнова

ПУШКИНКА . Редкие материалы от Фонда культуры



      УНИКАЛЬНЫЙ ДАР: ЧЕЛОБИТНЫЕ,ТРЕТЬЕ ОТДЕЛЕНИЕ, ФОТОХРОНИКА ВОЙНЫ…
Областная библиотека для детей и юношества имени А. С. Пушкина в рамках сотрудничества с Российским фондом культуры получила в дар редкие издания исторической тематики, которые можно считать поистине уникальными.  Речь идет о двух томах Российского архива, где представлена история Отечества в свидетельствах, мемуарах, переписке и различных канцелярских документах XVIII-XX веков. Читателям будет, несомненно, интересно узнать о том, например, как в 18 веке подавалась челобитная императору или велись протоколы Главной Полиции.
Еще одно издание Российского фонда культуры из серии «Российский архив» называется «Россия под надзором». В нем собраны отчеты знаменитого III Отделения (1827-1869) – своеобразного «мозгового центра политического сыска, деятельность которого была строго засекречена». Например, глава «Краткий обзор общественного мнения в 1827 году» дает нам четкое представление об общественно-политической ситуации и народных  настроениях той эпохи.
Особый интерес вызовет у читателей уникальное издание «История рода Михалковых XV-XVII века». Это фундаментальный труд известного историка Б.Н. Морозова, на основе русских летописей, документов правительственных учреждений XV-XVII веков, родословных записей и других многочисленных источников того времени, исследует историю дворянского рода Михалковых, в которой «жизнь и деятельность его представителей на протяжении многих веков переплетается с ключевыми событиями истории России». Книга предназначена как для специалистов по древнерусской истории, культуре и генеалогии, так и для широкого круга читателей.
Особый трепет вызывает издание «В объективе – война (1941-1945)», представляющее собой альбом на основе фотоматериалов военного журналиста, фотокорреспондента Анатолия Архипова. В его черно-белой фотохронике отображена жизнь нашей страны периода Великой Отечественной войны: от трагических моментов до простых бытовых радостей. Фотоснимки запечатлели судьбы конкретных людей и целых городов нашей страны и Европы, застывших  навсегда в объективе мастера.
Пушкинская библиотека сердечно благодарит Российский фонд культуры за такой уникальный дар!
                                                                                                                                          Пресс-релиз от  ОБДЮ им. Пушкина

ЛЕТНИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВБЛИЗИ ЦИВИЛИЗАЦИИ.Очевидно и... невероятно



                   ДОМИК У КОЛОМНЫ, глава 7, прощальная
Никогда не сидела  так долго за городом – два месяца безвылазно. В Одессе мы жили в  историческом центре  и за 10 минут спускались к морю – а  что еще нужно  для счастья?  Пока росли  наши мальчишки, на волжских  островах  жили недели три, не больше. А тут -  почти все  лето и часть осени в огромном, опустевшем к сентябрю доме, уже  совсем одни… «Отдохнете от нас», -сказал сын, забирая  шумную малышку. Хорошо!..Хорошо, но тихо. Так тихо …Слишком тихо...Аж  в   ушах звенит. Тишину нарушают  лишь редкие «кукареки» справа и слева да неуверенный лай  сонного пса. Даже  эти несносные газонокосилки угомонились и   не взрывают своим  невыносимым воем покой «Тихих  берегов» .
Здесь принято здороваться, как в деревне, что мы и делаем, бредя с инком неизменным  маршрутом –мимо разнокалиберных домиков, домов и домищ, крепких, как боярские бревенчатые хоромы, или   величественных, как  староанглийские кирпичные строения. У самой Отры, на склоне, настоящее бунгало, одноэтажное, открытое всем ветрам, со стеклянной стеной  во всю гостиную. В выходные приезжают родители маленького Васи, катают его  на надувке по слаботекучей речушке. В остальные дни  те вдвоем  с бабушкой сидят в окне-стене,  наблюдая  за двумя цаплями и  вообще за всем происходящим. Планировка  дома летняя,  и я  слабо представляю, каково там  в непогоду, за прозрачными  стенами.
Вход  на пляж  КП  охраняет кодовый замок,  я несколько раз ходила туда одна, не дождавшись суматошного  выхода  нашей гоп-компании (с машиной, коляской, лодкой, пешими и «конными» домочадцами). Удивительное рядом: при   моих способностях попадать в  переделки и неумению обращаться с замками ( да и смекалистый младший сын как-то  застревал  на пляже с sup surf board наперевес , упорно  двигая калитку  не в ту сторону) я научилась открывать замок мгновенно и  даже  спасла от стресса  немолодого  поджарого джентльмена,  тоже полюбившего купаться в этой луже,отчего -то называемой рекой (что пардон,  то пардон!) и  не знавшего  кода калитки, но  зачем-то закрывшего   нас  с ним  на пляжу.
Как крупный специалист  по кодовым замкам,   я помогла выйти с пляжа и  одному рассеянному тинейджеру. Но  не  стоит обольщаться на мой счет.  Я таки устроила прощальный салют – нет,  не в небе над КП. Здесь  они (салюты) столь же часты, как полеты малой авиации  –рядом  их аэродром,  и  однажды мы с Поликом  сподобились наблюдать все    штопоры и пике крошечного самолетика прямо  над нашими головами.  Закончил же он небесное шоу  клубами дыма, отдаленно напоминавшими дракончика, охромевшего сразу  на все лапы.
Мой фейерверк оказался куда скромнее , но произвел на единственного зрителя  -инка неизгладимое впечатление. Разъяренно шипела  и плевалась маслом во все стороны сковорода (аж подпрыгивала  от злости, что я,  великовозрастная тетя,  по  рассеянности, нарушила железное кулинарное правило: не лить воду в кипящее масло -  Боже вас сохрани!)
И еще был день забот, когда   отключили электричество, главного здесь кормильца и поильца (насос качает воду, дает  отопление и обслуживает  электроплиту, а еще ТВ, Инет,мобилы и  прочие издержки цивилизации) не на час и  не на два, как обычно ,а  на весь день.   На улице же  циклон с ливнями  и ветрами,  и холодрыга, а телефоны на грани разрядки, а  на обед   одна  пустая гречка… Припасы привозит в уикенд младший сын, а  я как-то расслабилась, не рассчитала  наши аппетиты на свежем воздухе , мы подъели все припасы, вплоть до детских буковок -сухариков и  остатков маринованных огурцов  в  стародавней банке  весьма сомнительного вида. А до ближайшего сельпо несколько кэмэ.Я бы  и пошла со своими скандинавками.Но инк, напуганный  знаменитой   эпопеей с колеей ,  не пускал ни в какую.
Долго вызывали такси: Яндекс  не набирался, один номер оказался  вообще московским, другой назвал приличную сумму, поскольку погонит машину в холостую из Бронниц. Но  что было  делать? Инка надо усиленно питать. Я рискнула  - и не прогадала. Шофер завез меня не в сельмаг ,а в цивильную Пятерочку, терпеливо ждал у входа , домчал  с  сумищами  к самому домику. И сумма оказалась куда меньше названной..Главное, успела! А то старшой уже   отправлял младшего к нам   вечером  из Москвы, в пробках…
Некоторые переживания сочетались   с некими бытовыми неудобствами.  На окнах большого  дома  не оказалось сеток: комары и мухи  жили  тут  на приволье, и если на первых  хорошо действовали  наши аппаратики, то откормленные жирные цокотухи, непрерывно жужжа и садясь на все подряд, не боялись  вообще ничего .Они устроили в бывшем  штурвале мушиное гнездо- хорошо,  не мышиное!-  которое я, ходя за ними со шваброй, плотоядно разорила.  К исходу второго месяца я уже хорошо понимала знакомого дяденьку, который везде  ходил с мухобойкой, побивая черных вредительниц  прямо  у себя… во дворе.
Но   все  это такие мелочи по сравнению с акварельными рассветами, которые я хоть краешком наблюдала  из своей северной светлицы, и живописными панорамными закатами, которые мы часто  смотрели с реки. С  двойными дугами радуги в промытом ливнями небе. Дважды - по две радуги кряду! Находила цветные концы справа и тут же теряла слева. ..С облачной страной редкой красоты, мощи и стремительности. Она жила по своим законам, меняясь калейдоскопом  каждый день, час, минуту. Полюбив легкий бег облаков с детства  (это все, что у меня было в бедной растительностью южной Туркмении),  я с удовольствием прочла, что и  у  эстетичных японцев небесная  страна входит в список главных "любований".
Солнце редко садилось среди ясного неба.Тучи  шли стеной, как пешие войска на приступ крепости , летели лихими уланами, перегораживали небо почти идеальной  серой линией, неожиданно приоткрывая  среди  косматого воинствеамаленькое голубое оконце. «Редеет  облаков летучая гряда…»Умри, но лучше не скажешь...
В КП с травами боролись истово, брея налысо дворы и улицы вдоль заборов.А   это была первичная трава, степная, коренная,   она снова прорастала белыми  головками ромашки, синими – цикория, сиреневыми – клевера, пушилась  высокими желтыми колосьями.Ни лебеды, ни другой  какой сорной травы  - только колоски и цветы. Зато сразу за дорогой замер строй огромных безобразных борщевиков. Точно орки, они смотрели на поселок в ожидании удачного  момента  для нападения. Но степь хранила  поселок от опасного кочевого соседства.
Злые ветры с юга и  юго-востока не утихали неделями , словно  тоже привет издалека – все  от  той же Орды. Наш забор трещал и шатался как мог. Сосед  Сергей рассказывал, что как-то в сильный ураган заборы попадали волнообразно по периметру всего КП. «Во избежание» находчивый инк укрепил наш  обыкновенными плечиками для платьев.
Шар Че Гевары  исправно зависал за рекой или над  лесом на рассвете и на закате. Мне  как-то приснилось, что  он приземлился на нашем дворе, мы спешили запечатлеть его поближе, свешиваясь, чуть  не свалились с балкона, а бородатый капитан еще и показательно проделал в воздушной корзине сальто…
Тренер восточных единоборств показывал комплекс ци-гун  для инка. А пока суть  да дело, я осваивала его  сама,   затерявшись в высокой дворовой траве. Инку, второразряднику  по шахматам, больше нравилось обыгрывать сыновей и невестку, попутно объясняя им  тонкости игры. В последней партии с младшеньким  они подозрительно  долго молчали, пока тот, еще не веря своему счастью  (как Одноглазый в «Золотом теленке»),  не объявил мат непобедимому отцу. Бывают чудеса на свете…
Пора  домой, в наши благословенно теплые   осенью края. А я  даже привязалась к этому кусочку замосковской земли с почти нетронутой природой и гонимыми стадами облаков…

                                                                                                                                                                                    Ирина Крайнова


ЛЕТНИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВБЛИЗИ ЦИВИЛИЗАЦИИ.В небе


                       
                           ДОМИК У  КОЛОМНЫ
. Глава 3, воздушная 
В детстве моим  любимым писателем был Жюль Верн. Привлекали не его технические озарения, а увлекательный сюжет,  захватывающие географические подробности,   смелые, веселые, умелые герои. Веяло  здоровой романтикой неглупых и энергичных людей. Романтикой века, «фетиширующего» науку,   пока не знающего  о ее разрушительных способностях .Прочла всего писателя   в многотомном издании благородного серого цвета.

Открывалось  оно первым, по сути,  романом французского фантаста  (предыдущий забракован издателем) «Пять  недель на воздушном шаре». Некий доктор Самуэль Фергюсон, член Географического общества Лондона, вместе со слугой Джо и другом Диком Кеннеди отправляется в путешествие по Африке на воздушном шаре, наполненном водородом. Своего рода альтернатива «теплошару» -  изобретению братьев Монгольфье. В конце 19 века полет на монгольфьерах считался более опасным, чем на «водородных шарах», о чем наш техничный фантаст  был  хорошо осведомлен. 
История же воздухоплавания началась с двух отважных французов еще  за сто лет  до  того. Не все знают, что и у них были предшественники. В 1306 году в Китае придворные фокусники и пиротехники изготовили небольшую лёгкую сферическую оболочку и, наполнив её дымом,  выпустили в воздух. Почти через пятьсот лет (1782 год) братья Жозеф и Этьен Монгольфье, наблюдая за плывущими облаками, решили  создать искусственные. 19 сентября 1783 года    во дворе   королевского замка в Версале  воздушный шар взмыл в воздух, унося в своей корзине первых путешественников - овцу, курицу и утку.  И  пролетел 4 км за 10 минут. Для его наполнения потребовалось 2 пуда (32 кг) соломы и 5 фунтов (2,3 кг) шерсти. В ноябре   на монгольфьере поднялись Пилатр-де-Розье и маркиз д’Арланд. Стартовав в Булонском  лесу, шар перелетел Сену  и приземлился на холме Бют-о-Кай  среди ветряных мельниц. Народ  приветствовал  пилотов как национальных героев.
Мечта полетать ,как персонажи Жюля Верна или хотя бы   - Николая Носова (помните знаменитый полет и  двустишье Цветика: «Лечу в  тумане, словно в сметане»?) живет  нас с детства. И  родители нашего Гномика ее однажды  исполнили. Оказывается, все Подмосковье накрывает сеть клубов  воздухоплавания. Во второй половине XX века монгольфьеры вернули былую популярность. Лёгкие и огнестойкие материалы, специальные газовые горелки с баллонами сделали тепловые аэростаты  более надежными. Появились даже солнечные шары. Любимый писатель  и тут впереди планеты всей.  У него герои  еще в позапрошлом веке научились  не выпускать газ ,  не сбрасывать балласт и  при  этом путешествовать очень далеко.
«MONгольфьер» в Коломне красного цвета,  с изображением кубинского флага и портретом вольнолюбивого Че Гевары. При хорошей погоде на нем катают круглый год. Однако погода здесь   не отличается хорошим поведением даже  летом. В  тот день был  приличный  ветер, и дождь пытался идти.  К вечеру все вдруг  стихло, горизонт сверкнул  широкой светлой  полосой, точно  кто-то  оттер его  от  туч и от  влаги.
Пообещав вернуться через полтора часа,  наши взрослые дети отчалили в сторону Коломны… Поездка растянулась на все три. Мы  и  Полик устали высматривать в небе темный  круглый силуэт ( обычно  он появляется над нашим КТ на закате).И когда  я и дедушка наивно надеялись, что гномичьи мама и папа уже подъезжают к дому, чтобы сменить нас, они нам прямо из шара позвонили: летим, мол, смотрите! Гномик  не оценил всей торжественности момента и разразился возмущенными воплями. Мы  тогда еще не  были с ним достаточно  знакомы  и  спать укладывать  не очень умели. Это потом Гномик взберется  на бабушку, как на горку, испытующе посмотрит  в упор умными синими глазками и, успокоившись (можно доверять!) уснет тут же, мгновенно. А пока мы  дружно его успокаивали и  немного бурчали  на родителей.
Но  те как бы  ни при чем. У аэростата нет  единого места старта. Капитан,  закаленный воздушный волк, выбирает удобную площадку за несколько часов до полета (может быть и центр городка,  и окраина ,и поля), сверяя курс с МЧС и  получая  добро на вылет  - там все очень  серьезно…
 А ребята вернулись такие счастливые! При них накачивалась и оживала легкая шаровая шкура,  превращалась в тугой, набитый ,огненный внизу , мешок, в живое , рвущееся в небо существо.Летели невысоко,  временами едва не касались верхушек елей –можно было дотронуться рукой. Парашюты? Спасжилеты? Ремни безопасности?.. Мешки с песком для облегчения веса-  вот и все … Зато они дождались  жалованного дворянства, еще  и титульного. Получили дипломы, удостоверяющие, что  отныне  они граф и графиня такие-то. Это вам  не комар чихнул!   Традиция   якобы исходит   от Людовика  XVI и первых полетов,  уравнивая отважных воздухоплавателей с особами знатного  рода.

Прочла , что в Рузе клуб воздухоплавания «Ветер свободы» еще круче. Аттракцион «Высота»  поднимает в небо аж на полтора километра. Проходят  спортивные состязания российских и иностранных команд из Польши, Литвы, Японии.Можно научиться  управлять аэростатом..А для парашютистов спец аттракцион «Шарпрыг»…Нет, все же  хорошо, что  мы не в Рузе, а около Коломны. Мне экстрима  и так хватало .Я бы близко к этим огненным  шарам… Собственно, никто  и не звал.
                                                                                                                                                                                        Ирина Крайнова

ЛЕТНИЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВБЛИЗИ ЦИВИЛИЗАЦИИ.На реке

Облака 1.jpg   ДОМИК у КОЛОМНЫ. Глава 2, водная 2

Отра река маленькая, но с течениями, водными и подводными.Всего-то 32 км длиной, бассейн - 223 км². Сравните с гигантом речного мира – Волгой, длинакоторой 3530 км, бассейн: 1 360 000 км².А тут смешные размеры, спокойный равнинный характер, всего  два притока, причем  один безымянный.Но с голубого ручейка и Волга начинается. Отра впадает в Москва-реку, та в Оку, Ока в Волгу,   наша красавица катит  уже свои широкие воды в Каспий...
Речушка полна желтых кубышек,  покачивающими своими упругими лепестками в самых неожиданных местах. Рыбаков  не меньше – все  на надувных лодках. Неизвестно, пройдет ли по такому «мощному фарватеру» моторка или судно посерьезнее. Однако рыбка здесь водится,  и щучка даже, что подтверждают кружащиеся   чайки и частые круги на воде.
Понтон уходит в глубину, потому  никакая ряска   пловцу не страшна. Речка цветет, но умеренно, ветер  каждый день несет зелень  то к Москва-реке,  то  от нее . Зависит,норд или зюйд на повестке  дня.Пока я упражняюсь в разных стилях на середине узенькой Отры, сын с невесткой  поочередно   бороздят ее  просторы на своем судне. Нарядное,ярко-алое ,  слишком длинное для  этой крохотной речушки, оно  легко скользит и вверх, и вниз по течению.
Грамотно называется sup surf board. Переводится как «стоя с веслом». Очень популярно сейчас в мире, особенно  на Западе.
Рассказывают, что такой сёрфинг зародился на Гавайях, когда жители островов в погоне за туристами , подхватив  большие доски и весла, увозили  их подальше от берега. Сап-сёрфингу  посвящаются  специальные каналы, сообщества, порталы , школы. Им можно заниматься при полном отсутствии волн, плыть  против течения, при этом работают все мышцы тела.
Впервые «сапистов» яувидела на Лазурном берегу, в лучшей его бухте  -Вильфранш Сюр-Мер.По зеркальной  ее глади скользили , играя веслами мадам -месье любого размера и возраста.
А теперь мои мальчишки избороздили всю Отру.  Старший придумал кататься вдвоем с женой , кинув нам с инком коляску с бесценным гномиком по имени Полик, который с недавних пор    поселился у нас в доме. Надо отдать ему должное: вначале Гномик  терпеливо сидел в коляске, даже не слишком дрыгая ножкой,   милостиво разрешая себя развлекать.Скоро  ему  это надоело и он по обыкновению  запросился на ручки.Там провел некоторое время, постепенно накручиваясь.Ну не могут гномы возрастом в 10 месяцев усидеть  на месте! Я пустила его (ее) в почти свободное плаванье по скамейке. Родители все  не появлялись... Крепко ухватив  мои скандинавские палки и попутно сломав мои  очки  от солнца, Гномик умудрился просунуть ножку между досками сидения. Это мне живо напомнило, как у ее такого  же прыткого папы однажды застряла головка  среди прутиков кроватки, и мы с бабушкой намыливали  маленькому папе  уши – чтоб проскользнула. Главное в такой момент   - не запаниковать и   не напугать малыша.Инк сделал с точностью  до наоборот, и пока я вытаскивала крохотную  ножку , Гномик  успел огласить окрестности  оглушительным криком.  Родители моментально объявились! Вот какие милые  водные аттракционы припасла  для нас нескучная Отра.
                                                                                                                                                                             Ирина Крайнова, 9 августа


Сап.jpg

ФЕДИНСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ МУЗЕЙ. Выставка участников поездки на юг Франции






МАГИЯ МЕСТА: ОТ ХВАЛЫНСКИХ ГОР ДО ЛАЗУРНОГО БЕРЕГА
В литературном музее им. Федина открылась выставка саратовских  художников-участников поездки  на юг Франции по местам импрессионистов и постимпрессионистов «Магия места: от Хвалынских гор  до Лазурного берега»
Ни для  кого  не секрет, что Русский серебряный век живописи зародился на Саратовской земле. Имена художников  Виктора Борисова-Мусатова, Кузьмы Петрова-Водкина, Павла Кузнецова, Петра  Уткина, скульптора Александра Матвеева – это  имена  наших великих земляков. Согласно теории Льва Гумилева, пассионарность,   она  отмечается «появлением в ограниченном ареале большого числа людей со специфической активностью (пассионариев), способных к сверхусилиям, сверхнапряжению». Наши художники начала прошлого века    стали «пассионариями»  Русского Возрождения, создателями саратовской школы живописи.
И Петров-Водкин, и  Кузнецов, и  Борисов–Мусатов, получив серьезное академическое образование, ездили во Францию и    испытали  там  сильный эмоциональный «удар» от знакомства с  импрессионизмом и только набирающим силу постимпрессионизмом. Они  сумели нащупать свой путь в искусстве, но мощный  творческий импульс  от   прекрасной Франции  все же получили. Какой именно?
Это  предстояло  узнать группе художников из школы пластического формообразования заслуженного  художника России Владимира Мошникова,   отправлявшейся на  пленэры  Лазурного берега.  Согласно Манифесту, составленному когда-то двумя молодыми талантливыми   лидерами  «хвалынского движения» Павлом Маскаевым  и Владимиром Мошниковым,  самое важное для них  «пластическая организация художественного произведения» и «создания в нем  особого поэтического мира, построенного  по законам гармонии  и красоты». Проще говоря (цитирую искусствоведа Валентину Бородину из  статьи о  творчестве Елены Мальцевой),  им достаточно «десять взглядов на холст, один на палитру, полвзгляда на натуру», и    «непосредственные впечатления претерпевают… преображение».
Преображение – самое точное и емкое определение  творчества мошниковцев. Уже больше 30 лет  они проводят августы в Хвалынске, среди округлых меловых гор, стройных могучих сосен, на берегу широко разлившейся здесь Волги.  Окрестный пейзаж рождает особое  художественное видение. «Красота и гармония» оживают   на бумаге и холсте. И вот осенью  прошлого года, после «очередного Хвалынска», группа   саратовских художников  едет   на юг Франции, в Прованс. Туда, где бывали Огюст Ренуар и Клод Моне, Анри Матисс и Поль Сезанн, Пабло Пикассо и  Марк Шагал, Хаим Сутин и Пьер Боннар.
На Лазурный берег  отправились мошниковцы Елена Мальцева, Светлана Лопухова, Ольга Гудкова, Александр Ульяничев, Алена Черемисова, Наталья Полуконова, Светлана Четверухина, Анна Мельникова, Елена Игошина, Виктор Котов, Александра Каспранова, Татьяна Кубанкина, Людмила Решетникова, члены их семей и   культурный обозреватель Ирина Крайнова. Благодаря  объемному, разработанному  до деталей «артплану» (его составила со своим  научным  подходом к делу организатор поездки  профессор Полуконова) за 10 дней удалось  увидеть очень много. Побывать в Ницце  в музеях Матисса и Шагала, в «городе фиалок» Турет-сюр-лу и  в  Сен-поль-де-Вансе, на могиле Шагала,  в Капелле четок Матисса в Вансе и  в Кань-сюр-Мере, где в тени старых узловатых олив  раскинулось имение Ренуара – его последний приют. И–  в  соседнем карликовом государстве Монако, а   кто-то  еще успел   доехать  до Канн и посетить музей Пикассо в Антибе.
Жили  художники в живописнейшем  городке Вильфранш-сюр-мер,  в чудной, защищенной от всех штормов  бухте невозможно лазурного цвета.  Пленэры   на берегу, «под небом голубым»,  или  на горных улочках, откуда открываются захватывающие   панорамы  Средиземноморья и  Приморских Альп… Магия места  буквально  окутала   художников. Как  их великие русские  предшественники, как   когда-то гениальные французы,  добравшиеся, наконец,   из серого дождливого Парижа  до ослепительного солнца  и  сияющего моря, ученики Мошникова   получили  ощутимый «удар» светом и цветом.
В те дни в  центре Ниццы (где  так много соотечественников)  открывалась Русская театральная школа. Основала ее выпускница  нашего СаТИ, актриса, педагог Наталья Кокушкина. Там  преподают   русский язык  и литературу  еще две саратовчанки  - Алина Безродни и Светлана Сурженко. С их помощью удалось устроить творческую встречу  с  саратовскими  художниками. Они провели мастер-класс  для учеников  Школы и   показали экспресс-выставку работ,  написанных  за четыре  дня на Лазурном берегу. Еще без рам и паспарту, разложенные  на столах и  на полу, как где-нибудь  на просмотрах в Хвалынске, полные солнца, цвета и энергетики юга, эти  картины и рисунки   очень понравились посетителям и педагогам-художникам Школы.
Динамичные   цветовые «мозаики» Елены Мальцевой и  светлый ветер,  веющий с    холстов Светланы  Лопуховой, мягкая переливчатость пастелей Ольги  Гудковой и стройная законченность  миниатюр Александра Ульяничева.   Очень разные техники Виктора Котова и  нежный мазок,  глубокий колорит Светланы Четверухиной.   Волна Натальи Полуконовой, написанная с  добавлением морской воды, - она словно движется, набегает на берег…
Теперь  все  работы участников поездки   закончены, оформлены, появилось  много  новых  произведений. Часть из них   представлена  на выставке в литературном музее им. Федина. Солнечным светом,радостью бытия, всеми красками щедрого сентябрьского юга наполнили свои произведения вернувшиеся из «лазурного рая» художники. Импульс, который дал им Прованс,  преобразился, переплавлавился в новое художественное пространство, по-прежнему длящее  мусатовско-кузнецовскую  линию.
Как говорит  лидер движения,Владимир Александрович Мошников, все  в мире повторяется.   В начале прошлого века наши художники отправились учиться   новому искусству во Францию и -  сумели  найти свой путь  живописи. Теперь  на французских пленэрах побывали  продолжатели  традиций  саратовской школы.  И «продлили линию через себя и свои ощущения» между   миром европейского и русского    постмодернизма. Через сто  лет.
                                                                                                                                                                                                 Ирина Крайнова
P.S. На  открытие  выставки в тесные залы музея набилось множество народа. Картины разместили в трех залах  на временных стендах среди основной экспозиции.
Говорил  о продолжении традиций хвалынцев  и создании новых  основатель движения   Владимир Мошников.Рассказали  о своих ярких впечатлениях  участники поездки Светлана Лопухова, Елена Мальцева, Светлана Четверухина.Организатор ее Наталья Полуконова вспоминала , как ее почти утопический  замысел воплотился в жизнь. Актер   и художник Павел Никитин поздравил с   такой серьезной выставкой и подивился, как нам удалось выжить и  даже сдружиться в очень  непростых бытовых условиях. Теплые слова услышали  и наши  художники ,и автор дневника путешественника  Владимир Игошин от  «русской француженки» Луизы Московской. Меня  так совсем заворожила облачная страна Мальцевой, ночной город Четверухиной, таинственное свечение Гудковой...


Магия места 199.JPG

ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОРОТЯСЬ . ФИЛЬМ о нашей одиссее на Лазурный берег



                   В КРАЮ ЛАВАНДЫ И  МОРСКОЙ ЛАЗУРИ

Уже  почти полгода прошло, как мы вернулись из поездки в Прованс по местам французских импрессионистов и постимпрессионистов.
Но до сих пор сохранилась в Воцапе наша группа, которую создала Алена Черемисова - для контактов в поездке, на непредвиденные случаи - и назвала Французы. Художники размещают здесь свои новые картины, фотографии, пишут о скорой выставке в Фединском музее. А недавно Виктор Котов, видеооператор и видеограф, познакомил со своим почти 40 -минутным фильмом про наш арт-тур во Францию.
Это  талантливая и серьезная работа, снятая  с  большой любовью к стране и ее прекрасному народу, к  французской  истории, архитектуре, живописи, как к прошлому Франции, так и  ее настоящему . Живое  дыхание La France мы ощущаем в дуновении легкого бриза и в лазури моря ,в качании парусных лодок у прича
ла и в серебряной струе фонтана с мифологическими существами, даже в крошечной табличке с номером дома в обрамлении изящного цветка…

Автор фильма смело меняет ракурсы , динамично  монтирует кадры . Камера  мгновенно переносит из бухты Вильфранш-сюр-мер,  где разложили свои краски и палитры саратовские художники,  в невероятно голубые воды  Ниццианского побережья, в  тенистый парк с источниками минеральной воды, на Блошиный рынок с его очарованием антиквариата, в Старый город с  почти сходящимися домами, с  чудесным   фиалковым мороженым на площади и лавандовым  благоуханием в фирменном магазине, где даже мишки  нежно-лиловые, в тон  соцветиям королевы  Прованса.
Мы видим одного такого, прижавшегося к круглолицей, симпатичной Светлане Четверухиной. Они чем-то очень похожи. И вот уже на экране горная страна - мелкие городки Альпийского приморья. Белоснежная часовня Матисса и притаившееся за узловатыми оливами имение Ренуара, южный дом Пикассо и скромная могила Шагала – простая плита, с несчетными камушками поклонников.
Пленительны вечерние съемки, где в золотистом свете от уличных фонарей причудливо выглядят старые стены, ясно  проступает их первозданная мощь и сила, вышина и древность. И наш большой длинноволосый Саша рисует не свет, а тьму: чернильно- черную ночь и море, которое хоть и не Черное, но тоже, витийствуя, шумит.И все это на фоне неповторимого,щемящего, будоражащего французского шансона. Виктор сделал и экспресс-вариант фильма, четырехминутный. На вернисаже выставки мы  увидим полную версию.

Приведу отзывы художников -«французов» на его чудесную киноленту:

Ольга Гудкова. Спасибо  за фильм. Снова окунуласьв солнечную атмосферу нашей поездки и еще  раз прожила лучшие моменты путешествия.

Елена Мальцева.Начала смотреть, точно, сразу  попала в атмосферу  нашей поездки,в лазурный воздух и ясный свет…

Алена Черемисова.Виктор,это шедевр! Как ты смог собрать воедино столько интересных ракурсов, переходов, музыка, атмосфера…! Спасибо  тебе  за такой труд.

Светлана Четверухина.Какой классный фильм! Светлый, трогательный… такая ностальгияяяя! Виктор, ты мастер, настоящий художник. Спасибо!

Александр. Виктор, огромное спасибо  за работу! Теперь можно  летать во Францию, когда захочешь.

Елена. Фильм впечатлил, всколыхнул все чувства, рожденные нашей чудесной поездкой. Оказывается, так много впечатлений,а всего-то- 10 дней творческого счастья.

Алена. У него  даже рыбы поют в такт музыке

И  - резюме автора:

Виктор. Да, есть  такое. Подпевают  немного в океанариуме.Спасибо всем  за приятные слова, поездка действительно была запоминающейся и полна отличных  эмоций.Люблю свою  работу, и рад, что смог сохранить наш Artтур не только в нашей памяти

                 Merci,Виктор. Vive la France !

                                                                                                                         Записала Ирина Крайнова




ССЫЛКИ НА ФИЛЬМ Виктора  КОТОВА:
https://yadi.sk/i/cYAMTOVbF2hOpg ARTтур Франция 2019.mp4
https://yadi.sk/d/R_xj3GM1CTbVcQ ARTтур 2019 (клип2).mp.4 /

Литературно-художественный САЛОН на Шевченко. Вдогонку Нового года



ПЕРЕГРЕВШИЙСЯ МОРОЗКО, ОТМОРОЖЕННАЯ ПАДЧЕРИЦА и все-все-все

Как отметить  сразу все новогодние праздники, если ты  только-только становишься к приему гостей пригодным?
Позвать самых любимых друзей – самых добрых, веселых и верных, собрать  праздничный стол вскладчину, как водится в литературно-художественном  салоне «У Кобзаря», но чтобы все  самое- самое вкусное  (ничего, что мандарины слегка отмороженные и  играют в «бродилку», у нас  Падчерица  вообще  чуть ли не отморозком оказалась!). В качестве  бонуса -  поручить  им доукрасить елочку (хотела маленькую, а мне 31 декабря  привезли  до
потолка,  и где  я  достала, туда и повесила  игрушки) верхушкой, фонариками и дождиком. По многочисленным просьбам - дорассказать о  нашей поездке во Францию, сделав акцент  на Монако, где нас  единственный раз  за все время  пытались обмануть и обсчитать. Не вышло!..Провести по традиции викторину…
Вы знаете, сколько Наполеонов правило в разное время  в разных странах?  И откуда пошло выражение :«бежать, как Мопассан  от Эйфелевой башни»?А  что означают цвета французского флага,в чем сходство и различие с нашим флагом?...
Стоп, по части  составления викторин, а точнее, логических  загадок ,у меня появился серьезный конкурент – младшеклассник Ваня Лапшин. Тот не поленился написать на бумажке  каждому взрослому математическую задачку на соображение  и по очереди вытаскивал нас  из комнаты , проверяя наше IQ. После  слегка выпитого и обильно съеденного, да после   стольких дней ничегонеделания...наш IQ был  невелик, и никто особенно  не стремился  обнаруживать  его перед ребенком. Наконец,  Ванечка польстил молодой пенсионерке, что  она  из нас самая юная, та напрягла свою хорошенькую  головку… и решила головоломную  задачку.Виват-виват-виват!
Однако Ванечка кровожадно жаждал проверить   "на вшивость" абсолютно всех , и  если мы тотчас  не выходили с ним в соседнюю комнату  выл белугой, обнаруживая недюжинный темперамент. Я поинтересовалась у мамы Оли, чем  еще нагружено ее чадо, кроме школы? Одна спортивная секция и один вокальный кружок? Мало-мало-мало, ему бы три секции  и  пять кружков кряду!...
Ванюша  сполна отмстил всем взрослым, когда мы в финале  разыграли сказку «Морозко» ,и ему поручили  роль тихой смиренной Падчерицы.Наша Настенька была  настоящей  бунтовщицей против молодящейся Мачехи и зрелой красотки Марфушеньки. Она скакала  на швабре, как на боевом коне, с криками носилась   везде , ползала по- пластунски  по  полу и так всех достала, что бессловесный Отец (Юрий Лапшин) водрузил доченьку на плечо  и  без коня и телеги сам  поволок   подальше в чащу  лесную. Настенька , оставленная под елочкой, не смирилась и все  норовила ухватить дедушку Морозко
за ногу а может, и куснуть ее!) .  Дедушка (Николай Дубовов) и так шибко страдал  от «европейского варианта» зимы,  то и дело  обмахиваясь веером,  вдобавок  сильно  мучился от зубной боли, даже щеку себе повязал.
Мачеха была у нас  еще очень  бодрая (Ирина Дубовова) и, исполнив танго страсти с отцом Настеньки, сама  направилась  в  зимний лес  с душенькой –Марфушенькой.Чтоб уж  ежели богатство , то  с гарантией.   Сильно перегревший  на слабом морозе лобик Морозко никого морозить  не стал, и вообще   вдруг...  взял Марфушеньку себе в жены. А для крикливой Настеньки женихов  не сыскалось .Тут и сказочке конец...Думаю, такому скорому   финалу сказки больше всего обрадовались мои соседи слева и снизу. Все нестройные крики и сильные стуки из нашей квартиры  тут же  прекратились,  все стали мирно расходиться, даже  притихший Ванечка, взявший с меня официальную расписку, что я  не загляну на  ту сторону  листа, пока не решу его   хитрую  задачку.
Вот  так весело, разнообразно   и со вкусом ( надеюсь!)  мы встретили Новый год...
P.S. Ваня, спешу  сообщить  тебе, что я решила твое "нерешаемое уравнение", но по-своему(!), чуть  повернув в  одном месте плюс и превратив его... в  знак умножения.

                                                                                                                                                        Ирина Одесская


Литературно-художественный САЛОН на Шевченко. Встреча... с французским прононсом

  AU REVOIR , MES AMIS!

Октябрьское заседание литературно-художественного салона  «У Кобзаря» было  не совсем типичным.
Народ  пошел  куда даже раньше назначенного срока. И - сразу к компьютеру, где у меня в папке- почти 1000 снимков  нашей «поездки века» - вытянутый, с наклоненными галереями аэропорт Де Голль -  второй  по пассажиропотоку  в Европе, похожий на старинный пассаж вокзал в Ницце, наш отель с сотами-балконами, вольно в нем расположившимися, мелкие  городки приморских Альп с узкими горловинами улочек, пленительная лазурь морских просторов… Пейзажи городские и природные, люди, машины, вывески, витрины, щедрая зелень  юга, богатый плодами базар. Не имея сильного  объектива, снимала  все,  на чем  остановился взгляд,  что привлекло внимание…
Гостям-художникам интересны окрестные виды  и музеи  - Шагала, Ренуара, капелла Матисса. Артистов заинтересовала Русская театральная школа, открытая в Ницце  осенью. Остальных  -  вообще  все мои  путешествия по земле Гюго и  Ронсара.Поэтому  мы  начали встречу с конца:  не уселись сразу за стол дубовые, за скатерти бранные, а пошли смотреть фотографии и буклеты  о прекрасной Франции. Потом, конечно, была застолье,  обильно пирогово-растительно-фруктовое  (отмечали и мой день рождения, пропущенный из-за поездки). Вспомнили и приключения красного чемоданчика,  и  забастовку французских транспортников, и  мои плутания по горам, по долам,  и первые удачные   (и менее успешные) попытки  общения с населением.
Я действительно , благодаря курсу Дмитрия Петрова по Культуре, ничего  не  боялась: нагло бормотала французские слова и фразы,и меня даже понимали(!)… иногда, и  всегда  - великодушно переходили на anglaise, который у меня на фоне francais выглядел почти как «беглый разговорный».
Описав подробно  красоты Ниццы и  нашего Вильфранша-сюр-мера, Ванса и Сен- Поль-д-Ванса, Кань-сюр-мера и Турет-сюр-лу,  не  успела  еще рассказать о  цитадели Святого Эльма  и  памятных мест Монако , закончить   вечер традиционной викториной. Было слишком поздно,  Юра Лапшин благородно развозил всех  далеко живущих. С меня взяли слово, что в следующий раз я свой рассказ закончу. Всенепременно! Пироги и чай, «древнегреческое» Колино  вино в «амфоре» ждет вас toujours Au revoir!
                                                                                                                                                                                 
Ирина Одесская

ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОРОТЯСЬ . Между Францией и Францией



                      ЧЕРЕЗ ПАРИЖ, ПРОЛЕТОМ .       Часть 5
Ни границы, ни таможни. В этот день  у нас  по плану карликовое государство – Монако, между Францией и Францией,
основанное генуэзцами , пережившее за  почти 800 лет довольно бурную историю. Монако по соседству, следующая станция электрички  - как не заехать? Но  мы снова поехали   на автобусе-  по Светиной прихоти ( ну, не любит  она  ж/д!), а я устала таскаться везде  одной и поминутно что-то  спрашивать  на двух языках. Хорошо, мы с Леной Мальцевой . Леночка разумная, и  английский знает.
Была у меня мечта  отправиться в Лигурийское море (  между Монако, Генуей и  Корсикой  находится именно  оно) на катере, но слишком дорогая поездка,к тому же надо  долго  идти до порта ,и  не факт, что  свободные места еще  будут. Ладно, сядем  на  автобус. Водитель почему-то взял с меня  два евро, больше других. Или нет у меня в лице достаточного почтения к царствующему в Монако  дому Гримальди?
Где нам  выходить, чтобы  сразу идти к крепости, узнала дорогой  у мулатки, используя французские и английские слова. Она  мне  даже  расписание автобусов дала.
Поднимаемся  в гору по красивой, из цветного кирпича  дороги,   где на плоской вершине скалистого утеса,  в 60-ти  метрах над уровнем моря ,  высится Княжеский дворец ,   когда-то - средневековая  генуэзская крепость. По легенде,   генуэзцы захватили находившуюся здесь монашескую обитель  еще в XII веке , коварно переодевшись в одеяния служителей церкви. О чем напоминают   мрачноватая скульптура в капюшоне на  княжеском дворе и монахи с оружием  на гербе страны. Дворец считался одним из самых роскошных, хотя и был  разграблен  в  годы Французской революции .
Вид   на бухту  сверху, с лесом мачт (на днях здесь проходила  большая парусная регата) , на   скалистые предгорья живописен,  однако много  жилых зданий современных, ничем  не лучше наших унылых девятиэтажек. Но есть и старинные улочки с веселыми южными фасадами.  И  сам дворец, окаймленный старинными сторожевыми пушками и  рослыми пиниями, весь   золотистый в солнечных лучах, с нарядными  барельефами и  высокой белой фигурой вышагивающего караульщика, очень  хорош.
Он с башнями,  и  если на одной из них белый флаг с красным (цвета рода Гримальди), значит,  представитель  самой маленькой конституционной монархии  у себя дома , после длительного  отсутствия в самое жаркое время.
Дюжие  карабинеры проверяют паспорта и запускают  небольшими группами во дворец, где часть помещений  открыта  для просмотра. Очень   нарядный внутренний двор, с мозаикой,  пышной зеленью, живой  бегущей водой. Во дворце апартаменты,  украшенные в стиле Людовика XV,  комната Наполеона, где много  его личных вещей, галерея античных бюстов.В каждом зале  - большой фотографический портрет Грейс Келли , сделанный именно здесь, - матери  правящего монарха и  - звезды Голливуда, успевшей за   свою недолгую карьеру получить Оскара и сняться в трех фильмах  короля ужасов  Хичкока. Белокурая красавица сфотографирована в  коротком пышном платье с крупными цветами. Наряд тут же, в экспозиции.
Культ Келли  здесь так велик, что и видеогид  по залам дворца  - она, своего рода  «лицо Монако». Читала статьи о ее не очень понятной гибели за рулем и прозрачные намеки на «проклятие рода Гримальди», где якобы  не было счастливых   венценосных семейств . Кому ж  не известно,  что  династические браки  заключаются  отнюдь  не  на небесах…
Гигантские пинии Княжеского двора ограждены, точно памятники , каменными лавочками.  За  казармами карабинеров – вход в старый город, уже привычно узкий и извилистый. Именно там покупаю мешочек лаванды и полотенчико   (сильно потом понравившееся mon mari) – вещицы, вышитые вручную. Выбираем летнее кафе  и заказываем все ту же пан-банью. Девушки -  с курицей, я с сырой ветчиной, как сообщает меню. И получаю… что-то вроде хот-дога, он  точно  со слоем ветчины и сыра, но без зелени и  без овощей. Явно  не салат нисуаз, который так любят провансальцы, и  никак не лучшая пан-банья побережья. Ницца победила с большим отрывом.! К  тому  же, воду, которую совершенно бесплатно  здесь включают в меню и приносят в узких металлических кувшинах, хитрый потомок генуэзских пиратов «бутилировал» и толкнул  нам  за шесть евро, сделав вид, что  не понял, чего я от  него  добивалась. Ну да Бог с ним. Все  хотят кушать пан-банью с маслом.
Мы  спускаемся со скалы   тропическим парком со многими экзотами и  входим в  кафедральный собор невиданной  высоты.   Купол с мозаикой теряется  в поднебесье,  множество богато изукрашенных статуй, мраморный алтарь, усыпальницы княжеского  рода. Узорные витражи  слабо видны из-за гигантизма постройки.   Зато только здесь  автомат выбивает медали с Мадонной и гербом Монако. Это собор Мадонны Непорочного зачатия.
Но вот мы у музея и института океанографии ,  второй цели нашего путешествия в соседнюю страну. Тоже  «огроменный» ( у маленькой  страны, видно,  тяга к гигантизму), с атрибутами водной стихии. Вон и  осьминожек  в виде скульптуры.
Тут случается,наконец, то,   о чем меня так  долго предупреждали заботливые mes fils и mon mari .Нас  пытались  обмануть! Нет, сумок у нас из рук  не вырывали,  приобнять  не старались  ( есть  и такой, тыща первый  способ отъема денег на искушенной юге). Подбежали две сильно  спешащие  девушки и на чистом русском  языке стали предлагать билеты в океанарий: они  уже  не успевают,  билета три,  им надо   уезжать  -такая жалость. Мы со Светой протянули  по 8 евро, у Лены с  бумажка в 20. Тут заминка  и вышла. «Соотечественницы»  неправильно  отдали сдачу. Лена насторожилась и – сразу вернула им билеты. Мы сначала  не поняли , почему.  Девушки растворились, мы купили билеты в кассе и убедились, что обмануть доверчивых  посетителей очень легко:  контрольный корешок  не отрывается, а просвечивается специальным устройством. Если б нам только впарили использованные билеты, мы бы проглотили . но пытались еще    и обсчитать!
Мне  долго потом казалось, что  меня вдобавок   обокрали. До тех пор, пока я-  тогда я  поняла,  куда  утекают  здесь деньги.
В  океанариуме можно  ходить часами. Рыбок словно окунули  в гуашь: канареечно –желтые,  чисто голубые,  оранжевые, красные;  или в белила ,  или - серебрянку. А сколько  фантастических форм –  похожие на древние морские чудища,  плоские,  как тарелки, пестрые,  совершенно слившиеся с морским дном ,  с цилиндрической, будто вопреки всем законам логики, перпендикулярно туловищу головой.  Какие витрины с медузами, особенно хороши маленькие, кружевные , фигурные.
С крыши  вокруг открывается широкая панорама.  И там  живут черепахи. А мы спустились  в музей, созданный в честь основателя института океанографии – принца Альбета, настоящего  героя Жюля Верна – ученого  аристократа., отважного  мореплавателя и первооткрывателя. Приборы и устройства его корабля  столетней давности  напоминали сбывшиеся мечты  капитане Немо. Одно время научный институт возглавлял знаменитый Жак Кусто.
Мы уже не пошли  к казино, хотя  оно и культовое.  На Лазурном берегу вообще игровая зона,как-то вечером  мы поднялись к своему ,в Вильфранш-сюр мер,и увидели горящие люстры  внутри , манящие своей роскошью– целые архитектурные сооружения.Света в зеленом платье «от кутюр» изображала дама ,выигравшую миллион.А проигравшую миллион не хотела  бы  увидеть?... За одним , как правило,  следует другое,  мало  кто может вовремя  остановиться.
Осталось  найти остановку автобуса в обратную сторону –и дело в шляпе. На  площади я опросила человек десять  - никто  не знал,  тоже туристы.Наконец, месье с маленьким белым пудельком,  уютно сидевший  на высокой музейной лестнице,  поднялся и дошел  до охранника, тот   хотя бы указал  нам направление движения.
Внизу мы снова его, направление, потеряли.Я устала спрашивать и метаться на  своих  не идущих уже никуда   ногах. Села  обессиленная на «неправильной» остановке, пока Леночка  искала правильную . Страну Монако покинули  незаметно -   среди  таких  же темнеющих гор  и бегущих за нами   сверкающей гирляндой уличных огней, как во Франции. Пора  бултыхнуться в наше теплое море, смывая усталость долгого  дня. Что мы  и сделали, едва выйдя из автобуса. Вода  не остыла и в восемь вечера...
                                                                                                                                                                                         Ирина Крайнова