Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

СаТИ - Академдрама. Американская трагедия



                     В ОКЛАХОМЕ  ЖАРКОЕ ЛЕТО
Август,юг, закрытые окна, отключенный кондиционер.
И по такой жаре -   несчастный случай с отцом семейства. Дети, внуки, родственники  неохотно съезжаются в дом – запущенный, душный, заваленный ненужным вещами -  откуда каждый из них бежал  не оглядываясь.И где по-прежнему неуютно, неудобно, тоскливо  - нелюбовь иссушила все вокруг.
«Август: графство Осейдж» - пьеса  современного американского  драматурга Трейси Леттса. Удостоена Пулитцеровской премии,     с грандиозным успехом шла  с 2008 года на Бродвее. По словам Чарльза Ишервуда, «самая значительная американская пьеса, поставленная на Бродвее за последние годы». Вот еще одно восторженное высказывание: «Бьюсь об заклад, вы еще не видели такой несчастной во всех отношениях семьи. Но в то же время, это - невероятно  занимательная и трогательная история, густо насыщенная характерами и событиями. «Август: графство Осейдж»- сага о семье из Оклахомы, переживающей период своего апокалипсиса».
Неточный перевод: в Штатах не графства, а округи. Сильно  «трогательной»  эта история  мне не показалась, когда я читала длинную сагу о пьяницах и  наркоманах, токсикоманах и  педофилах, кровосмесителях  и нимфетках с признаками нимфомании. Неплохой букет, верно? Очень хочется  потом … хорошенько вымыть руки. Недаром Леттс - поклонник жесткой драматургии Теннеси  Уильямса. Мои же ощущения  от прочитанного ближе к Горькому, которого американский драматург вряд ли   читал.   Тяжелые пьесы   о  развале семьи , о   «раковой опухоли» уходящего  поколения  – «Последние», «Васса» и  т.д.

В земные страсти вовлеченный,
я знаю, что из тьмы на свет
однажды выйдет ангел черный
и крикнет, что спасенья нет...


И все же… все же  в «Августе» есть свет, слабый, едва пробивающийся, но свет. Добровольно, тихо   уходит из жизни  профессор, писатель и поэт Беверли  Уэстон, переживший свою славу, свою  любовь , любовь своей большой семьи. Добры и порядочны оба Чарли,  слабовольные, нехваткие , но  - умеющие  любить.Чарли старший, догадываясь, что сын  не  от  него, никогда этого не показывает,  постоянно защищая неловкого парня от нападок   не слишком умной матери.Красива, горда, справедлива Джонна (в других переводах Джоанна) – девушка, которую Уэстон ввел в дом за несколько дней  до самоубийства.
Индианка  незаметно преображает   «мертвый» дом, наводя в нем порядок, оживает и  годами молчавшая плита на кухне. Манящий запах яблочного пирога доносится   оттуда.
Именно Джонна спасет  сильно  уж  спешащую жить  14- летнюю Джин  от домогательств Стива.
К счастью, эта  неприятная линия пьесы   отсечена рукой постановщика спектакля Макса Стрелера. Стрелер (его имя перекликается с другим – великим  театральным именем) – известный столичный режиссер, он делает свою сценическую редакцию «Августа» и ставит его со студентами заслуженной артистки России  доцента Эльвиры Данилиной на Малой сцене Саратовской академдрамы.
Сокращения объяснимы  - соображениями времени( текст  очень  большой),  актерскими ресурсами (Джин и Чарли старший,с которым постоянно выходит  на связь его  жена  Мэтти Фэй, существуют  лишь «онлайн»).  Однако есть   и  иная логика в «купюрах»,  недаром в подзаголовок спектакля  вынесены слова матери семейства-  онкологической больной, лекарственно зависимой,  уже  и с галлюцинаторными явлениями.

Но   Вайолетт не сломлена, в отчаянном поединке двух  разлюбивших  она сильнее (Диана Архипова).Муж Беверли ( в постановке  не появляется)  в прологе  пьесы   произносит ключевые слова: «Как сказал старина Берримен, «мир постепенно превращается в место, где я больше не хочу находиться».  Вайолет спорила с ним при жизни, спорит и сейчас.  Вот слова женщины и матери , на ком    еще  держится род людской:  «Всем нужен кто-то рядом!». И со своими  онкологией ,токсикологией ( кстати, она сумеет взять себя в руки!)  мать будет жить, останется в опустевшем доме  после артналета  всех трех   дочерей, их мужчин,  агрессивно  настроенной сестры Мэтти Фей( Алина Хакимова) . И  останется  не одна – с ней мудрая   немногословная Джонна (Вероника Наумова), предсмертный подарок Беверли неблагодарному семейству.
В пьесе женские роли очерчены ярче, интересней, явный матриархат  чувствуется  и  на сцене. Убедительные образы создают три сестры: старшая Барбара, когда-то любимая дочь, которую отец  прочил в писатели (Елизавета  Тюменцева),  фатально невезучая в любви Айви ( Анастасия Анисимова) , точно  такая  Карен, слепо поверившая в  счастье в 40 лет ( Арина Семикина – студентка Григория Аредакова).Мужчины  симпатичны, хотя  слабее  (кроме Стива,  чьи «скелеты» здесь  не раскрыты, но …пощечина женщине за весть, что  она ждет  от  него ребенка...о, этого вполне достаточно!).
Билл потому и уходит от своей красавицы жены, что  она давит  на него и  на дочь.«Ты страстная, но жестокая. Ты хорошая, порядочная, остроумная, ты потрясающая женщина, и я тебя люблю, но жить с тобой невозможно!». Борясь с лекарственной зависимостью матери, старшая дочь ее унижает и  оскорбляет,  потом,  извинившись, делает  это снова и  снова. Она убежит из этого дома опять,  как , впрочем, и   остальные.  Скорей всего, попробует  вернуть «потерянную» дочь. Заставит задуматься поездка в «родовое гнездо»   и  Мэтти.
Здесь нет привычного американского хэппи энда. Вполне состоятельная жизнь,у  каждого  университет за плечами (а многие там и работают), отец  был известный  писатель, море книг вокруг  и   -  полная непруха, по-русски говоря. Леттс выражается  яснее : «Знаешь, эта страна всегда была похожа на бордель, но, по крайней мере, оставалась хоть какая-то надежда. А теперь это просто полное дерьмо…И ведь никто даже не заметил, как это случилось. Эта страна – эксперимент под названием «Америка», этот мыльный пузырь – что за жалкое зрелище»…  Мы  не найдем  этих слов   в спектакле. Возможно, как  предполагают сестры,  горькие слова отца больше относились  к их семье ,чем к стране, к  их прежде  богатому дому в Похаске,от которого осталась  одна только  жалкая тень.
Но   мать  снова говорит эту фразу, что «нужен кто-то рядом».  Надежда есть, Стрелер ее сохраняет. Побеждает больная, но «железная леди», а не  ее средняя дочь, которая гибнет, как Эдип, из-за цепи роковых совпадений,  изо всех сил  оправдывая себя:  «Мне надоели мифы о семейном единстве и сестринских узах. Мы все – просто люди, и некоторые из нас случайно оказались генетически связаны». Полусумасшедшая, наполовину уже в другом измерении , Вайолет знает, что  это  не так. Вместе выживешь и в самом безумном мире, в одиночку  скорее погибнешь.
Сценография Юрия Наместникова скупа , лаконична, она  добавляет  свои краски в полный запустения  мир  семьи Уэстона. Картонный мир.   Коробки, из  них  вырезаны  абажуры, люстры, дешевая одноразовая посуда… Коробка  и "карточный" домик семьи, как макет выдуманной жизни. А  в  финале в нем вдруг   появляются  крошечные  огоньки.

Но простодушный и несмелый,
прекрасный, как благая весть,
идущий следом ангел белый
прошепчет, что надежда есть...


Сложный драматургический материал взял к постановке  курс Эльвиры Данилиной.  И ребята справились.
                                                                                                                                                        Ирина Крайнова



САРАТОВСКАЯ АКАДЕМДРАМА. Два спектакля - "Сошедший с поезда" и "Правила поведения..."




              СОШЕДШИЙ С  РЕЛЬСОВ
На дальней станции сойду/Трава по пояс/И хорошо с былым наедине/Бродить в полях, ничем, ничем не беспокоясь…
Как раз «ничем не беспокоясь» не выйдет.Время романтиков безвозвратно ушло
И  если пришла
вам охота сойти с поезда на полустанке, где мелькнет за окошком красивое молодое  лицо… не факт, что она не замужем,  что   нет у  нее детей, ревнивого и крайне вспыльчивого мужа.  Едва ли  жизнь в этой васильковой синей тишине похожа на «потерянный рай».
Сошедшему с поезда в ироничной пьесе Алексея Слаповского   еще повезло, что случайная  его знакомая  и ее муж Роман не принадлежат к спивающейся  русской деревне . К тому же  -  Лариса умна и порядочна, и    поджидает своего, хоть потрепанного жизнью принца (на  нарочитом  языке мужа, «поэтому ты и сидишь там все время – чтобы какой-нибудь фраер к тебе прицепился»).   Она дождется     его и   самых важных для женщины   слов: « Я сошел не потому, что захотел все бросить, я – к тебе сошел…Поедем со мной. Или останемся, все равно». Впрочем, это ничего не изменит.
Премьеру «Сошедшего с поезда» в Саратовской драме  (известный драматург сам ее и поставил) я пропустила – куда-то уезжала. Посмотрела сейчас, и как-то она у меня сошлась с другой  драмовской премьерой: «Правила поведения в современном обществе» по пьесе Жана-Люка Лагарса от блестящего французского актера Станисласа Рокета (видели его в двух спектаклях).
Казалось бы, что  общего? Полный неожиданных поворотов, увлекательный сюжет Слаповского (мастер он  на такие вещи),  его запутанный любовный треугольник, к финалу ловко превращенный  в «квадрат», и   - прочитанный комически французский учебник этикета, написанный аж   в 1898 году. - Лагарс  использует подлинный  текст . «При всей видимой несценичности   - и  некой  абсурдности !  - он содержит бездну юмора и возможностей для  режиссерских находок и актерских импровизаций». Так   писала я зимой .  Мои ожидания  меня не обманули.
Пятеро превосходных  актеров - Виктор Мамонов, Любовь Воробьева,  Игорь Баголей, Татьяна Родионова, Дмитрий Кривоносов - и студентка Анастасия Белова, разделившись на пары, забавно  и  лирично разыгрывают  сценки (именно сценки, это   не читка в лицах)  рождения, крещения, сватовства, вступления в брак, свадебные юбилеи, смерть,  как бы иллюстрируя не строгие правила  « бонтона», а некую Книгу жизни. Где с тонким французским юмором оговаривается все, вплоть  до сроков траура («за два месяца до окончания восстанавливают регулярные five-o-clock tea, устраивают ужин, идут на концерт, насвистывают в ванной»).    И где заключительные слова книги  звучат   более, чем оптимистично: «И так никогда не перестанет происходить».
Люди  не перестанут  рождаться, жениться, умирать и - регистрировать свое состояние. Но через 120 лет  они   делают все несколько иначе. «Трудно представить себе молодую девушку, во всяком случае, я на это надеюсь, которая отправляется ужинать наедине с мужчиной, желающим на ней жениться»,  - глубокомысленно замечает автор  старинной книжки.А  нам-то сложно вообразить девушку,  что отказалась бы отужинать с женихом тет-а- тет. О других ее  «уступках»» тактично умолчим.
Однако   не  все    безнадежно устарело в   правилах позапрошлого века. Совсем без них  нельзя . Общество себя непременно  упорядочивает .Государство,  армия, законы, правила, регламентация,  обязанности, наконец. Что есть охвативший  все слои  гражданский брак, как  не  бегство от обязанностей, конец семье, распад вековых  уз?..
«Сошедший с поезда» и с привычных  рельсов жизни Антон-Анатолий -его тонко играет Александр Каспаров- даже имя свое «потерял»  в дороге ( закадровый голос самого Слаповского поет  странные песни о сне наоборот, где "с рельсов  не сходили поезда").Конечно, он  сильно увлекся Ларисой, (удивительно нежная и   внутренне гармоничная героиня   Татьяны Родионовой).И  когда никто уже   не вяжет  ему руки-ноги, не держит под стражей,  не стреляет из ружья…  не сразу  уйдет   он   из лесной избушки.Но -  уйдет , « и …обратный скорый-скорый поезд растает где-то в шуме городском»…
А она, желанная она пройдет "чуть левее, наискосок". Здесь все, что ему  хотелось :  дивный воздух, прекрасная женщина, к   нему потянувшаяся, покой и  воля... «Антон. А если я останусь? Лара. Не надо. Антон. Ты бы хотела? Лара. Господи, при чем тут – хотела бы, не хотела бы! Ты знаешь, что не надо, и я знаю, что не надо!»
Не надо - и все. Ни одна звезда не отклоняется от своего пути. Мы твердо помним  это со времен  пленительно-грустной «Безымянной звезды» в постановке Александр Плетнева (и фильма
Козакова)... Нет,есть, есть  еще женщины в русской литературе . Не часто, но  попадаются. Тянет   к ней героя  -  ан нельзя! Почему? Не надо. Что сталось бы с онегинской Татьяной, уступи  она домогательствам зрелого Онегина? Что  хорошо   показывает другой классик по другому поводу. Уж  как любили друг друга Каренина с  Вронским, как любили!.. Героиня Родионовой  - из той же череды: страстных,  прекрасных,несчастных.
К тому же ее муж куда интересней  приклеившегося    к нему ярлыка «спортсмен-неудачник». Рефлексирующий герой Александра Фильянова проживет целую сценическую жизнь: от недоверия к пришельцу и  собственной жене,  к дикой  ярости,  спрятанной под маской издевки, через   жестокие испытания, которым он  подвергнет  «парочку» -  и себя! – к своего рода   катарсису, осознанию  чистоты его женщины. Оттого –его последняя , отчаянная попытка удержать ее, посеяв семена  ревности. Образ   «лесного брата» -серьезная победа актера галковской школы.Пьеса закольцована,  в конце герои обмениваются точно такими фразами, но за  привычным ворчанием мужа  уже иная подкладка.Они семья - сегодня   поняли.
Бывают странные сближенья. В веселой постановке Рокета , где пластические  пассажи персонажей чуть не смешней самого текста (хореограф Алексей Борисов),  за  всеми ужимками и оговорками  про  золотую свадьбу ( «даже если союз  не был счастливым, пятьдесят лет отмечают в любом случае»;  «они прижимаются друг к другу, это все, что им остается»), в финале мы  видим  трогательных стариков в исполнении Виктора Мамонова и Любови Воробьевой. Последнюю их взаимную заботу…
Я еще ничего не сказала о работе художника. Чудодей Юрий Наместников создает картонный мир  героев Слаповского, где  все понарошку - дорога, дом, вещи,  любовь, в которые они  только играют. И оживляет его, придавая объем  строениям  и предметам, когда игра  героев может обернуться трагедией.  В книжный же   мирок, ограниченный правилами  Лагарса, художник-постановщик, напротив,  вдохнул  жизнь, соединив несоединимое: лампу рудокопа и витой подсвечник, граммофон с пышной трубой и жестяную кружку…    Центр мироздания  - фолиант с  медной застежкой,  тот самый учебник хорошего тона.
Не знаю, убедила ли я вас в необходимости хоть каких-то правил поведения в обществе, но  без них -  никак. Без них    назад, в      промискуитет.И что-то мне помстилось в этих двух постановках о вечных ценностях - в такой вот иронической оболочке. Однако, положа руку на сердце,  кроме самих авторов , кто точно знает , о чем  это они?..
                                                                                                                                   Ирина Крайнова, фото с сайта театра и автора